Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Ожерелье. Доброжелательный мир.
форумные ролевые игры > Закрытые форумы > недавно почившие игры > Ожерелье миров
Страницы: 1, 2
Vark
Коридор пару раз свернул, что вызвало некоторые затруднения у Юсаха, и вывел к дверному проему, занавешенному плотной кошмой.
Выйдя вслед за провожатым на свежий воздух, девушки оказались в небольшом тупиковом проулке. Глухие стены трехметровой высоты тянулись вперед по обе стороны метров на тридцать. Там, на сколько позволяла рассмотреть живая помеха тела евнуха, улочка выходила на небольшую площадь с большим богатым домом на противоположной стороне.
- Прошу вас подождать - полуобернувшись сказал Юсах - я должен предупредить охрану. Они такие нерные в эти дни месяца...
Не став ждать ответа, толстяк удивительно поспешно затопал вперед и скрылся из виду.
Десять ударов сердца и на сцену вышло новое действующее лицо... Уже виденная приключенцами темноволосая девушка, только в этот раз снаряженная для боя, неспешно вышла из-за угла и остановилась в начале проулка. Легкий шелест заставил взглянуть вверх: по обоим сторонам возникли силуэты лучников. С десяток, не меньше, и все держали Лею и Лору на прицеле... Шум за спиной, со стороны покинутого только что здания, говорил о том. что и этот путь отрезан...
- Лучше не делайте глупостей. милые чудовища.
Девица впереди улыбнулась и продолжила:
- Наконечники стрел из серебра. Тем не менее, мне приказано вас не убивать, хоть причина такой глупости и непонятна... Вам лучше расслабиться, и попытаться получить удовольствие...
Как же иногда может раздражать простой и искренний смех...
Lea
- Накормили, напоили и спать уложили - Лея смеялась так искренне, что слёзы брызнули у неё из глаз. Она их даже не оттирала.
- Ну.. и что дальше? - насмешливо спросила она у охранницы.
Лее давно уже было ясно, что не купать их ведут. Во всяком случае, не ради этого. Если уж воды не дали, то что вообще можно ожидать от этих доброжелательных тварей? Поэтому она уходя надела свой кожаный доспех поверх серой рубахи, что дола ей Лора. Доспех нуждался в чистке, но расставаться с ним Лея не собиралась.
Loreena
//Сорри, туплю, но я не заметила в какой момент он ушел...

Реакция Лоры была неожиданной. Она улыбнулась и вздохнула с нескрывеемым облегчением.
- О, Милая дева, как я рада, что вы не разочаровали моих ожиданий. Я ждала вас с того самого момента, как только увидела впервые. - Лора подошла к Лее и положила руку на лече. - Что может быть лучьше смерти в доброй схватке. К тому же, я лучьше трижды сдохну чем окажусь снова в каких либо гаремах. - Лора фыркнула. - Ну, дева, где обещаное удовольствие, судя по всему, у вас какие-то особые виды заготовлены.
Vark
Сначала исподволь, но с каждым мгновеньем все стремительней и необоримей на девушек накатывалась сонливость. Даже осознав, что попали под действие чар, сил бороться Лея с Лорой не нашли...
- Гарем? - голос из расплывающегося в ничто внешнего мира звучал насмешливо,- вот уж о чем вам точно не следует беспокоится...
Тьма.
_____________________
Пробуждение получилось мучительным. Не столько физически, сколько морально.
Железная клетка из толстенных прутьев была поделена надвое металлической сеткой. Девушки очнулись каждая в своей половине. Обе лишились как снаряжения, так и всей одежды.
Все вещи находились тут же - в трех метрах от решетки, на каменном полу большой комнаты, в центре которой клетка и находилась...
Два высоченных стражника с обнаженными торсами и каменными лицами стояли у единственной двери. Вооруженные лишь хлыстами, схожие как близнецы, они пристально наблюдали за каждым движением пленниц...
Loreena
Открыв глаза Лора резко вскочила. На миг ей показалось, что она снова очутилась в... Нет, Хвала Семарглу место другое, слишком много света. Лора вздохнула, и поднялась на ноги. Ее, как оборотня ничуть не смущала нагота, скорее это даже было белее естественно. Она осмотрелась. Заметела лежащую в другой половине клетки Лею, судя по шевелению она было живой и невредимой. "От пймаю эту чертову бабу, на ужин пущу, не взирая на все этичекие принципы" Клятвенно пообещала себе Оборотень дабы хоть как-то выпустить раздражение, но реали в виде клетки напомнили о том, что до этого, как да луны - пешком. "Ну ладно, если не выйдет буду ей являться каждую полночь после смерти и пугать до бледного вида и кругов под глазами". Вот с такими мыслями она и стала осматриваться и принюхиваться.

//что чуствуеться?
Lea
Лея открыла глаза. Мучительное пробуждение - это не то слово. Ей захотелось забиться в угол, обхватив себя обеими руками, но доставлять такое удовольствие она никому не желала. "Всё равно уже раздели. И если хотели обесчестить, то уже и сделали. Или сделают." - Лея прислушалась к себе, и к окружающему её миру. - "И остальное сделают. И никто их не остановит." - подумала она, садясь, и внимательно глядя в каменные лица охранников. "Говорить не с кем." - Лея с презрением отвернулась от них. Она осталась так сидеть ожидая что будет дальше. Иного выбора пока не было.
Loreena
Лора внимательно посмотрела на свою "сокамрницу". Судя по всему девушка явно приуныла. "ой как нехорошо!" Подумала оборотень про себя, а на деле подошла к отделявшей их решетке и прошептала.
- Эй, там! Певунья, куда нос раньше времени повесела. Мы вместе, целые и невредимые, а значит еще повоюем. Да и голосок твой с тобой. Спой что тихонечко для души. Про ветер там или просторы вольные. Главное резких движений пока не делай. А там посмотрим. Раз сразу не прибили, занчица для чего-то мы им понадобились. Главное помни, что нас еще попутчики наши ждут. - Лора улыбнулась. Ей самой было странно, что в такой ситуации она чуствовала себя спокойно, исключая конечно мечты о встрече с той девой из коридора, которые навврят ли можно было бы назвать добрыми и мирными. "А может это потому, что скоро все закончится?! Как бы то нибыло, сдаваться я не намерена!"
Lea
Лея улыбнулась немного грустно и, не меняя позы, тихо запела, склонив голову и глядя куда-то сквозь решётки.
Голос её был столь горьким, и столь горячим что мог бы растопить лёд. Даже те, кто не знал слов, могли проникнуться медленной, берущей за душу щемящей мелодией этой песни. а магия барда, да искренняя печаль раненой души Леи, в сотни раз усиливала это воздействие.

"В свою чашку узорную воду налью голубую,
Затворю двери все, и все свечи в светелке задую.
И коснуться воды ничьему взгляду я ни за что не позволю -
Не поможет никто у ворот загулявшему горю.
У окна я не сяду и шить в светлой хате не буду.
Не скажу ничего мимохожему пьяному люду.
Положу на окно ветку сломанной ветром рябины,
Чтобы мир поделить на неровные две половины.
Горе горькое, сядем, родное, с тобой у столешниц,
И нальём мы вина - за несчастных, смятенных и грешных.
И отпустим грехи, и простим и предавших и павших.
И помянем умерших и Божию милостью ставших.
Мы за запертой дверью с тобой побратаемся вскоре
Моё милое пьяное горькое горюшко-горе.
Я задую свечу, а на углях расплавлю другую,
Вылью воск в чашу чистую, в воду мою голубую.
Ой ты, Горе-злосчастие, меня обними, да покрепче,
Положи мою голову на искривлённые плечи,
И на плахе той голову с плеч мне сними, моё горе -
Мы на сотне дорожек с тобой повстречаемся вскоре."



//стихи чужие, но... Каст.
Loreena
В ответ на песню Лора только тихонечко вздохнула. "Ну вот, нехватало расплакаться только", хотя печаль которая затронула душу была светлой и легкой как летний дождь, который не затмевает солнце. Лора прошлась вдоль клетки насколько это было возможно, украткой осматривая прутья решетки и замок (//если он есть, то можно описание). "Можно отсюда выбраться, можно... хотя, есть план на крайний случай, только бы эти двое отвлеклись... А то пяляться как бараны. У, раздаржают!!! И зачем мы им живыми понадобились, а вриантов в голове множество,и все они какие-то неоптиместичные. И спятаться негде. Вот инетересно что будет если клетка пустой окажеться..."
Vark
// Лора чувствует специфические запахи тюрьмы (можно я не буду перечислять). Чувствуется еле уловимый (или скорее сильно заглушаемый) аромат беладонны и других трав. Ваша камера наверняка не в отдельном здании находится. Скорее под землей...
Замок как таковой отсутствует. Верх клетки может откидываться дверцей. Мешает длинный шкворень вбитый в петли. Судя по запаху и темным разводам, петли сначала сильно разогрели, а уж потом загнали металлический прут. Толщина прутьев клетки удручающая.
Vark
Один из стражников дернулся при первых звуках песни. Его мускулистая рука легла на пружину хлыста торчащую из под кушака... Второй громила лишь зыркнул на товарища останавливающе и окаменели оба по прежнему.
Песня звучала под сводами темницы сильно и чувственно, проникая в самое сердце и обнажая там раны кровоточащие... Глаза первого воина вроде как потеплели на толику... Но как можно быть уверенным?
Песня отзвучала. Само воспоминание о ней было раздавлено мрачной тишиной каземата. Но вот - шаги...
Хаив Мейцар, сотник эмирской гвардии, вошел в камеру с мрачной решимостью. В неверном свете мерцающих факелов он выглядел уставшим и осунувшимся.
Коротко кивнув стражникам, он приблизился к клетке и лишь тогда поднял взгляд на Лею... Чтоб сразу отвести его в сторону Лоры, а потом и вовсе отвернутся...
- Проклятье... Не так я представлял нашу встречу, красавица, совсем не так...
________________
Лора 29 (+5)
Лея 21 (+7)
Бонусы с пением не снимал. Толстокожие мужланы эти стражники, но жестокости в их сердцах поубавилось.
Lea
- При появлении воина Лея не изменила позы, не передвинула руку, чтобы закрыть свою наготу, даже не шевельнулась, - она как будто улетела куда-то вместе со своим голосом. Быть может к дому отправился её мятежный тоскующий дух?
Слова Хаива Мейцара заставили Лею вернутся в реальность, и это вызвало у неё глубокий, едва сдерживаемый, вздох разочарования.
Лея медленно подняла на мужчину глаза:
- И я никогда не мечтала оказаться в клетке, подобно зверю. - печально изрекла она - Но, очевидно, на всё своя судьба. И значит моя - вот такая.
Её слова были словно продолжением её песни. Мелодия уже не была слышна, но она ещё тайно звучала в голосе барда.
Vark
Лея увидела, как плечи бедуина напряглись.
- ...подобно зверю... - эхом повторил Мейцар. Злые, горькие нотки послышались певунье в его голосе.
- А кем же ты себя считаешь... женщина. Кем вообразила себя, что ждешь, прийдя к людям, места достойней этой вот клети.
Хаив почти прокричал последние слова, резко развернулся и вцепившись пальцами в прутья решетки, будто впился глазами в лицо Леи...
Есть же такие метафоры: "горящие глаза", или там: "пламя обиды"... Забавные такие гиперболы.
Тем не менее, Лея вдруг физически ощутила под взглядом араба невыносимую боль терзающую его сердце. Ощутила так же ясно, как свою. Взгляд обжигал столь явственно, что даже Лора, остававшаяся вне разговора, тихонько зарычав подалась назад.
__________________
//Бедуин сопротивляется чарам весьма стойко. Впрочем, мужик пропал уже давно и без всякого колдовства. Все мы такие...
Loreena
Лора старалась медленно и глубоко дышать. Сколько же боли было высказано в словах и она переливалась в гнев, горячий как жар раскаленных углей.
- Не держи на нее зла. - Сказала Оборотень, и собственный голос показался ей сиплым. - В том, что она такая нет ее вины. Это моя кров сделала ее такой, и не надо ей напоминать об этом, она и так страдает - Лора бросила на Лею взглая в котором смешались и горечь обиды за непринятый дар и жалость и чего-то еще.- Я сделала ее такой, чтоб спасти ей жизнь. И я не могла ей помочь никаким другим способом. Ищешь виноватого посмотри на меня, я здесь и судя по твоему мнению - на своем месте. А насчет людей, не мы пришли, как мне помниться ты сам нас пригласил. - Лора перевела взгляд на спину вошедшшего. - Ее, кстати можно спасти, и снять, хм... проклятье, просто нужен искусный маг. - О втором способе Лора благоразумно промолчала.
Lea
Лея всё это время смотрела Хаиву в глаза. Не первый раз она видит гнев, и слышит рычание дикого загонного в ловушку зверя. Вот только, как правило, она была с той стороны решётки. И когда в их цирк попадал гордый и гневный хищник, всегда звали Лею. Только она и могла быстро усмирить зверя. А вот теперь она зверь. И арабский воин прав. Кровь прилила к щекам девушки и дыхание её стало тяжёлым, но взгляд свой она не убирала. Она смотрела в горящие глаза Хаива не отрываясь всё время пока он кричал и пока Лора говорила.
- Не объясняй ничего, сестричка - всё так же глядя на сотника сказала Лея - Что сделано - то сделано.

Она перевела взгляд на Лору:
- Я благодарна тебе, что ты спасла мою жизнь. Если бы не ты, висеть бы мне сейчас мёртвой на стальном коле.
В глазах девушки вновь появились слёзы. - Ещё и дня не прошло, а от смертельный раны остался лишь шрам. Спасибо тебе. Если будет у меня возможность, я обязательно найду такого мага, о котором ты говоришь, но я всё равно буду твоим должником на всю свою жизнь. Прости, что не поняла этого сразу.

В голосе Леи и в её огромных синих полных слёз глазах была сердечная благодарность и просьба о прощении.
Loreena
Лора вздохнула и от обиды ее не осталось и следа.
- Так то лучше. - Она улыбнулась. - А теперь улыбнись и давай узнаем у отважного воина, какая судьба нам уготовлена.
Vark
// Блин, девушки... Ставите передо мной все новые задачи. "Благоразумно промолчала"... Как мыслите, если человек всю сознательную жизнь командовал отрядом по борьбе с оборотнями, знает ли он о "втором способе"? Который на самом деле первый. Которым желательно воспользоваться до первого после заражения полнолуния, то бишь как можно быстрее?
Думай теперь Варк, как спасти Лору от немедленного этого самого...
К слову, я кажется жадничаю с информацией. Лее до полного перерождения осталось два дня. Уже сейчас она начала чувствовать голод. Это чувство еще не всепоглощающее, но уже довлеющее. Утолить его можно лишь охотой за крупной дичью, притупить - кровавым мясом.
Оборачиваться по желанию Лея сможет не раньше чем через месяц. Оборачиваться по ситуации прийдется много чаще. Процесс мучительный.
Вот такой я мстительный свинтус.
Loreena
//но зачем же лишний раз напоминать, ту явно симпатико не на моей стороне, а я как нестранно так жить хочу, что просто ужос!! Я чуствую перемены В Лее и мначит могу давать советы, ведь так?
Vark
Хаив молчал, сцепив зубы и буравя взглядом прекрасное лицо певуньи. По прошествии долгой минуты он уронил голову, опершись пылающим лбом о холодную решетку.
Оба телохранителя, видя уязвимость такой позы, вкрадчиво шагнули вперед. Это их движение будто послужило для сотника сигналом. Он резко выпрямился и отступил от клетки. Лицо его обрело принужденно каменное выражение, спрятав бурю эмоций и сомнений.
Склонившись над грудой вещей, он выбрал две рубахи и швырнул их к решетке. Один из стражников что-то тихо сказал, протестующе подняв руку, но одного взгляда Хаива хватило для того, чтоб он заткнулся.
- Пока я в своей власти, вас не убьют. Это все, что могу... Полагаю вам следует знать, решением эмира... и моим решением... ваши спутники отправятся на опасное задание. Жизненно важное для моего народа. Если они преуспеют, на что не слишком много шансов, то, возможно, вас пощадят. Это единственная возможность...
Бедуин вновь поглядел на девушек, открыл было рот, но продолжать не стал. Встряхнул головой и вышел из камеры.
Через минуту слуга принес узницам еду и питье. Вода, лепешки, козий сыр... Никакого мяса.
Loreena
- Великий Семаргл. - вздохнула Лора. Она мало обратила внимания и на рубашку и на еду. - опасное задание. Да как же можно оставлять отряд без двух воинов. - Оборотень в оцепенении опустилась на пол. С привеликим удовольствием Лора скрутила бы счас шею и эмиру и этому красавчику. Ну как так можно?! Огромных усилий ей стоило обуздать весь этот шквал чуств. Странно. Неужто луна набирает силу. В этом мире есть луна. Лора подняла голову к темному потолку. нужно следить за своими эмоциями, а то нехватало здесь впасть в перманентную ярость. Здесь не Линчбенская таверна и разнести будет нечего. "Думать о добром!", стала внушать она сама себя и от глупости данной фразы невольно заулыбалась. Лора хотела было поделиться своими мыслями с соседкой по несчастью, но... Она принюхалась. Внешне Лея никак не подавала виду, что Зверь, поселившийся в ней набирает силу. Все таки сильная она. Через два дня она впервые переменит облик. Семаргл, что же делать. В этой клетке, не имея возможности удовлетворить жажду... Нет, нужно срочно что-то придумать. Лора подобралась к решетке, что разделяля клетку на двое.
- Лея, как ты в целом?.- голос оборотня звучал немного взволновано.
Lea
- Не знаю. - Лея всё ещё тяжело дышала но как-то медленно, словно пыталась справиться с сильной болезнью. - Я не ела уже два дня. Придётся принять еду, хоть гордость и противится.

Она это сказала, но к еде не притронулась. Посмотрела и отвела глаза. Ей было дурно от запаха сыра. Так себя чувствую баба, что понесла, или очень больные люди.
Loreena
- Ешь!!! - Сказала Лора тихо но твердо. - Твой организм испытывал болшие нагрузки и еда ему ох как нужна. Так что давай. Если что необычное почуеш, сразу скажи! -Лора демонстративно надела рубашку и уселас на пол с тарелкой возле самий перегородки.
- Дава что ли раз время есть поближе познакомимся.
Lea
Лея так и не надела рубаху, и к еде она не притронулась. Девушка-оборотень легла на пол клетки и уставилась в её потолок. Обхватив себя руками, она едва держалась, чтобы не завыть от гнетущего чувства, которое рвало её на куски. Лея была голодна как никогда в жизни, но есть она не могла. Запахи еды выворачивали ей внутренности наизнанку. Невольный спазм вдруг свёл тело девушки. Но рвать было нечем. Живот был пуст. Абсолютно пуст.
Лея едва слышно начала стонать. Она посмотрела на еду, и новый спазм скрутил её в тугой узел. Теперь Лея лежала на боку, свернувшись, подобно улитке. Она чувствовала, что больна, но не могла вспомнить как это лечить. И это её угнетало ещё больше.
Loreena
Лора посмотрела на Лею и вздохнула. Да... Дела... Она взяла еду и принялась меланхолично жевать.
Vark
// Прошу прощения, но торможу не я.
Пока ваши "мужики" не определятся с планами и не сделают первых шагов, я не знаю какую из веток реальности вам выбрать. Вы, кстати говоря, тоже вполне можете влиять на их судьбу (не говоря уж о своей).
Lea
//ещё как можем. smile.gif не знаем только как.

Лея решила взять себя в руки не только в прямом, но и в более глубоком смысле этого слова. Она заставила себя сесть и приблизиться к еде. Девушка не дышала. Она набрала полную грудь воздуха ещё будучи на расстоянии. Теперь же она попыталась проглотить хоть кусочек на выдохе. Так бабушка советовала делать бабам, что на сносях, и тяжко это переносят. У Леи получилось. Слёзы брызнули у неё из глаз, когда еда коснулась пустых, урчащих от голода внутренностей. Так она делала несколько раз. Вдыхала воздух на расстоянии, и ела на выдохе. Лея медленно, шаг за шагом продвигалась в этом всегда простом деле - еда, которое стало для неё вдруг таким тяжёлом испытанием.
Закончив всё, что было в тарелке, девушка едва отдышалась, прижав ладонью рот, чтобы не вывернулось всё обратно.
Слёзы лились не переставая.
- Мне нужно лекарство. - пожаловалась она Лоре. - Я не знаю как себя вылечить.
Loreena
Лора с некоорым внуренним ужасом смотрела на происходящее. Неужели быть оборотнем так тяжко... Услышав печальный и полный обречености голосок Леи она чуть окончательно не сникла, но природное упрямство взяло свое.
- Слушай. - Она протянула руку через решетку насколько это было возможно. Она пыталась говорить как можно спокойнее и увереннее. - Я обещаю помочь тебе и обещаю, что что бы с тобой не произошло я не дам тебе сотворить ничего такого, о чем ты потом пожалеешь. Мы выберемся отсюда, и вылечим тебя. То, что в тебе не демон и не дух, это всего лишь зверь. Ты ведь видела в своем цирке зверей. Он акой же, не страшнее. Я раскажу тебе о нем и ты увидешь что все не так страшно... Посмотри на мнея, разве я похожа на чудовешье, а в тебе моя кровь. Значи все будет хорошо...
Лора всеми силами старалась успокоить Лею, и передат ей хоть частичку своей уверености. Нельзя сейчас сорваться, только не здась и не сейчас... Мысли роились в голове. Эх, хоть бы этот сражник зашел, как бишь его там звали... тогда был бы шанс.
Lea
- Ты хороший зверь. - Лея придвинулась ближе к решётке и ласково погладила протянутую руку. - Добрый. Но дело ведь в том, что моё человеческое тело спорит с твоей звериной кровью. И это борьба меня убивает.
Лея устало улыбнулась.
- А зверей я люблю. Они все разные. Даже из одного помёта вырастают тигрята с абсолютно разными характерами.
Очевидно, Лее было легче, когда она говорила, потому что уже побелевшие её губы всё же чуть порозовели.
- Были у нас два тигрёнка: брат и сестра - Ранаш и Рэя - продолжала Лея с улыбкой. Она прислонила голову к решётке и вспоминала. - Брат был очень ленивым. Его нужно было баловать, чесать ему спину, просить, чтобы он что-то сделал, а он прыгал так медленно, словно царь, которого потревожили во время полуденного отдыха. А Рэя была другая - она сама просилась играть, и отлично выполняла все трюки и легко прыгала даже сквозь пламя. Но когда Рэя заболела, Ранаш поменялся в один час. Рэя всё время лежала и не могла встать, а зрители требовали зрелищ. Тогда её начали поднимать кнутом. И Ранаш просто озверел в своей клетке. Он носился там от стенки к стенке и бил лапой решётку, пока не сломал замок, и не выскочил наружу. Он чуть не порвал глупого дрессировщика, который щёлкал кнутом над ухом его больной сестры. Но потом Ранаш выпрыгнул на арену. Сам. Он делал все трюки, которые раньше не делал. Рычал, но прыгал. Он жутко боялся огня. Но он прыгнул. И это всё, чтобы не трогали его сестру. Я тогда ещё мала была, меня к хищникам не подпускали, но я это помню. Потом мы с ним подружились и долго ещё выступали вместе.

Лея закрыла глаза вспоминая песню отводящую тошноту. Быстро пропела-проговорила её себе, стараясь не петь во весь голос.
Loreena
- Это скоро пройдет.- Лора улыбнулась. - Как простуда. Ляг и расслабся. Вот расскажи и давно ты в цирке?
Лора всеми силами пыталась заставиь Лею думать о чем-то прияном или знакомом. Это было нужно и ей самой. Луна усиливала эмоциональное состояние и Лора не хоела всретиь очередное полнолуние злой или, что еще хуже в унынии, которое могло легко переродится в апатию и внутреннее убеждение, чо пора сложить лапы и сдаться. "Инересно, а какая здесь Луна" Большая и серебрисая как дома или желтая словно сыр, а может природа дала ей здесь и другие, более причудливые оттенки.
- Вот я, например никогда в цирке не была - произнесла Оборотень в слух.
Lea
- А я убежала с цирком когда мне было 12 лет. Старшая сестра подросла, и могла уже сама позаботиться о семье. Меня заманили огни жонглёров и красные попоны лошадей, клоуны размалёванными лицами: они падали, чихали, плакали струями воды. Эквилибристки летали под куполом, и я решила, что это то, чего я хочу: ходить по тонкой нити высоко над головами зрителей и видеть сверху их открытые от удивления рты, кричать "Але" и прыгать через огонь вместе с тигром. Только потом я узнала какой тяжёлой может быть жизнь на колёсах. Как бывает трудно, когда звери и актёры в дороге болеют, а иногда и умирают. Еды часто не хватало. Нас иногда прогоняли святоши, принимая за колдунов, иногда прогоняли солдаты, говоря, что мы просто грязные воришки: нам не давали собирать народ и даже раскрывать шатёр. Но так бывало не везде. Обычно туда, где мы появлялись, сбегались люди, они надевали лучшие свои платья и костюмы, приводили наряженных детей и смотрели на нас с открытыми ртами. Они смеялись над самыми глупыми шутками и радовались летающим искрам как маленькие. Для нас эта работа была всегда как праздник, вечно горящая огнями жизнь. Мы бродили как цыгане, но были очень счастливы. Там я встретила своего красавца. Правда он был глуп как все акробаты, но зато красив...

Лея посмеялась (над ним, над собой) Она уже заговорила свою тошноту, и теперь лежала спокойная, смотря куда-то вдаль, и вспоминая:

- Только я всегда тосковала по дому: хотела увидеть отца, если он ещё жив, сестёр. Я так виновата перед ними. Вот, думала, добуду денег... Добыла.

И тень печали опять опустилась на ещё красивое лицо девушки.
Loreena
- Как занятно. - улыбнулась Лора. - Я тоже сбежала когда-то в поисках приключений из дома. Да не переживай ты, увидишь еще своих родителей. Я тебе обещаю. - В этих словах прозвучала твердость. Чего скрывать, певунья нравилась девушке, в ней была какая-то особая сила. А что может быть строшашнее, чем вернуться домой, чтоб увидеть, что от него остались лишь обгоревшие, поросшие бурьяном бревна. Лора поматала головой. Не время сейчас об этом думать и тем более рассказывать. - Главное не вешать нос. Интересно, а когда в другом теле, я сильно от обычного волка отличаюсь? А то есть идея, на будущее. - Лора подмигнула Лее.
Vark
Время будто остановилось... Медленные его капли скатывались по трубам мировых часов где-то за пределами клетки. Охрана сменилась дважды.
Лора первая уловила звук далеких шагов. Это шарканье было смутно знакомым, слышанным совсем недавно. Старичок...
Да, он. Нелепый старец вошел в камеру мимо коленопреклоненных стражников. Вслед за ним появился еще один посетитель, ступающий совсем не слышно.
Незаметным его назвать было трудно. Высокий и плотный, одетый в богатые одежды. На сколько можно было увидеть в скудном свете единственного факела, одежды эти были преимущественно зеленого цвета, украшенные каменьями и золотой вышивкой. В руке посетитель держал длинный деревянный посох, безо всяких изысков, но светящийся мягким зеленоватым сиянием.
Старичок что-то тихо говорил незнакомцу, указывая поочередно на пленниц. Тот отвечал сильным уверенным голосом, медленно цедя слова и поглаживая окладистую бороду. После пяти минут такого разговора, старикашка вышел, увлекая за собой стражу.
Незнакомец постоял с минуту недвижно, потом подошел к вещам девушек и, не прикасаясь к ним, некоторое время что-то рассматривал. Протянув руку к куртке Леи он чуть заметно вздрогнул и выпрямился.
- Меня зовут Аль-Камар.
Голос посетителя резонировал в тесном помещении слегка зловеще и вместе с тем завораживающе.
- Я лишь ученый, всю жизнь пытающийся приподнять завесу невежества, скрывающую тайны мироздания. Я не враг вам. Мне больно смотреть на ваше положение, и я обещаю все свое влияние направить на облегчение участи...
Слова будто обретали материальность, окатывая теплыми волнами тела узниц. В голосе Аль-Камара явственно проступали живые незамутненные чувства: жалость, любопытство, надежда...
- Я жажду узнать больше о вашем природном даре. Я все еще питаю надежду облегчить судьбу лесных братьев, побороть голод и животную ярость, найти лекарство для невольных жертв и средство избежать помутнения разума после чудесных превращений... Прошу, доверьтесь мне. Я хочу помочь. Доверьтесь...
Loreena
Лора слушала и не верила своим ушам. Неужели в этой дыре есть кто-то кто сможет понять и помочь. В ее душе зародилась надежда что если удасться договориться с этим человеком, то первое Полнолуния Леи пройдет куда легче. В ней теперь боролись две сущности: Одна, которая принципиално не доверяла всем и вся, та, что вышла с ней из Подземелий и другая, похожая на инстинкт, которая твердила, что этому человеку можно доверять. Лора напрягла все свои чуства, чтоб уловить хоть нотку фальши и не нашла ее. "Семаргл, неужто тень твоих крыл наконец-то осенила меня" Лора подошла к прутьям
- Чем я могу вам помочь.
Lea
Лея закусила губу, чтобы не сказать: "Доверяю!" Пот выступил на лбу девушки-оборотня. Она чувствовала, что хочет верить этому человеку как никому раньше: как самому мудрому учителю, наставнику, отцу. Но что-то от бывшей Леи успело подсказать ей, что за сладостным мёдом, окутывающим разум, скрывается горький яд. Взгляд её упал на браслет
- Сними свой браслет. - холодно сказала она мужчине, и не дожидаясь ответа, закрыла глаза и начала защищаться песней, как и положено барду (защита разума на себя и Лору). Голос Леи отталкивал мягкий голос визитёра, обволакивая его самого неведомым очарованием.Девушка пела. Голос её был прекрасен, а песня полная силы:

Чужая воля - больше не моя.
Твои слова пусты, как флейта без дыханья,
Пусты, как шар хрустальный без огня,
Пусты, как небо без надежды понимания.
А я свободна, и как ветер я вольна
Сижу в оковах, но иду легко по звёздам,
Нить твоей воли - рваная струна.
И эхом фальшь от каждого аккорда.
Душа моя открыта как портал,
Сломать бы только этой клетки прутья.
Глаза открыть, а дверь не заперта,
Я подожду судьбу на перепутье.
Стою. Дышу. Свободна теперь я.
Пью как вино тугие струи ветра.
Чужая воля, больше не моя.
Судить меня не сможет даже Небо.
Vark
// Нет слов... А надо ведь.
Песня, первые звуки которой прорывались сквозь боль сведенных челюстей, набирая силу смяла тепло слов Аль-Камара. Он попытался успокоить певунью, мягко подняв ладонь, его голос плавал, искал лазейки в потоке отчаянья, грусти и гордости... Нет.
Лицо гостя на миг исказила гримаса досады, он резко вскинул посох и сквозь прутья решетки в Лею полетел маленький белый клубочек. Не прошло и секунды, как всю певунью с головы до ног укутали тончайшие нити паутины. Будто живые, белые пряди карабкались все выше, пока не сдавили горло, заткнули рот, укутали всю голову колпаком смертника...
- Я понимаю, как вам больно - как ни в чем не бывало продолжил колдун, - я могу это исправить. Я могу и хочу помочь вам. Только не нужно тратить свои силы, сопротивляйтесь ненависти, позвольте вам помочь...
Стоит ли говорить, что теперь он говорил для одной Лоры.
_____________________
//Лея беспомощна.
Лора, благодаря песне, сбросила наваждение почти полностью. Страх за подругу помогает сопротивляться и сейчас, но это ох как не просто. Долго не выдержать...
Пошел теперь думать: сколько вам дать бонусов, не сломав при этом баланс этой игры...
Loreena
Песня Леи, как нож разорвала теплое одеяло слов. И тут же в ушах раздался полный презрения голос принадлежавший когда-то самому прекрасному существу на свете: "Доверять кому-то короме себя - привелегия покойников" Эта насмешка пришедшая из глубин памяти больно обожгла. А Лею меж тем опутывала паутина... Паутина!!! Реакция тела была куда быстрее разума. Теперь в клетке был Волк. Шерсть на загривке стояла дыбом, а из горла вырвался проный ярости рык. Этот зверь не умел слушать и понимать. Все, что уместилось в его душе была дикая ярость на тех, кто пленили его когда-то и он жаждал мести и крови. Лора выпустила своего Зверя. Больше никогда она не будет чьей-то игрушкой.
Lea
Лея, так внезапно спелёнутая паутиной, насмерть забилась в своих путах, как и положено пойманному зверю, пытаясь либо силой разорвать нежданные оковы, или же змеёй выскользнуть из них. Она чувствовала, что задыхается, и вырваться из такого плена - для неё теперь последний шанс остаться в живых.
Если маг мог бы ловить волны ментальной энергии, то его должно было захлестнуть этой волной. И это уже не было безмерным отчаянием. Это была неугасимая сила - жажда жизни. Лея боролась с паутиной, как утопающий борется со своей смертью - до последней капли надежды, до самого последнего вздоха.
Vark
После оборота Лора не смогла избавится от липких прикосновений слов колдуна. Они будто капли горячей смолы падали на сознание оборотня, с каждой секундой делая разум все тяжелее...
Впрочем, колдун сам потерял энтузиазм. Он замолчал и несколько минут с хмурой сосредоточеностью рассматривал беснующуюся Лору.
- Чтожь, вы сами выбрали себе судьбу боли и мучений. Я умываю руки.
Аль-Камар щелкнул пальцами, и хлопья паутины в миг утратили свою живость и эластичность. Хрупкие серые пряди поддались усилиям Леи и стали крошится на пол мертвой перхотью...
Взмахнув полами халата, колдун тихо растворился в дверном проеме.
Loreena
С уходом Аль-Камара Лора несколько успокоилась. Она походила из угла в угол насколько позволяли размеры клетки, потом просто свернулась калачиком у решетки что отделяла ее от Леи попрежнему оставаясь в волчьем теле.
Lea
Так резко освобождённая от паутины, Лея не сразу смогла остановиться: её тело ещё сделало несколько отчаянных извивов, а открытый рот - несколько судорожных глотков. Лишь осознав, что пут больше нет, девушка успокоилась, и стерев со лба выступившие капли пота, обессилено села. Маг ушёл, стража осталась.
Девушка нащупала рукой рубаху, и наконец надела её. Холодно. Ей стало очень холодно. Тело дрожало. Опять что-то в нём менялось. Лея натянула рубаху до самых кончиков пальцев на ногах, и обхватила себя руками.
Она начала качаться, успокаивая себя. Её взгляд упал на одного из стражников. Девушка на секунду замерла, потом встала, и подойдя к решётке, громко сказала:
- Хаив Мельцар. Позови. - она показала рукой знак, как будто она манит к себе кого-то.
- Хаив Мельцар. - повторила она - Позови. Ваш сотник, Хаив Мельцар.

//В общем, Лея будет это повторять всё время пока стражник на неё смотрит.
Vark
Возможно призыв Леи был услышан. А может так уж совпало...
До слуха девушек долетел звук многих шагов.
В камеру вошел Хаив Мейцар, еще более мрачный и опустошенный чем раньше. Посеревшее лицо чертили глубокие морщины, особенно видные в неверном мерцающем свете факелов.
Вслед за бедуином вошла девушка, очень хорошо знакомая узницам. Та самая, что совсем недавно руководила их пленением. Дальше шли пара слуг, тащившие на себе какое-то оборудование...
Мейцар подошел к решетке. Изумление сверкнуло в его глазах.
- Что тут...
Он лишь мельком глянул на Лору в зверином обличье, а вот мертвые клочья паутины рассматривал пристально.
- Кто тут был?
Lea
Не обращая внимания на девушку, Лея ответила сотнику:
- А ты, воин, не знаешь? - в голосе её звенел металл. - Я думала, твоё слово крепкое, как камень. Но уже дважды оно было нарушено. Ты обещал, что мы будем гостями, а теперь мы в клетках, ты сказал, что нас не тронут, но пришёл человек по имени Аль-Камар, и пытал нас своей магией.


Лея стояла настолько прямо, насколько позволяла высота клетки. Рубашка прикрывала бёдра девушки лишь отчасти. И в неровном свете каземата, даже сквозь прутья решётки, крепкая, стройная девушка хорошо смотрелась, и кажется, знала это.
Потому ли её синие глаза так неотрывно глядели в тёмные глаза мужчины, чьё сердце она ненароком уже зацепила?

- Ладно - Лея безнадёжно махнула рукой. - Не за этим я тебя звала. Была у меня к тебе одна просьба. Но... - Тут Лея с подозрением взглянула на оборудование - Я вижу, ты что-то решил.
Loreena
Лора встретила вошедших мрачным взглядом. Для ее еще не утихшего Зверя они были лишь новыми тюремшикам. Остерегайся! рычал зверь ходя из угла в угол в душе Лоры, как недавно она сама ходила по клетке. Внешне волк был неподвижен, но по напряженным мышцам было ясно, что он легко может снова придти в ярость. И лишь запах Леи, воспринимался, как нечто успокаивающее, родственно, почти родное...
Vark
Охранники заволновались от такого обилия посетителей, а еще больше от вида снаряжения у слуг. Хаив лишь мимолетно глянул изподлобья, показывая полное отсутствие демократичности и желания слушать возражения.
При звуке голоса Леи, это выражение чуть смягчилось. Совсем капельку...
- Камень. Был камнем я, певунья. И слово и сердце и воля... Да все скрошилось-потрескалось, осталась лишь гордость и страх за мой народ... Я по всем правилам должен был убить вас, как только амулет потеплел, указывая на природу зверя в ваших душах...
Бедуин яростно тряхнул головой.
- Теперь уже все это не важно. Я не хочу твоей смерти... красавица. Я не хочу чувствовать твою боль. Я отпущу вас обеих. Отпущу, хоть это и будет стоить мне головы. Лишь прошу об одном, хоть не слишком надеюсь... Помогите Охотнице выполнить предсказание. Если она не преуспеет, мой народ погибнет. И жертва моя станет напрасной...
Слуги тем временем споро развели огонь в маленьком горне и собрали мехи. Их лица обратились к Хаиву, ожидая команды.
________________________
// Прости Лея, романтическая составляющая испустила дух. Я сильно хотел зацепить ее. Во многом из-за этого желания Доброжелательный мир обрел такие вот очертания. Но не судьба. Оставшаяся без вас команда показала свою несостоятельность, даже не смотря на усиление Калипсо. Было искушение угробить их, но как-то рука не поднимается... Может быть в следующий раз, в другом мире что-то получится иначе. В любом случае, в сердце нашего бравого сотника Лея останется на веки...
Lea
// Варк, очень хорошо. smile.gif

Лея даже не посмотрела на "Охотницу".
- Отпускаешь? - спросила она у сотника и подошла совсем близко к решётке, с той стороны, где стоял мужчина. На этот раз голос Леи был тих, и по женски нежен, и её синие глаза смотрели иначе. Казалось, она хочет сказать ему слова благодарности, но вместо этого девушка мягко спросила:
- Что за предсказание, Хаив?
Vark
Повинуясь жесту Мейцара, слуги стали разогревать петли, держащие засов.
- Предсказание о том, что мы скоро все умрем. Наша страна погрузится во тьму, и нашим немногочисленным потомкам уготована участь рабов и скота на убой...
- Сказано это было еще в те времена, когда положение не стало столь катастрофичным. Угрозы казались надуманными...
Бедуин горько усмехнулся.
- Прорицателя забили камнями. Лишь чудом удалось найти мальчишку-поводыря, ухаживавшего за стариком. От него услышали мы окончание пророчества, заученного мальцом наизусть. Спасти Город может лишь чужак, чужой крови и чужой веры, сразив вождя оборотней...
Засов скрипнул и искря на расскаленных петлях двинулся в сторону. Крышка откинулась, слуги проворно опустили внутрь маленькие лесенки и отскочили подальше.
Lea
Лея подошла к решётке делящей клетку надвое, присела и протянув сквозь прутья руку, ласково погладила Лору по голове.
- Обернись, Лора. - попросила она тихо - Мне нужно твоё слово.
Calipso
\\ Тут проблемка: с одной стороны Кали должна была бы молчать как минимум до тех пор, пока девушек не выпустят, с другой - я не знаю, когда еще появлюсь в интернете в ближайшие дни. Кали откроет рот только тогда, когда Хавив уйдет и оставит их втроем. Заранее предупреждаю ДМа и игроков, что Кали вооружена и настороже, и если беседа пойдет не в том направлении, в котором она хочет, и скатится в сторону насилия, она не будет миндальничать.

- Я настояла на том, чтобы вас отпустили. К вашему пленению я не имею никакого касательства, (тут Кали усмехнется), более того, для меня это явилось совершенно идиотским сюрпризом, когда я узнала о тех каштанах, которые местная правяшая команда собирается таскать из огня моими и вашими ручками. Я и ваши товарищи отправлены на охоту за главарем оборотней, и я предполагаю, что без вашей честной и добровольной помощи нам не удастся ничего сделать.
Loreena
Тихий голос. "в ней необыкновенная сила" - в который раз уже подумала Лора. - "Не такая как моя." Она сменила облик.
- Лея пожалуйста, спой что нибудь... - попросила она тихо. - не для меня, для Зверя. Потому что... - тут она повысила голос - ...Я злая! Потому, что я не люблю, когда меня пихают магией... Потому что если я отсюда вылезу, то кому-то надою по морде, исключительно как импульсивная девушка. - На последних словах она почти кричала, при этом так вцепившись в пруться решетки, что те негодующе скрипнули (но не поддались ибо были сделаны как раз под импульсивных оборотней). - Лея спой... - последние слова она произнесла едва слышно и они походили больше на мольбу.
Lea
Лея коснулась рукой Лоры и песня успокаиваещей волной полилась только для неё:

Расстели себе ковёр из снов.
И ты забудешь свою боль - поверь.
И утихнет в душе твоей зверь,
Что был к смертному бою готов.
К изголовью поставь свечу
И зажги ледяной огонь,
Он метнётся ко мне - не тронь,
Я за жизнь свою так плачу.
Полыхнёт бесконечность днем,
И сгорит этот лживый мир,
В мышеловках расплавится сыр,
И умрёт яд коварства в нем.
Обернётся стихами боль.
Разольётся на небе свет.
Только память оставит след
Да на ранах высохнет соль.
Сохрани мою песню себе,
Есть есть для тебя в ней смысл.
Пусть качнётся от ветра высь -
И залечит все раны тебе...
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2018 IPS, Inc.