«Новогодняя сказка»
Авторы: Айлин, Лиара
Персонажи принадлежат: Леголас – Дж.Р.Р.Толкиену, Оксана – нам.


За окном мягко опускаются снежинки. В комнате, таинственно потрескивая, горят свечи. Около нарядной елки стоят с бокалами шампанского в руках девушка и молодой человек. Любой, увидевший эту пару, непременно решил бы, что они замечательно подходят друг другу: статный сероглазый блондин и стройная кареглазая брюнетка. В серых глазах, как в зеркале, отражается пламя свечей; в карих, словно в шампанском, поблескивают задорные искорки…. Бьют куранты. Молодые люди не отрывают друг от друга глаз, и вот во время последнего удара часов их губы соприкасаются, от сладости мгновения кружится голова….
Все вокруг закружилось, и Оксана, покачнувшись, не удержалась на табуретке. Девушка попыталась схватиться за что-нибудь. Чем-нибудь оказался провод от гирлянды, которую она вешала на ёлку, стоя на злополучной табуретке. Сделав невероятный пируэт, Оксана все-таки удержалась на коварном предмете мебели, в руке у девушки была зажата гирлянда, на конце которой болтался явно уже не дееспособный переходник.
- Ну вот! Переходник сломала! И кто производит эти дурацкие гирлянды, не подходящие ни к одной нормальной розетке?! Неужели мне ещё и в магазин сейчас бежать придётся?! – мрачно вопрошала девушка, обращаясь к себе. – А всё твои глупые фантазии, Оксана! Ну сколько можно мечтать об этом?! Что за детская вера в сказки? Будь реалисткой, иначе будешь страдать! – заверяла она сама себя.
Некоторое время девушка разрывалась между двумя альтернативами: идти в магазин 31 декабря, в шесть вечера, когда праздничный ужин на одну персону не приготовлен, ёлка не доукрашена, да и гололёд на улице, или обойтись без гирлянды…, но лампочки так красиво мигали, почему-то навевая мысли о волшебной зиме в сказочном Лихолесье, а значит и о принце…. «Стоп, стоп, стоп! Ты, кажется, собиралась больше о нём не думать!? Хватит фантазировать, в конце то концов!» - мысленно одёрнула себя Оксана, проверяя почту на сервере. Индикатор новых сообщений мигал цифрой 13!
- Опять какой-нибудь спам…. Да, вот точно, рассылки, рекламки, открытка, предложение подписки…. Стоп, открытка! От кого?
Девушка так торопилась открыть сообщение, что нажала не на ту кнопку мыши и чуть не удалила его. Но вот спустя две минуты («Дурацкий модем!») оно открылось. «Дорогой юзер, наша почтовая служба рада поздравить Вас с Новым Годом и пожелать исполнения всех Ваших желаний….»
- Чёрт!
Окно почтового сервера было безжалостно закрыто, по инерции закрылось и второе активное окно – с форумом Хеннет Аннун.
- Чёрт!
Оксана вырубила компьютер и направилась в прихожую, попутно сдёрнув с дивана шарф, отчего с громким «бум» на пол свалился увесистый томик Сильма.
- Чё… Ан нет, не буду три раза подряд упоминать такое, мало ли. Лучше «млин»!
На кухне было включено радио:
«Дорогие радиослушатели, мы открываем наш новогодний Презент на «Европе плюс». Всех с Новым Годом, в честь этого праздника наше радио исполняет мечты! Звоните! Автора самого оригинального желания ждёт исполнения его грёз!» – вещал бодрый голос из радиоприёмника.
- Ну да, как же, может попробуете исполнить моё желание? – буркнула в ответ девушка, выдёргивая шнур из розетки.
Натянув пальто и обмотавшись шарфом, Оксана вспомнила, что в тапочках зимой – это не слишком нормально, и наклонилась за ботинками на гофрированной подошве, но они, как назло, оказались насквозь мокрые. Пришлось натягивать сапоги на шпильке, которые она держала, так сказать, «на выход».
На улице и правда был гололёд. То есть не совсем «голо» - лёд был слегка припорошен снежком, что лишь усугубляло ситуацию. Пройдя два квартала и два раза чуть не упав в обморок от разорвавшейся поблизости петарды, Оксана добралась до магазина со всякими хозтоварами, правда уверенности в обнаружении там нужного переходника у неё не было. Но девушке повезло. Она без проблем и даже со скидкой приобрела нужный агрегат. «Впервые за день удача улыбнулась, аж не верится! Возможно, всё будет не так уж плохо, ничего такого ужасного не случилось…» Но тут её мысли прервал хлопок и собственный громкий вскрик.
- Ай! – вот уже второй раз за день мир закружился, а когда он успокоился, девушка могла созерцать его сидя на…кхм…пятой точке.
Внезапно что-то загородило Оксане обзор, и было резко отброшено.
- Вы могли бы просто отказаться от помощи, зачем же сразу ломать предложенную руку, - послышался слегка обиженный, но при этом насмешливый голос.
Девушка вздрогнула - такой приятный тембр. Колебания, создаваемые им пробежались по нервам и кольнули сердце. Оксана подняла глаза: над ней стоял молодой парень, на вид лет двадцати-двадцати двух, в бежевом пальто чуть выше колен; широкий светлый шарф был небрежно переброшен через плечо. Ветер трепал распущенные светлые волосы чуть длиннее плеч, светлые глаза искрились смехом и излучали доброжелательность. Он весь как будто светился изнутри, ясно выделяясь на фоне домов, окутанных вечерним сумраком. Оксана жила не на Невском или Большом, ослеплявшими своими Новогодними огнями и вывесками, а на тихой улице рядом с Авророй и Петропавловской крепостью. Фонари и большая часть праздничной иллюминации ещё не зажглись, поэтому было уже темно.
- Предпочитаю принимать не только руку, но и сердце, - буркнула Оксана. Парень не отреагировал - то ли не понял сарказма, то ли просто решил проигнорировать. Он всё также стоял, слегка наклонившись и протягивая ей руку. Это, как показалось Оксане, выглядело, словно насмешка над ней, нерешительной дурой, всё ещё сидящей на холодном снегу. Однако гордость не позволила девушке принять помощь, и она упрямо начала подниматься сама.
Выглядел этот самостоятельный подъём довольно неуклюже: мешали каблуки, лёд, коробочка с переходником. Молодой человек явно усиленно пытался придать серьёзное выражение лицу и не прыснуть от смеха. Но, как известно, упорство и труд всё перетрут. Оксана была почти в вертикальном положении, когда нога вдруг соскользнула, и она вновь полетела на землю. Маленькая коробочка вылетела из руки, которой девушка пыталась ухватиться за воздух, естественно не слишком результативно. Каблук зацепился за цепочку бордюра, который теперь вместо привычного паребрика отгораживал тротуар от проезжей части. В ступне что-то хрустнуло. От боли и страха Оксана даже вскрикнуть забыла, дыхание перехватило, на глаза навернулись слёзы.
Внезапно сильная рука подхватила девушку, помогая удержать равновесие. Боль слегка отпустила и Оксана, почувствовав, что упасть ей не дадут, обрела, наконец, дар речи.
- Сними, снимите с меня скорей этот дурацкий сапог, - девушка сама попыталась дотянуться до молнии, но вторая рука спасителя остановила хрупкую ладонь.
- Не стоит, нога распухнет, будет только хуже.
Уверенность, прозвучавшая в голосе, вызывала доверие. - Позволите мне помочь Вам? – Спросил парень, протягивая Оксане коробочку с переходником, которую он ловко поймал на лету. Девушка лишь кивнула в ответ и тут же оказалась поднятой в воздух и бережно прижатой к груди.
- Ты, верно, живёшь поблизости, раз пошла в магазин, одевшись так легко? Как лучше пройти к твоему дому?
- Ты что собираешься нести меня всю дорогу? Зимой, в гололёд? А если ты меня не удержишь, или поскользнешься или устанешь, я ведь не пушинка.
Парень лишь улыбнулся в ответ, понимающе, сочувствующе и слегка насмешливо. Оксану это почему-то успокоило, и она стала показывать дорогу. Через восемь минут они уже были у подъезда. Только тут Оксана осознала ситуацию: она ведёт к себе домой незнакомого человека, да ещё и такого странного. Спаситель, как будто почувствовав сомнения девушки, вопросительно посмотрел на неё:
- Что-то не так э...
- Оксана.
- Нога болит сильнее?
Вообще-то девушка почти забыла о ноге. Она не знала, как он умудрился так быстро, но осторожно её донести.
- Спасибо большое
- Аа.. Александр.
- Саша, но дальше я дойду сама, тут всего пара пролётов.
В серых глазах промелькнуло попеременно удивление, понимание и лёгкая обида; ни намёка на злость, укор или негодование (что выдало бы, по её разумению, преступные намерения, будь он маньяком), девушка не заметила.
- Да, конечно, - Александр осторожно поставил девушку на ноги, поддерживая, пока та не оперлась о стену. Оксана обернулась, намереваясь поблагодарить своего спасителя, но как только дополнительная опора в виде рук Александра исчезла, нога её заныла с новой силой, ступить на неё не было никакой возможности, захотелось завыть от боли. Саша будто бы почувствовал это. Мимолётно взглянув Оксане в лицо (в серых глазах отразилась её боль или девушке показалось?), он опустился на колено и осторожно провёл рукой по щиколотке девушки, затем поднялся, всё ещё поддерживая Оксану повыше локтя. Боль вновь отступила, единственным напоминанием о ней теперь служили дорожки слёз, которые, испаряясь на зимнем ветру, пощипывали щёки.
Девушка подняла глаза на Александра, сжимая его руку, в страхе, что он отпустит ее, а боль вернётся вновь, и обомлела. От него исходило сияние! Не может быть! Он, правда, был подсвечен каким-то внутренним светом. От мелькавших теней и бликов, создаваемых возносящимися в небо тут и там мини салютами, создавалось ощущение призрачных крыл, колышущихся за его спиной, белокурые волосы разметались, образовав вокруг головы сияющий ореол. «Ангел. Ты ангел. Передо мной сейчас ангел», - больше никаких мыслей в голове не осталось. Но тут Оксана поймала взгляд своего спасителя, взгляд, полный заботы, доброты и любопытства. Он как будто пытался понять, почему она так смотрит на него, каким его видит.
«Нет, ты не ангел. Ты слишком живой. А ангелы, они не живут», - эта мысль одновременно обрадовала и расстроила девушку.
Александр, вновь почувствовав перемену её настроения, заговорил, но на этот раз в голосе не было и тени насмешки, только беспокойство и уверенность.
- Я понимаю, у тебя нет причин доверять мне, даже если я поклянусь, что у меня и в мыслях нет ничего плохого, - только сейчас Оксана заметила, что они давно перешли на «ты». - Так вот, ты вовсе не должна приглашать меня к себе, я могу просто помочь тебе добраться до квартиры, хотя придётся вызвать врача: не стоит оставлять без внимания вывих и растяжение. Или, если боишься пускать меня в подъезд, я могу отнести тебя в больницу, Первый Медицинский институт здесь не далеко, одна трамвайная остановка, но можно срезать по дворам….
Оксана чуть не рассмеялась. Она с самого начала была ужасно грубой, отказывалась от помощи. Да ведь она даже спасибо ему так и не сказала! А Александр встаёт перед ней на колено (на улице!), успокаивает и вновь предлагает помощь, вернее это выглядит скорее, как просьба позволить помочь ей! «Может быть, всё же ангел», - подумала она, внимательно вглядываясь в серые глаза, мерцающие в темноте.
- Какая же я грубая! Прости. - Оксана опустила глаза. - А по лестнице я, и правда, сама не поднимусь. Ты мне поможешь?
- Конечно, - улыбнулся Александр и снова подхватил девушку на руки.
Легко поднявшись на нужный этаж, парень, к огромному удивлению Оксаны, без труда открыл ее ключом замок, с которым сама девушка, из-за зимних холодов, нередко справлялась только со второго раза. Не выпуская девушку из рук, Саша ловко скинул в прихожей ботинки и отнес Оксану на диван. Странно, они были знакомы всего несколько часов, но девушка не чувствовала ни малейшего смущения, пока парень помогал ей снять пальто и относил его в прихожую.
Вернувшись, Саша сел рядом с ней и помог снять злополучный сапог. Нога действительно сильно распухла и была неестественно вывернута.
- Вывих, - мрачно констатировал парень. – Очень больно? – В его голосе чувствовалась искренняя забота.
- Очень, - нехотя призналась Оксана.
- Сейчас я попробую вправить, потерпи, - он говорил так уверенно, что девушка даже не стала возражать на этот раз.
- Ой!
- Ну, вот и все, - из голоса Саши исчезли напряженно-металлические нотки, осталась только забота и сочувствие, - Сейчас станет легче, - успокаивающе сказал он, медленно проводя рукой по больной ноге девушки.
И действительно, Оксана почувствовала заметное облегчение: боль уменьшилась.
- Спасибо! Я так тебе благодарна. - Девушка не могла подобрать нужных слов. - Новый год ведь, а я так неудачно упала….
А до Нового года, и правда, осталось совсем недолго, - Саша посмотрел на часы. Было девять вечера.
- Ну, мне, пожалуй, пора….
- Подожди! Останься или, может быть, тебя ждут…да, наверняка, ждут…, - Оксана сама не знала, как у нее вырвались эти слова. Она чувствовала себя маленькой девочкой, выпрашивающей что-то у старшего брата. Щеки ее вспыхнули, но она стоически не отводила глаз от Александра.
- Нет, никто меня не ждет, - Оксане показалось, в его глазах промелькнула тоска. - Просто еще полчаса назад ты не хотела пускать меня даже в подъезд, а теперь просишь остаться? - Удивление, ласковая насмешка и еще целая смесь непонятных Оксане чувств были в его голосе.
- Пожалуйста, давай встречать Новый год вместе?! - девушке хотелось провалиться сквозь землю от смущения, но еще больше ей хотелось, чтобы он остался. И он остался!
- Хорошо, - просто сказал Александр. Он сел на краешек дивана рядом с Оксаной и взял ее за руку, - Это будет чудесный праздник.
Всего пятью минутами позже Саша, поправив гирлянду и подсоединив ее через новый переходник к розетке, вешал на елку оставшиеся игрушки. Он не разрешил Оксане вставать с дивана, поэтому она руководила и развлекала парня историями из своей жизни.
- О, а вот это - мой любимый шарик, - сказала девушка, когда Саша достал из коробки очередную игрушку. - Он достался мне от бабушки.
Вдруг ниточка, на которой крепился шарик, оборвалась и старинная игрушка полетела вниз. Оксана вскрикнула, но Саша, мгновенно спрыгнув с табуретки, поймал игрушку уже у самого пола! Быстро завязав нитку ловкими пальцами, он повесил шар на ветку и, слегка качнув его рукой, улыбнулся девушке.
Оксана смотрела на него широко раскрытыми глазами, в ее взгляде ясно читалось восхищение и недоумение.
- Нитка оборвалась, - словно извиняясь, сказал парень. - Да что ты так на меня смотришь?
- Нет, ничего просто мне показалось…, не бери в голову! - улыбнулась девушка.
Но улыбка получилась натянутой. Оксанин взгляд случайно упал на «Сильмариллион», все еще лежащий рядом на диване. Кажется, Саша не заметил этого взгляда, он потянулся за очередной игрушкой. Оксана вновь напомнила себе, что ее фантазии никогда еще не заканчивались ничем хорошим, но это маленькое происшествие просто не шло у нее из головы! Легкость, ловкость и кошачья грация, с которой Александр поймал шарик, были просто сверхъестественными! Если добавить к этому еще то, как быстро он завязал короткую ниточку на игрушке, и его чудесную способность успокаивать боль, и невероятное неземное свечение, исходившее от него на улице, то…. «Нет! Этого не может быть! Одумайся, Оксана, его не существует!» И вдруг девушке взбрела в голову шальная мысль. А что если….
- Леголас?!
- Да? - парень обернулся, но тут же осекся и замолчал.
Несколько мгновений девушка пыталась поверить в услышанное - настолько это было невероятно. Ее сны, ее мечты вдруг сбылись….
Что было дальше, Оксана помнила, словно сквозь какую-то дымку. Они долго разговаривали, уютно устроившись рядышком на диване. Леголас рассказывал о том, как ему понравился Петербург. А Оксана мечтала побольше узнать о Средиземье. Девушке так о многом хотелось его спросить, что она, сама не зная почему, торопилась, мысли путались, и вопросы с языка срывались самые глупые.
- А Толкиен всю правду написал? А кем он был? Ты ненавидишь Феанорингов? А какая сейчас эпоха?
- Оксана, тебе действительно, всё ЭТО интересно?
- Да, то есть, нет,… то есть мне всё интересно, ты себе просто не представляешь…. Мне хочется побольше узнать. Но, я сама не понимаю, что спрашиваю… прости…, – девушка совсем смутилась и замолкла.
- У тебя нет причин извиняться. – Мягко улыбнулся Леголас. – Я понимаю, что это необычно для тебя. Но, возможно, будет лучше, если ты не станешь больше задавать вопросов? – в любом другом случае Оксана решила бы, что она так достала собеседника, что он не в состоянии терпеть бред, который она несёт. Но принц выглядел так виновато, когда говорил это, он как будто просил не заставлять его, взгляд стал каким-то тоскливым. «Ему больно вспоминать об этом», - неожиданно решила Оксана.
- Да нет, это у тебя нет причин объясняться! Мог бы просто сказать, что не хочешь отвечать на мои дурацкие вопросы!
- Нет, не мог. – Ответил эльф со странной интонацией. Девушка попыталась заглянуть ему в глаза, чтобы понять, о чём он думает, но Леголас опустил взгляд, а потом посмотрел на часы.
Оксана автоматически тоже взглянула на циферблат. До Нового Года оставалось около часа! Девушка бросилась на кухню, нога больше не беспокоила, и Леголас разрешил вставать. В раковине размораживалась курица, которую она собиралась приготовить себе к ужину, а возможно и к завтрашнему завтраку (за один раз целую птицу ей было явно не одолеть). Но теперь Оксана задумалась, уместно ли будет предложить подобный ужин эльфу? Оставшись одна, она успокоилась и поняла, что есть вопросы, которые действительно следовало бы задать, например, едят ли эльфы вообще такую пищу, не вегетарианец ли он, и вообще как он попал в Петербург…. Но она пообещала ничего не спрашивать.
Положив куриную тушку на разделочную доску, Оксана с ножом в руке в нерешительности замерла над ней. Внезапно рука принца аккуратно, но настойчиво освободила нож из её пальцев. Девушка резко обернулась и уткнулась носом ему в шею. Она не подозревала, что Леголас стоит так близко к ней. Не успела она удивиться его незаметному приближению, как вспомнила, что перед ней эльф, настоящий эльф! И она, Оксана, стоит почти вплотную к нему, принцу сумеречных эльфов! Девушка вздрогнула, она уже стала бояться верить в чудеса. Видимо, Леголас по-своему расценил это: принц подался назад, виновато опустив глаза.
- Я…Извини, я просто решил помочь с ужином…и не хотел…то есть не хотел пугать или…
Непроизвольный удивлённый вздох вырвался у девушки, когда она взглянула на эльфа.
- Уши! Твои уши! Кончики ушей, и правда, шевелятся!
Леголас вспыхнул, теперь его щёки и кончики ушей, которые, действительно, слегка опустились, покрывал лёгкий румянец. Оксана не успела осознать, что делает, а тонкие прохладные пальцы уже, слегка дрожа, осторожно прикасались к заострённым ушкам. Теперь уже вздрогнул принц, а девушка резко отдёрнула руку и отступила назад.
- Ой, прости…я не подумала…, я не знаю…, это само получилось…. – Леголас молчал, всё также глядя в пол, тогда Оксана, которая в мыслях себя уже выругала, добавила, - тебе, наверное, неприятно…
При последних словах, Леголас резко вскинул голову, в глазах его промелькнуло непонимание. Он пристально смотрел Оксане в глаза, как будто пытался понять, не пошутила ли она.
Неожиданно принц совершенно спокойно сказал:
- Если ты позволишь, я сам приготовлю ужин? Я знаю несколько блюд из курицы, одно из них как раз подойдёт к Новогоднему столу.
Девушка только кивнула, она уже забыла свое смущение, она вообще обо всём забыла, ведь принц всё ещё смотрел на неё, и она видела лишь бесконечность его глаз, серых, как морская даль, сливающаяся за горизонтом с небом.
И вот ужин готов, стол накрыт, и аппетитная курочка в хрустящей корочке, несомненно, стала его украшением. Комната вся пронизана духом Нового Года, пахнет хвоей и мандаринами, на столе и полках горят свечи. Тут Оксана вспомнила, чего столу не хватает.
- Шампанского нет, - упавшим голосом поведала она в ответ на вопросительный взгляд Леголаса. На что принц улыбнулся и, бросив «Я сейчас!», исчез в коридоре. Через секунду он появился в комнате, победоносно улыбаясь, в руках у него была бутылка шампанского непонятной марки.
- Моё любимое, - поведал принц, откупоривая шампанское. – Оно не слишком крепкое.
Оксана, помня уговор, удержалась от вопроса, так и вертевшегося на языке. Понять, откуда принц достал шампанское, она так и не смогла.
Леголас оказался блестящим кулинаром, по крайней мере, в сравнении с ней. Поглощая ужин, Оксана не уставала осыпать шеф-повара комплиментами, на что принц лишь смущённо пожимал плечами. То и дело девушка украдкой бросала на эльфа взгляды, но почти каждый раз наталкивалась на его волнующие глаза, которые, казалось, неотрывно за ней наблюдают, и тут уже смущаться приходилось Оксане.
Обе большие стрелки приближались к 12. Но за разговорами девушка даже не заметила, как пропустила все новогодние шоу, за просмотром которых планировала провести вечер.
…За окном мягко опускаются снежинки. В комнате, таинственно потрескивая, горят свечи. Оксана и Леголас стоят около елки с бокалами шампанского в руках. В серых глазах, как в зеркале, отражается пламя свечей; в карих, словно в шампанском, поблескивают задорные искорки…. Бьют куранты. Молодые люди не отрывают друг от друга глаз, и вот во время последнего удара часов их губы соприкасаются,… от сладости мгновения кружится голова….

* * * *
Утро застало Оксану лежащей на диване, то есть Оксана встретила утро, лёжа на диване. Она была укрыта её любимым пледом, когда лучик утреннего, вернее, полуденного солнца дополз до её подушки. Девушка потянулась, но глаз не открыла. Она повернула голову к стене, но и там вездесущий лучик не оставил её в покое: он прыгнул на зеркало и, отразившись, вновь принялся дразнить девушку. Потянувшись, Оксана погрозила Солнцу кулачком и медленно села. И чуть было не свалилась с дивана - так резко она попыталась вскочить, когда события первой ночи нового года промелькнули у неё перед глазами.
- Леголас! - позвала она, пытаясь попасть босыми ногами в тапочки. - Леголас! - уже почти прошептала она, забегая на кухню. Принца нигде не было, как и грязной посуды, которая обязана была остаться после их романтического ужина, и бутылки из-под восхитительного шампанского неизвестной марки, которую принц, словно фокусник, волшебным образом извлёк неизвестно откуда. В груди у Оксаны похолодело, где-то внизу живота сжался тугой узел. Она медленно вернулась в комнату, внимательно оглядев прихожую, кухню и даже ванную. Нигде не было ничего, что свидетельствовало о пребывании здесь кого-либо кроме неё. Нога совсем не болела, никаких намёков на растяжение или вывих не было. «Неужели сон?! Всё сон?! Нет! Этого не может быть! Я не хочу верить!» Мысли отчаянно кружились в голове. «Ёлка, гирлянда, переходник, поход в магазин, петарда, падение, встреча с Ним. Стоп, переходник!» Не успев додумать, Оксана бросилась к ёлке. Пушистая зелёная красавица мирно стояла в углу комнаты, сверкая разноцветными шарами, отражавшими лучи солнышка. Гирлянда опутывала ветки, петляя между игрушками. Провод был подсоединён к сети через переходник, (глаза защипало от слёз разочарования), её старый переходник. Девушка включила его - гирлянда вспыхнула множеством мигающих огоньков. Да, вполне исправно работающий старый переходник, без единого намёка на давешнюю поломку!
- Дура! Оксана, какая же ты дура! Нафантазировать такое, да ещё и поверить в фантазию! Да ты умудрилась проспать Новый Год! Что ж, поздравляю, - мрачно завершила она тираду, обращённую к своему отражению в одном из шаров. От её голоса и энергичной жестикуляции (А принц не дёргал бы руками, как взбесившийся пропеллер) некоторые игрушки закачались. Внезапно до её слуха донёсся слабый звон, исходивший от ёлки на уровне её макушки. «Странно, вроде у меня не было никаких колокольчиков среди елочных игрушек», - подумала Оксана, задирая голову и ища глазами то, что могло так мелодично позвякивать. Её сердце глухо ухнуло и, кажется, пропустило один удар, прежде чем забиться в ускоренном темпе.
На ветке, слегка покачиваясь, висел кулончик: небольшой серебряный шарик, вернее шишечка, под каждой чешуйкой которой был маленький хрустальный язычок, отчего и раздавался удивительный тихий звон. Кулон висел на цепочке, которая в свою очередь крепилась к ветке с помощью изящной заколки, украшенной переплетающимися цветами. Но кроме цепочки с кулоном, к заколке был прикреплен небольшой листок. Оксана отцепила кулон и записку, и только развернув её, заметила, что руки её дрожат. Из-за дрожи в руках и слёз, застилавших глаза мутной пеленой, девушке пришлось несколько раз перечитать записку, хотя в ней было всего четыре слова: «Прости. ДО СВИДАНИЯ. Леголас.»