Я поднял руку вверх. Небо скрыло солнце, но я всё равно зажмурился. Мне так хотелось.
Не было дела до капающей слюны из полуоткрытого рта. Абсолютно наплевать было на прохожих смотревших, на меня как на умственно отсталого. Хотя я и был таковым.
Почему они так уверены что я ущербен? От моего поведения? Но чем оно хуже? Это же естественно когда слюна выпадет изо рта.
Романтика это бред. Колтыхаясь как, маленькая травинка на ветру, я побрёл через улицу. Почему они так кричат? Красный свет? Но ведь это ж не красный, а зелёный…
Конечно, иногда становилось страшно, когда я понимал, что от меня нет ни какой пользы. Но потом приходило спокойствие, когда я задумывался, для кого бы нужна была эта польза. Для людей? Нет… люди это ошибка. Их просто не должно было быть. Зачем? Что бы так постепенно, но уверенно изгадить всю землю, на которой мы живём? Я ненавижу себя за то, что я человек.
Серый мегаполис приходил в упадок. Я знал, что лес где-то есть, но я ни когда его не видел. Мне нужно было туда попасть, и я просто шел, вперёд зная, что когда-нибудь дойду.
Хочется плакать.
Я хотел, есть, я понимал это. Вернее пищи требовал организм, я же сам не чего не хотел. Мне нужно было в лес. Дальше от этих выученных глупым правилам людей. Дальше от этих запретов и установок. Дальше от предрассудков – туда, где мы должны были быть. Я уходил от системы.
Сумасшедшим быть хорошо. Сейчас я захотел окунуться в воду, и на секунду остановившись, я поплавал в море. Открыв глаза, я вновь побрёл вперёд.
Детвора что как туча комаров пристала за мной, всё пыталась выпросить у меня что-нибудь. Они думали у меня есть деньги. Но денег у меня не было. Один из них уже догадался, что нечего не получится. Мальчуган подбежал к мусорному бачку и вытащил от туда пустую бутылку из-под пива.
Я знал, что сейчас он её бросит. Бросит в меня. Он целился в лицо.
Я закрыл глаза, мне хотелось побыть на луне.
Оказывается, кратеры не так красивы, они внушают страх. Но бывали и маленькие, их я мог перепрыгнуть с одно раза…
Висок очень сильно болел. Красный, медленный ручеёк капал с подбородка.
Впереди оказалось шоссе. Машины, словно заколдовынные волчки, кружились по кольцевой дороге. То и дело они проносились возле меня. Они поднимали в воздух много воды, задевая лужи у обочины. Грязь и камни летели во все стороны. Я промок. Шагнув на асфальт, я услышал сигнал. Опять им всё не так. Я пошел дальше. Сигналов стало больше. Сзади что-то громко стукнулось. Наверное, один из водителей не справился с управлением. Я почти перешел огромное полотно дороги. Раздался визг. Я хотел посмотреть на темноту. Я закрыл глаза.
- Что ты ещё там делаешь? – спросила она.
- Просто путешествую – ответил я.
- Зачем? Ты же видишь, они не любят тебя.
- Мне всё равно, когда-нибудь всё будет как прежде…
Очень болел бок. Я очнулся недалеко от дороги, валяясь в кустах колючек. Три ребра были сломаны. Становилось холодно.
Я поднялся с земли и понял, что сломана ещё и нога. Я посмотрел в даль и увидел деревья. Много деревьев, а перед ними огромны луг. Лес.
Я побежал. Сквозь все остальные дороги. Не обращая внимания на громкие маты водителей и рев автомобилей. Город уносился проч. Я знал, что теперь смогу быть счастлив. Я хотел туда в эту зелёную чащу, в которой мне будут рады. Сразу после дороги была небольшая речушка. Я уже зашел по пояс в воду, когда понял что проплыть не смогу, если речка будет глубокой. Нога ныла всё сильнее.

На дне тоже было красиво. Но я не мог больше идти. Воздух кончился, а нога окончательно перестала слушаться. Рыбки удивлённо наблюдали, как я пытался всплыть.
Я хотел походить по облакам. Я закрыл глаза…

Посвящается брату