Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Играя в тучах
форумные ролевые игры > Город > Великая Библиотека
Насусь
Мои первые попытки что-либо написать. Боюсь, что не очень удачные, но...Мне бы очень хотелось, что бы вы ознакомились и оставили свое мнение.
Итак, читайте критикуйте, спрашивайте.
Играя в тучах
Мрачные громады туч скрывали ночное небо над Аргутским укреплением. Свет двух лун пробивался между ними словно переплетение вен. Ветер усиливался, и в свете фонаря было видно как он гонит пыль, листья и мелкий сор. Из леса доносились тревожные крики птиц, иногда где-то вдалеке слышался гром. Воздух напряжен, все ожидает сильнейшего осеннего ливня. В такую погоду лучше всего находится дома: сидеть, укрывшись пушистым пледом, и попивать горячий чай.
“Странно откуда вообще берутся такие мысли у воина Империи, с двеннадцати лет живущего в общих бараках и не испорченного домашним уютом” - подумал Ноон. Тут внезапно от вспышки молнии стало светло как днем. Раздался сильный раскат грома, заставив молодого имперского солдата вздрогнуть. И хлынул дождь. С неистовой силой крупные капли ударялись о землю, поднимая пыль. Ноон осмотрелся, ища укрытие от назойливой влаги, но ничего пригодного для этих целей не заметил: перед ним на небольшом расстоянии был лес, сзади была деревянная стена Аргутского укрепления с запертыми воротами. И эти треклятые ворота он должен был охранять. Зачем? Это не знал сам Ноон, он охранял их потому, что так велел начальник гарнизона крепости (если бревенчатую стену и несколько общих изб для солдат можно так назвать). Но Ноон верил, что на это у командования есть свои причины, незамеченные простым солдатом.
Вдруг боль, пронзившая голову иглой, заставила Ноона прервать ход еретических рассуждений и, схватившись руками за виски, упасть на землю. От невыносимых мучений он извивался на земле как раненая лошадка (не лошадь, а именно лошадка – крупное змеевидное существо). Голова шла кругом и перед глазами пролетали лес, стена, земля, лес, стена, лес, небо… Тут боль внезапно прекратилась. Бешеный танец головокружения остановился и перед глазами замер пучок травы. Горецвет – так называлась это растение с листьями похожими на капельки, сбегающие по стеблю. Ноон приподнялся на руках и попытался дотянуться до нее, как бы желая удостовериться в неподвижности. Но слабость в мышцах подкосила его, и он упал лицом в пыль. Тошнота подкатывала к горлу. По спине стучали холодные капли осеннего дождя, но Ноон не обращал на это внимания, ему хотелось вдохнуть как можно больше воздуха в легкие, чтобы прогнать дурноту. Но вместо воздуха в ноздри врывалась пыль. Вот моя смерть подумал Ноон…
…Темнота, кругом одна темнота. Что делать? Куда идти? Это загробный мир? Я представлял его по-другому. Где-то вдалеке звучит песня, до боли знакомая и родная. Но к сожалению не могу вспомнить. Ничего не могу вспомнить. Песня завораживает меня, пробирает душу. Нужно подойти поближе, я не могу разобрать слов. Может тогда, я вспомню ее. Шаги даются с трудом, словно идешь по пояс в воде, против течения…
…Не знаю, сколько я уже иду сквозь мрак. Тут нельзя определить ни расстояние, ни время. Быть может, я вообще топчусь на месте или хожу кругами. Пения я уже давно не слышу, но боюсь остановиться. Шаг… еще шаг…
…Вот оно чудо! – я вижу огонек где-то впереди! Плавно покачиваясь, он приближается ко мне. Может это враг? А какая уже разница. Хоть увижу свет перед смертью, если я уже не умер.
- Наконец то ты нашел меня, ну и неразбериха у тебя в душе парень. – Сказал кто-то, наверное, хозяин огонька. – Но не волнуйся, я затем и пришел к тебе, чтоб исцелить ее. Тут огонек вспыхнул очень ярко, от нестерпимого света, глаза на некоторое время потеряли способность видеть.
Когда болезненная пелена рассеялась, то перед растерявшимся Нооном предстало довольно необычное и неожиданное после кромешной темноты зрелище. Вокруг, насколько хватало глаз, простиралось огромное поле, пасмурное небо выглядело напряженным как парус, натянутый бризом, неестественно зеленая трава колыхалась под порывами холодного ветра. Воздух здесь был наполнен ощущением чего-то страшного и в то же время величественного. Ноон же стоял на небольшом пригорке и пытался понять, что к чему.
- Ты что здесь делаешь, солдат? – Чей-то, раздавшийся за спиной, хриплый голос окликнул Ноона.
Ноон обернулся и увидел то, что он никак не ожидал увидеть на этом пустынном поле. А именно рыцарей… У Ноона глаза на лоб полезли при виде стольких высокопоставленных воинов в одном месте. Их тут было человек двадцать. Некоторые о чем-то общались друг с другом, некоторые рубили мечами воздух, отрабатывая сложные комбинации ударов и блоков, а некоторые рыцари молились. Вместе с ними чуть в стороне стояли телохранители и знаменоносцы. Ровно двадцать знамен колыхались в потоках ветра, демонстрируя гербы искусно изображенные на них. Гербы были абсолютно разные, тут была и непонятная символика и легко узнаваемые знаки, например лапа лесного великана, окрашенная в черный цвет. Но их объединяла общая черта – красная линия с знаком империи и цифрой пять. Пятый орден… тут были все его представители…
- Ты что немой что ли, отвечай или я прирежу тебя как предателя! – к Ноону двигался один из рыцарей, его доспех отличался от других своей массивностью, но в то же время и изящностью. Шлем рыцаря был снят и пристегнут к поясу. Ноону особенно запомнилось суровое лицо рыцаря, иссеченное ранами и обрамленное неаккуратной стрижкой. Рука рыцаря находилась в опасной близости от рукояти кинжала. Ноон понял две вещи: этот человек имеет очень высокое звание, и если Ноон будет так стоять дальше, то он, не колеблясь, воплотит в жизнь свою угрозу. Ноон припал на одно колено и произнес дрогнувшим голосом: “Арвард! (типично имперское слово, приветствие высокопоставленного человека).
- Считай, что святые сегодня благосклонны к такому отрепью как ты. Поэтому я не казню тебе и даже не велю отправить на рудники. А теперь ползи к своей манипуле, пока я не передумал. Ноон знал, что надо делать в таком случае. Раскланявшись и пятясь задом, он отдалился от сурового рыцаря на десяток шагов и только после этого встал в полный рост и начал осматриваться.
“Хорошо, что не хватило ума спросить, где я нахожусь.” – подумал Ноон: “И где эта дурацкая манипула?”
Ноон огляделся и тут он заметил то, что должен был заметить в первую очередь, оказавшись в этом странном месте – У подножия холма колыхалось море. Живое море. Море образованное сотнями людей, ощетинившееся копьями, блестящее металлом доспехов и оружия. По Нооновым подсчетам тут было манипул пятьдесят. Хотя он мог ошибиться, так как был молод и ни разу не видел армии больше чем гарнизон Аргутского укрепления. Дальше на горизонте возвышалась крепость. Ее шпилевидные башни поднимались вверх как шипы и придавали ей сходство с ощетинившимся диколомом (Лостдримское животное, покрытое колючками, нечто похожее на ежа, но гораздо крупнее и злонравнее). Черный материал с синеватым отливом, из которого были сложены стены и башни, не был знаком Ноону. От одного вида этой крепости Ноона переполняло чувство безнадежности и какого-то необъяснимого страха. Определенно это был враг, точнее крепость врага. И хотя у солдат, готовых ринуться вперед по первому слову рыцарей, не было ни катапульт, ни штурмовых лестниц, Ноон догадался, что скоро будет осада. “Пойду присоединись к ним, а то, защитите боги, снова привлеку к себе внимание, может даже удастся узнать у солдат что здесь происходит” -подумал он, и шурша выскальзывающими из под ног камнями, стараясь не поскользнуться на влажной, словно после дождя, земле начал спускаться вниз. Когда Ноон оказался внизу, он попробовал затесаться в ряды близстоящей манипулы. “Куда лезешь, деревенщина?” – огрызнулся один из солдат – “Ты что слепой что ли, или может ты возомнил себя достойным стать фоларием (особый имперский воин, прошедший специальную школу), а ну заройся туда, откуда вылез”. С этими словами он дал бедняге увесистого пинка от чего тот отлетел на несколько метров и шлепнулся в сырую траву. Конечно, не будь Ноон так молод и неопытен, он бы сразу заметил квадратные ростовые щиты и нагрудные пластины из вардола (прочный металл из которого сделано большинство доспехов) и не допустил бы такой ошибки, пытаясь присоединиться к воинам с более высоким рангом. Ведь ранг для имперца это все, и никто не захочет общаться с тем, чей ранг ниже, чем его собственный, а тем более сражаться с ним в одной манипуле. Но Ноон, как я уже говорил, ни разу не видел больших армий, а в Аргутском укреплении никто не имел преимуществ перед другими, так как ранг был у всех одинаковый – новобранец. “Эй! Как тебя там? Давай к нам!” – кто-то из недалеко стоявшего отряда новобранцев, таких же как и Ноон, окликнул его. Ноон обернулся и увидел, что какой-то парень помахал ему рукой. “Надеюсь, они то не прогонят меня” – подумал Ноон и подошел к звавшему.
- Вижу ты свободный. Присоединяйся, у нас как раз, лишнее копье есть. – С этими словами он подал Ноону оружие (свое тот потерял и уже не помнил где). Хотя это сложно было назвать оружием: просто остро заточенная и обожженная с одного конца палка. Правда, новобранец имперской армии не мог надеяться на лучшее. Как говорили командиры в таком случае: “Это не оружие, а всего лишь инструмент для добывания его, все мы когда-то начинали с ним”.
– Можешь занимать любое место в манипуле, мы не фоларии, построению не обучены. – С этими словами парень засмеялся и похлопал Нона по плечу, намекая на недавнее событие. – Надеюсь ты помнишь, зачем мы здесь, сейчас мы осадим во-о-он ту крепость с плохими парнями. – Он сказал это в шутку, но Ноон действительно слышал об осаде в первый раз поэтому, как бы оценив юмор, был вынужден выдавить из груди несколько смешков.
Поблагодарив парня сам не зная за что, Ноон выбрал в манипуле место чуть подальше от края и встал там, опершись на копье и прислонив голову к древку. В голове проносилась одна мысль, постепенно упрощаясь и приближаясь к своей сути: “Вижу ты свободный… свободный… был свободный… а теперь нет. Даже не заметил потери. На что ты променял свободу? На копье без наконечника? На возможность получить звание?!”. “Нет, я не был свободным!” – Ноон разом оборвал горькие мысли - “Я никогда не был свободным! Никто! Никто не может быть свободным, пока есть Империя!” Ему показалось, что последние слова он произнес вслух и поэтому испуганно вжал голову в плечи. Страшно даже представить, что могло быть с ним если бы оно действительно сказал это. Другие солдаты по-прежнему занимались своими делами: о чем-то болтали, шутили, хвалились что именно они играючи возьмут эти стены – словом не обращали на Ноона никакого внимания. “Пронесло, кажется” – подумал Ноон. После этого случая он поспешил присоединиться к солдатам, чтоб опасные мысли больше не лезли в голову. Они что-то оживленно обсуждали:
- Почему же мы не взяли осадных орудий?
- Так ты еще не знаешь, что у храмовиков есть какой-то план по взятию крепости?
- Я тоже это слышал, а еще знаю, что фоларии оставили в лагере свои сарисы, к тому же посмотрите на их строй, он рассеянный, а не диколомный.
- Наверное это к лучшему – значит не ожидается никаких кровопролитных побоищ.
- Нет к худшему – наверняка придется делать много перебежек, да и где ты видел, чтоб защитники крепости покидали спасительные укрепления и сломя голову бросались в рукопашную, они попросту будут посыпать нас стрелами.
- Тише вы! Сейчас командование говорить будет.
Над морем плоти и металла воцарилась тишина. Ноон никогда не мог и подумать что, такое количество людей может не издавать ни одного звука. На краю холма стояло двадцать рыцарей с символикой пятого ордена. Точнее не стояло, а немного парило над землей на спинах крупных змееподобных существ – лошадок. Рядом с ними находился человек. В отличий от рыцарей он был пеший. Красные лоскуты его одежды веяли на ветру. Это был верховный инквизитор - человек не менее властный, чем отец ордена. Он начал произносить речь. Его голос металлом раздавался в тишине, и каждое слово было отчетливо слышно: “Братья! Вы - надежда и опора Императора! Мы хотим, чтобы наша родина процветала и далее, чтоб подлый враг не тянул свои ненасытные руки к нашему отечеству, чтоб его нога не ступала в земли где мы родились и выросли. Поэтому сегодня мы тут, чтобы снова поднять наш стяг над отобранной у нас территорией и показать всем, насколько велика Империя. Не буду скрывать, враг очень опасен, как лесной великан мечущийся в агонии. Все мы скорбим о недавно умершем святом – Ирие IV. Да, он был подло убит, но сила его мощей поможет нам. Совет выразил доверие вам – солдатам пятого ордена. Именно вам, простым солдатам доверено пронести его силу к стенам логова врага. Враг засел тут крепко и император решил не жертвовать своими подчиненными, хотя он знал, что любой с радостью примет смерть во имя Империи, он разрешил использовать мощи Ирия IV во благо Империи. И я торжественно передаю их вам.” Инквизитор достал откуда-то из складок одежды небольшой металлический предмет. Больше всего он напоминал уменьшенную флягу для воды. Инквизитор пробежал взглядом по армии и выбрав одного из воинов указал на него перстом. “Ты, подойди и прими мощи Ирия IV” После этого из манипулы вышел фоларий. Он неуверенно поднялся на холм и присел на колено. Инквизитор протянул ему вместилище праха, но когда тот хотел взять вместилище кинжал инквизитора рассек ладонь солдата. “Отныне ты связан кровавыми узами, и если враг коснется мощей, то твоя душа будет мучаться. И не будет ей спасения от пытки длинной в вечность. А теперь иди” - Инквизитор вложил вместилище в окровавленную ладонь. Как только воин вернулся в ряды манипулы, длань отца пятого ордена сжатая в кулак поднялась высоко вверх – знак к построению. В подсознания Ноона ясно отпечаталась эта картина: длань, закованная в металл и освещенная пробивающимися сквозь тучи лучами. Фоларии выпрямили и без того почти безупречные ряды. Другие манипулы тоже постарались изобразить что-то типа строя. Вся армия имела примерно такую структуру: элитные манипулы ордена стояли самыми последними, дальше шли манипулы фолариев, ряды же простых солдат почему-то оказались в авангарде. Лучников и осадных орудий не было. Все замерли глядя на кулак отца. Наконец его рука резким движением взметнулась вперед. Это был роковой знак – войска пошли в наступление…
С маршевого шага фоларии перешли на бег, манипулам из новичков тоже пришлось это сделать. В тот момент никто не сомневался в победе, еще бы, ведь с армией великая сила Ирия IV, наоборот все, особенно те, кто в бою в первый раз жаждали битвы. Гигантская волна живого моря постепенно приближалась к черным стенам, желая одним накатом смыть крепость как замок из песка. На стенах, не было никакого движения, воины уже было начали думать, что враг сдастся без боя, но не тут то было. Неожиданно из бойниц и из-за зубцов посыпался град черноперых стрел и болтов. Казалось, что стрелы вылетают сами по себе. Залп смертоносного дерева обрушился на солдат и смел пять первых рядов начисто. Незащищенным броней и щитами солдатам было нечего противопоставить черному ветру. Началась паника, новобранцы ринулись назад. Но тут фоларии взмахнули мечами и особо прыткие дезертиры попадали как подкошенный мучнистик (зерновая культура). Никто не заметил откуда появились волоогры. Многие солдаты с удивлением обнаруживали лохматых чудовищ, когда страшные когти уже вспарывали их плоть. Заточенные палки не наносили волоограм значительного вреда. Приходилось ударять с разбегу, наваливаясь на древко всей массой, даже если такой удар удавался, то смертельно раненое чудище просто убивало обидчика. Зато фоларии без особого труда справлялись с волоограми. Сначала чудовище наталкивалось на стену щитов, а потом сразу несколько мечей пронзали черную плоть. Ноон бежал все вперед и вперед, его соседа справа сбило с ног, что: стрела или волоогр - Ноон не стал оборачиваться. Со стен ударил еще один залп. Смело еще несколько рядов, Ноон с ужасом заметил, что следующий залп доберется и до его манипулы. И тут боковым зрением он заметил черную тень смерти, своей собственной смерти. Он резко повернулся в сторону, довольствуясь принципом, что надо видеть свою смерть в лицо. Но какого же было удивление приготовившегося умирать Ноона когда заметил, что волоогр висит на случайно выставленном Нооном копье. Это была большая удача – монета остановившаяся на ребре. Удар пришелся прямиком в сердце зверю, поэтому смерть была мгновенной. Ноон выдернул свое копье из тела, древесина на острее расплющилась, теперь эта палка вообще не представляла никакой опасности. И тут “победитель” спиной почувствовал взгляд. Именно почувствовал. Он даже успел удивиться, что такая невесомая вещь как взгляд может вызывать ощущение прикосновения. Он обернулся, это был еще один волоогр, он присел на задние лапы и хищно смотрел своими желтыми глазами на человека, еще не успевшего осознать, что жив после нападения первого врага. Монстр сделал бросок, инстинктивно Ноон закрылся затупившимся оружием. Оно встало поперек чудовищной пасти. Волоогр явно не ожидал сопротивления от ошарашенного человечка. Он не ожидал, что вместо мягкой плоти в зубах окажется древесина. Под весом чудовища Ноон упал на землю, кое-как удерживая копье с монстром на вытянутых руках. Лапы волоогра были более короткими, чем руки Ноона, поэтому он не мог дотянуться до жертвы своими страшными когтями. Но Ноон чувствовал, что не сможет долго так вот держать монстра, да что там долго, его руки уже сгибались в суставах, сокращая расстояния между когтями чудища и своей грудью. Вот уже на теле осталось четыре багровых полосы. Почувствовав боль, Ноон собрал последние силы и снова выпрямил руки. Но его ненадолго хватило, на теле появлялись все новые и новые полосы, каждый раз раны были все глубже и глубже. Ноон хотел закричать, но сил уже не было. Теперь это точно смерть – подумал он. Обидно умирать, только что вернувшись почти с того света. Но и во второй раз судьба была благосклонна к нему, Волоогр внезапно дернулся и затих. Из груди торчал наконечник пробившего его насквозь арбалетного болта. Черная кровь закапала на красные раны Ноона. Ноон повернул голову немного в сторону и отпрянул. Рядом лежал еще один воин. На Ноона безжизненно смотрела пара остекленевших глаз. Этот бесчувственный взгляд. В нем больше не было ни радости, ни печали. И заглянувший в эти бездонные дыры мог найти там лишь свое отражение, да дымку смерти. Глядя в разбитое зеркало души, Ноон почувствовал ужас и резким движением руки, словно труп мог укусить, опустил чужие веки, навсегда…
Когда Ноон это сделал и оторвал взгляд от мертвого лица, то заметил металлический предмет, висящий на шее покойника. Это было вместилище праха. Внутри Ноона все оборвалось.
- Ну почему это нашел именно я?! Почему моя первая битва в жизни такая большая, для такого маленького новобранца? Ноон приподнял голову, пытаясь найти поблизости того, кому можно было передать столь ответственную ношу. Но нет, невидимые стрелки хорошо поработали, и теперь Ноона от уцелевших манипул отделяло немалое расстояние. Добежать до них было невозможно скорее получишь болт в спину или волоогры перехватят на полпути. “А раздери тебя волоогр! Была не была… Во славу Империи!” – с этими словами обезумевший Ноон выскочил из под ставшего домом трупа волоогра и понесся с сторону стен. В одной руке он сжимал заветное вместилище, в другой затупившееся копье. Но, сделав первый шаг, молодой воин понял, что не может бежать. Его как будто что-то тянуло назад, каждый шаг давался огромным напряжением, словно Ноон тащил за собой телегу, которая так и норовила утянуть его назад под гору. При этом воображаемая телега становилась все тяжелее и тяжелее и Ноону казалось, что с каждым шагом он наоборот отдаляется от стен. – Трус, ты настолько боишься, что даже ноги отказывают тебе. Все твое самосознание строиться на ужасе перед смертью. Ты ничтожество, а не воин Империи. – ругая, подгонял себя молодой воин. – Ну же вспомни, может для тебя есть хоть что-нибудь дорогое в отечестве? Вспомни отца, мать, дом, друзей. Но почему-то, в голову Ноону приходила лишь часовня на окраине его родного городка Аварага. Особенно четко вспоминалась пара потрепанных временем фресок на стенах часовни. В детстве Ноон любил разглядывать их во время службы. На одной был изображен рыцарь, сидящий на странном существе, говорят, что на острове Короны (именно с этого острова и приплыли коренные Имперцы) действительно водились такие. Лицо рыцаря было не разобрать: от влаги штукатурка осыпалась как раз на его месте, зато доспех и развевающийся по ветру плащ были нарисованы очень детально и сохранились хорошо. На другой фреске был изображен бегущий под градом стрел пеший рыцарь, он с гордостью держал в одной руке знамя какого-то из канувших в лету легионов, может быть еще и Первоимперии. В другой руке он сжимал обломленный меч, хотя, может быть, это осыпалась краска, но Ноону все же думал, что меч сломан в неравной схватке. Пара стрел торчала из брони рыцаря и если присмотреться к выцветшему изображению, то можно заметить и капли крови сбегающие вниз из под древков. Также на заднем плане виднелись силуэты других воинов, судя по рогатым шлемам и ужасающему оружию - враги. Но лицо рыцаря, которое, в отличие от прошлой картинки, здесь сохранилось лучше всего, выражало вовсе не страх и боль, оно было спокойно и даже радостно. Рыцарь был рад, что погибает как воин, он не потерял честь и не дрогнул и в доказательство этому он держит знамя своего легиона. Но больше всего запоминались его глаза, они с укором смотрели на входящих, так отец смотрит на своих еще несмышленых детей. Ноону вдруг сделалось ужасно стыдно перед рыцарем, и хотя он понимал, что это всего лишь фреска и при чем воображаемая, чувство стыда не исчезало.
– Я подвел целую армию и гибель огромного числа людей окажется напрасной, так как крепость не будет взята из-за меня, ведь если бы вместилище попало в руки любого другого бойца, он наверняка бы донес его до стен, либо лежал бы убитым, а не мялся бы на месте как я. Нет, я подвел даже не армию, а всю Империю, ведь вместилище попадет в руки врага и ценный артефакт будет утерян.
- Говоришь сам с собой? – от этого вопроса, раздавшегося за спиной, Ноон аж подпрыгнул, а когда спросивший поравнялся с казнящим себя новобранцем, у того и вовсе пропал дар речи. Ноона догнал рыцарь, как и полагается, он был закован в броню, но ехал он не на лошадке, а на том странном существе с фрески. У существа была крупная продолговатая голова, мускулистое тело и четыре жилистых ноги оканчивающихся копытами, существо было покрыто коротким ворсом, а на шее и на задней части туловища, образуя хвост, волосы были значительно длиннее. Но больше всего поражала неестественность и не гармоничность с окружающим миром, как животного, так и седока. Они были какими-то угловатыми, на них не играли тени, от чего оба казались плоскими. – Не поддавайся страху, сделай то, что должно быть сделано, я знаю это в твоих силах, а в моих помочь тебе – с этими словами воин полоснул невесть откуда взявшегося волоогра. И только сейчас Ноон заметил, что рыцарь вооружен не копьем, как это сначала казалось, а странным его аналогом. На обоих концах не очень длинного древка крепились 16 дюймовые обоюдоострые лезвия из незнакомого металла. На пути бегуна и всадника показались еще несколько волоогров и рыцарь показал все преимущества своего экзотического оружия. Колющие, рубящие и режущие сыпались направо и налево, оружие сочетало в себе достоинства копья и меча и вскоре все загораживающие путь волоогры лежали. – Вперед к стенам! Следуй за мной! – Рыцарь стукнул пятками металлических ботинок по бокам ездового животного и поехал к черной громадине. Ноону пришлось последовать за ним. Сначала он шел пешком, потом перешел на бег постепенно ускоряя темп. Неведомая сила больше не препятствовала его движению, но чтоб не отстать от скакуна приходилось бежать на пределе своих возможностей. Животное, не смотря на то, что в отличие от лошадки передвигалось на четырех ногах, а не парило в метре от земли, вряд ли уступало ей в скорости. Но этого нельзя сказать про Ноона после минуты бега он значительно отстал от всадника и запыхался так, что больше не мог бежать.
- Не отставай! – подбодрил Ноона всадник.
- Это вы притормозите, простите, но я больше не могу бежать…
- Нет, я знаю, что ты можешь! – всадник притормозил скакуна и сказал эти слова совсем негромко и не пафосно, он не подбадривал своего спутника, а как будто подтверждал очевидное.
- Нет, это выше моих сил! – Ноон не понимал, что от него хочет этот закованный в броню человек, и от этого был в отчаянии.
- Ты сомневаешься в МОИХ словах – словах рыцаря?! Если я говорю можешь – значит можешь! Это ты в себя сам вместе со всей ересью загнал это ограничение. – Рыцарь сердито посмотрел на Ноона, насколько сердито может быть выражение лицевой части его шлема. – А теперь слушай и понимай. – В смотровой щели шлема сверкнули зеленоватыми бликами глаза рыцаря, этот взор намертво приковал к себе внимание Ноона, тот не мог отвести взгляда. - Забудь усталость и боль, забудь про свои раны телесные и душевные, забудь, что ты перемещаешься по земле, забудь, что ты чего-то боишься, или чем-то дорожишь, забудь, что ты кого-то ненавидишь или любишь. Ты ни кому не подчиняешься и абсолютная свобода возможна. Оставь груз мыслей и идей здесь, на земле. Теперь скорость это твой образ жизни, твое тело и твой хлеб. Слейся с ветром, стань вольной, необузданной стихией. Тебя больше ничего не сдерживает, ты шутя преодолеваешь огромные расстояния, ты резвишься в луговых травах, ты гуляешь под сводами дворцов и храмов, листья деревьев шепчут тебе о былых временах и о том чего еще не было, о подвигах героев и о гибели Первоимперии, о далеком - лесе Хов и о других мирах… И Ноон взметнулся ввысь пригибая к земле полевые травы и сдувая с них капельки влаги. А у стен черной крепости шел бой, а точнее бойня. Черноперые стрелы волна за волной обрушивались на ряды имперских воинов, неизвестно откуда брались новые волоогры, занимая место убитых, чтоб самим обагриться темной кровью. Армия империи стремительно таяла, но не отступала. Гибли молодые ополченцы, гибли граж-манипулы, гибли фоларии, гибли элитные отряды, умирали рыцари. Вот уже отец клана медленно оседает, между пластин его сверхпрочной ----- брони торчит бревноподобный снаряд. И лишь глупая трава радуется обильному поливу, ей ведь все равно какую влагу пить. А Ноону все это было безразлично. Безразлично, хотя он и понимал, что все поле усеяно телами людей, которые больше никогда не вернуться домой, которые совсем недавно разговаривали друг с другом, мечтали о чем-то, к чему-то стремились. Как все это бренно, думал ветер, играя в тяжелых тучах.
…А после снова была темнота. Только на этот раз темнота не желала задерживать своего гостя. Ноону казалось, что он проваливается в черную бездну, покачиваясь из стороны в сторону как осенний лист сорвавшийся с ветки, но вскоре падение прервал удар. Ноону показалось, что он упал на что-то, и то на что он упал обтекает его как мягкая перина на которой ему когда-то доводилось лежать, на такую в давние детские годы укладывала его бабушка. Только “это” было куда мягче и привычнее. Оно было как бы частью его тела, а может даже и не частью. Он даже и не догадывался, насколько близок к истине. Наконец “это” окончательно слилось с Нооном, слилось так, что даже перестало ощущаться. И только после этого Ноон перестал быть безвольной куклой носимой неведомыми силами неизвестно где.
Ноон почувствовал, что лежит на набитом соломой тюфяке, на таких спали все армии Империи. Ноон открыл глаза, и не смотря, на темноту, понял что лежит в казарме. Первой мыслью было, то, что ночь еще не прошла, значит, и его смена караула еще не кончилась, а он, почему-то отдыхает в постели. Второй мыслью было то, что он не помнит, как он здесь оказался, помнит как почувствовал резкую головную боль или это был громкий и болезненный звук, помнит, как катался, корчась от болезненных ощущений, помнит горецвет, тут Ноон с удивлением обнаружил, что сжимает в руке это растение, но Ноон не мог высчитать того момента в который события перестали отпечатываться в его памяти
Набравшись храбрости, Ноон попробовал встать, но тело отказывалось его слушаться. Ноон хотел поднять руку, но даже это он не смог сделать с первого раза, пришлось долго перебирать внутренние ниточки, чтоб найти ту, которая двигала рукой. Ноон от кого-то слышал, что действительно, эти воображаемые ниточки существуют, они даже называются как-то непонятно “переживания”, что ли, а может быть ”нервы”. Такие ощущения, когда забываешь, какой нерв чем двигает, уже были ему знакомы. Нечто подобное, случалось после болезни. Это было давным-давно в далеком детстве, тогда неведомая болезнь терзала беднягу так, что монах-лекарь, глядя на мечущееся в жаре тельце, лишь отрицательно покачал головой, встал и вышел.
Что было потом, Ноон опять не помнил, болезнь затуманила разум, а тех моментов, что урывками запомнились, он просто не понимал. Приятный аромат каких-то трав, которые Ноон искал в последствии, желая вновь вдохнуть запах растираемых лепестков, вернувший его однажды к жизни. Тонкая изящная, покрытая узором, рука, покачивающая его детскую кроватку. И пение, тихий нежный женский голос, ни мелодию, ни, тем более, иноязычных слов песни Ноон не запомнил и в последствии очень жалел об этом. Кто же приходил к нему в тот вечер? – на этот вопрос Ноон вряд ли когда-нибудь получит ответ. Хотя кто бы это ни был, он вернул Ноона к жизни. А жизнь это такой дар, что не имеет значения, из чьих рук ты ее получил. Немощный стремительно пошел на поправку, но долгое время после этого, тело так же отказывалось слушаться его. Схожие ощущения напомнили ему о тех минувших днях. Тогда Ноон жил со своей семье в имперском городке Авараг, помогал по хозяйству родителям, играл на тихих улочках с друзьями, придумывал себе приключения, из которых каждый раз выходил победителем и спасал себя, а заодно маму, папу, бабушку, девочку Наю из соседнего дома ну и, конечно, не забывал спасти Императора. Почему Ноон так часто вспоминал те далекие годы, когда он был беззаботным мальчишкой? Наверное, потому, что кроме этих дней когда можно было вытворят, что угодно и все это простят, когда сон после обеда был чем-то неприятным и надо было искать неотложные дела, чтобы избежать этой “суровой участи”, наконец, когда его окружали родственники и закадычные друзья; кроме этих дней и вспомнить-то Ноону было нечего. Вся остальная жизнь слилась в несколько мгновений: школа, Аварагский гарнизон и, наконец, Аргутское укрепление, в какое его недавно перевели. Полежав еще немного, Ноон решил воспользоваться потоком нахлынувших на него воспоминаний и попробовал восстановить в памяти заветную песню, и сейчас ему показалось, что он близок к этому как никогда, несмотря на годы, прошедшие с тех пор. Еще не которое время Ноон лежал, глядя в потолок и размышляя о всем и о ничем одновременно, а потом он понял, что больше не сможет пребывать в незнании о том, что сейчас происходит, почему он здесь и, вообще какое сейчас время суток. Если ночь, то почему соседние лежанки, те, которые можно разглядеть сквозь темноту, пусты, если день, то почему темно. Наконец Ноон вспомнил, что находиться у окна и может отодвинуть шторку и выглянуть на улицу, не вставая на непослушные ноги. Ноон протянул руку и отогнул неравномерно выкрашенную ткань, полюбовавшись на размытые очертания сквозь запотевшее стекло, смахнул влагу и посмотрел наружу.
Солнце только поднималось, и слабые рассветные лучи еле-еле освещали темные силуэты деревьев с редкими пожухшими листьями, там и тут торчали опавшие и пожелтевшие кусты ----. Свернувшиеся от утренней прохлады стебли озябки (трава такая) нагоняли осеннюю тоску. И горько-синее небо, какое бывает только осенними утрами. И вот на фоне этой печальной синевы, поскрипывая и хлюпая грязью, медленно катила телега, запряженная сонно переставляющим копыта грунном. Телегой правил закутанный в плащ человек. Когда Ноон взглянул на содержимое телеги, то в ужасе отшатнулся от окна. Из стороны в сторону покачивались темные силуэты свешенных рук и ног. Тела, много мертвых тел было свалено кучей и прикрыто набросанными сверху мешками. Ноон не хотел понимать происходящее, не хотел знать, почему через Имперское укрепление везлось такое количество мертвых, не хотел догадываться, что послужило причиной их смерти. Ноон хотел только одного, спрятаться от этого и подождать когда начнется обычное утро в Аргутском укреплении, когда по команде солдаты повскакивают с тюфяков и кинуться умываться, а потом на утреннее построение, а дальше завтракать и на тренировки. Но после Ноон решил, что погибать, укрывшись под одеялом – участь труса; и куда разумнее сходить в другую комнату за оружием: копьем и кинжалом.
Когда Ноон вошел в другую комнату, являющуюся одновременно кухней, столовой и прихожей, то заметил там какого-то незнакомца, роющегося в буфете, словно у себя дома. Первой мыслью Ноона было, что это вор и Ноон потянулся за кухонным ножом на столе. Тем временем незваный гость изучал зачерствевший кусок ховаса (хо′вс – злачная культура из нее пекут хо′вас), наверное, оценивал его съедобность.
- “Слушай, Ноон, а где тут у вас заварка? В вашем шкафу такой же бардак, как и во всей вашей Империи” – с этими словами незнакомец обернулся и шесть его глазок весело подмигнули Ноону. Тот же так и остался стоять с открытым от удивления ртом, еще бы, ведь незнакомец был сшампом. Ноон сильно зажмурил глаза, желая прогнать наваждение, но когда он их открыл, сшамп ни куда не делся, а по-прежнему стоял на кухне Имперского военного жилища и держал в руке собственную чашку Ноона. Самое интересное, было то, что Ноону казалось, что он уже где-то встречался с этим сшампом, вот только не помнил где именно, об этом говорило и то, что сшамп знал имя Ноона. Забыв про вопрос, Ноон тщетно пытался вспомнить, когда же он с ним познакомился. Не дождавшись ответа, сшамп снова полез в буфет, при этом, ворча – “У кого я спрашиваю?! Вы ведь Империя, вы гордые. И как какой-то сшамп – хранитель имеет наглость осквернять вашу мебель и посуду?! И не важно, что этот хранитель всю ночь напролет скреплял реальность”. Сшамп наконец-то нашел горшочек с заваркой и, высыпав добрую часть его содержимого в чашку, залил холодной водой из кувшина. “Хотя, прости, тяжелая ночка выдалась, знал бы ты каково это сдерживать расползающуюся ткань мироздания. Ты лучше расскажи, как так получилось, что могучую Империю уничтожил один-единственный человек”. Ноон сам не знал почему, но эти слова его практически не задели, наверное, если бы это сказали ему вчера, он бы сошел с ума от горя, но сейчас его это даже не удивляло. “Я так и думал, что примешь эти слова правильно, согласись, ты ведь никогда не был предан Империи скорее ты боялся кары и того, что будешь прозябать всю жизнь арбаком (арбак - не получивший гражданство Имперец)” – сказал сшамп, внимательно наблюдая за Нооном. “Именно, благодаря тому, что Слово Императора в тебе не достаточно сильно, ты и стал одним из немногих, кого удалось спасти в эту ночь” – продолжил он, поднося кружку ко рту – “Да не стой же ты просто так с открытым ртом. Садись, наливай себе луму (лум – травяной напиток, который любят попивать сшампы, глядя на звезды и загадывая, все самое хорошее на грядущий день, после лум переняли Имперцы, ни придавая ему никакого значения и введя его в повседневный рацион). Время лечит, все уладиться, вот увидишь, и начнется у тебя новая, совсем другая жизнь. Ведь теперь ты волен идти куда хочешь, делать что хочешь, быть кем хочешь”. Сшамп пододвинул кружку с крепко заваренным лумом, и Ноон залпом осушил половину, лум взбодрил и прояснил утомленную от событий и впечатлений голову, водоворот мыслей, вопросов и недопониманий остановил сводящее с ума вращение, и все сложилось аккуратной стопочкой, так чтобы не загромождало голову. Раньше Ноон никогда не замечал за этим напитком такого действия.
- Рад, что тебе понравилось – заметил сшамп.
- Но как…
- Все также: взял луминной травы из вашего шкафа залил водой, даже не кипятком.
- В чем же причина, все… все…
- Видишь ли, очень многое зависит от того, чью руки сделали это, казалось бы, просто заварить траву, но у одного это получается лучше, а у другого хуже и дело тут не в кулинарных секретах. Слышал когда-нибудь про Брегуин? Нет, скорее всего: небольшой кусочек территории рядом с Утренним лесом, но жители этой местности владеют искусством рун. Всего восемь символов; кто угодно, попрактиковавшись, может нарисовать их так, что на глаз не отличишь, но… – сшамп сделал паузу – они будут отличаться от тех, что рисуют брегуинцы потому, что не будут обладать чудесными свойствами. Руна материи не придаст вещи особой прочности, руна действия не заставит работать сложный механизм, руна чистоты не защитит предмет от тех, кто захочет использовать его с недоброй целью. Также и лум: приготовленный разными сшампами он, тоже различается, а люди готовить лум не умеют, что ни говори.
Ноон молчал, глядя в стол, ему было нечего сказать, он не знал что делать и как так получилось, что все, что он знал, любил и ненавидел ушло в небытие, а сам он в настоящий момент пьет лум с сшампом. Сшамп же все говорил и говорил:
… В общем, в вашей имперской религий все обстоит примерно так: из мира земного вы попадаете в мир мертвых для наказания или для поощрения. Правильно? Правильно! Так вот ваш вселюбимейший император решил сбежать из этого самого мира мертвых. Ну и что, что он тогда еще не умер, когда умрет, поздно будет. Но, чтоб удрать из мира мертвых нужно проделать дырку в материи мира. На сколько мне известно, это еще никому не удавалось… до этой ночи. Этот хитрец поступил очень, мягко сказать, подло, на что ему такое количество поданных? Империя огромна и занимает весь континент, по крайней мерее все его равнинные участки, а народ боготворит своего повелителя и последует за ним хоть на тот свет. Что, в общем-то, и случилось. И вот огромное количество отошедших душ, подчиняясь приказу Императора даже после смерти, проделало брешь в самой реальности этого мира. Все прошло так ловко и неожиданно, что мы… ну я и мне подобные, не смогли это предотвратить, единственное, что оставалось сделать - так это закрыть прореху в ткани мироздания.
И если мои предположения верны, то скоро огромное количество душ, не нашедших покоя в мире мертвых, вернуться сюда, и будут призраками скитаться по опустевшим городам, деревням и дорогам, озлобленные предательством Императора. И горе тому, кто попадется им после заката солнца или просто в темном уголке. Так что уходи куда-нибудь подальше от этих проклятых стен, пропахших ненавистью ко всему живому. Уходи в Горноземелье, или через лес в Луговое раздолье, или, если пойдешь на юг и будешь держаться подальше от тракта и придорожных укреплении, можешь достигнуть Аргата. Но на запад дорога закрыта, слишком уж большое влияние имели там люди в последнее время, да и без призраков неспокойно там. Защищать тебя мне некогда, да и не входит в мои обязанности, достаточно, того, что я уже спас тебя от участи большинства… Удач тебе в новой жизни, а меня ждут на совете амэилов, я ведь тоже…
Сшамп недоговорил, снял плащ с вешалки, легким взмахом, накинул его на плечи, и уже хотел открыть, дверь, но Ноон окликнул его.
- Но почему ты спас меня? Погибло все, что я любил, не осталось в живых ни родственников, ни друзей, рухнули все мои надежды, остался лишь я один.
- Почему я спас тебя? – сшамп обернулся и внимательно посмотрел на человека – Ну если я скажу тебе, что так хочет моя добрая душа, ты все равно ведь не поверишь в эту нелепую ложь. У каждого действия есть резоны, а мои тебе лучше не знать, да ты их все равно не поймешь.
- Но…
- У всех есть какие-либо цели, просто кто-то умело маскирует истинные причины своих действий под добрые намеренья, а у кого-то это не получается, и таких вы зовете корыстными. В любом случае, я спас твою жизнь или тебе, было бы легче, если бы ты погиб вместе со всеми. Не строй из себя непорочного, любая жизнь лучше смерти. Да еще и не известно, может быть, ты получил намного больше, чем потерял.
- Наверное, ты прав, я в неоплатном долгу перед тобой.
- Оставь громкие слова при себе, человек, не забывай, что спас то я тебя исключительно по своим “корыстным” причинам – сшамп открыл дверь, свежий утренний ветерок ворвался в комнату вместе с лучами утреннего солнца. – Ну, не забывай, будешь в Вальгуте – заходи. Помни, что жизнь продолжается, и в твоем доме, по-прежнему, горит очаг.
Сшамп вышел наружу, в утро, Ноон даже не успел попрощаться со сшампом, да и не знал он, что нужно говорить уходящему сшампу-амеилу. Ноон задумчиво посмотрел в непроглядную бездну лума на дне кружки и допил его. Чудный напиток догадывался куда быстрее утомленного от всех происшествий Ноона, и внимание его сразу же сконцентрировалось на словах “… и в твоем доме по по-прежнему горит очаг”. Повторив их, Ноон не поверил услышанному и, желая уточнить выскочил на улицу. Но сшампа там уже не было, укрепление было пустынно. Вид покинутых домов угнетал и пугал. В конце-концов, Ноон заметил темный силуэт под деревом, но, приглядевшись, понял, что это всего-навсего плащ, висящий на сучке и развеваемый ветром. Ноон спустился по скрипучим ступенькам крыльца и, шурша нападавшими листьями, подошел к дереву. Действительно, это был тот плащ в котором сшамп вышел из дому. Ноон погладил мягкую ткань, отогнул полу и тут откуда-то из складок к нему в руки выпал обрывок бумаги. Ноон поднес его к глазам и прочитал надпись на Имперском “…то есть огонь твоей надежды”. Ноон не имел представления, что бы это могло значить, он поднял глаза словно ища ответ.
Солнце восходило из-за золотистых верхушек леса, утренние лучи скользили по соломенным скатам крыш, трава блестела от росы, в воздухе летали волокна коры дральтов переходящих к зимнему своему состоянию, в глаза бросались почерневшие от дождей срубы изб и частокол, намокшая древесина приятно пахла.
Вот она свобода! То, о чем ты даже и не мечтал. Что же ты стоишь? Не веришь своему счастью? Или жалеешь о чем?
Ноон не знал что ему делать и куда идти. Искать выживших людей? Просить помощи у сшампов? Жить отшельником? Он был безразличен этому миру и не знал о нем ничего. То, что его больше никто не любит и никто не ненавидит, что им никто не командует и никому он не нужен – это пугал Ноона. Тяжело вздохнув он поник головой.
Зашелестели деревья, качнулись, роняя желтые листья, вскоре и Ноона настиг этот порыв ветра, потрепал вихры на голове, подергал за штанины, наполнил рукава.
- А жизнь продолжается – подумал Ноон, а может, эти слова нашептал ему ветер.
Так или иначе, но Ноон улыбнулся этим мыслям и направился к западным воротам, прямиком выходящим на Сумеречный тракт.
L@WyeR
Эх, давно я не брал в руки шашку... Приступим.

====================
> Свет двух лун пробивался между ними словно переплетение вен

Кхм. Не знаю, у кого как переплетаются вены (у меня например, они большей частью идут без излишне резких поворотов и ненужной путаницы), но это и не важно, ибо свет, как известно, распространяется прямолинейно, а в случае преломления -- путем, обеспечивающим наибольшую скорость. В общем, весь оборот воспринимается довольно тяжко, и картину, которую, как я понял, хотел представить автор, я уразумел не с первого раза. Перед этим в голову лезли пробивающиеся в узкие зазоры между тучами лучи, которые зачем-то переплетались между собой на манер спиралей дезоксирибонуклеиновой кислоты.

> в свете фонаря было видно как он гонит пыль

Перед "как" запятая.

> иногда где-то вдалеке слышался гром. Воздух напряжен, все ожидает

Резкая смена времени, в котором ведется повествование. Нехорошо есть.

> В такую погоду лучше всего находится дома

У меня дома в любую погоду довольно сложно что-то находится, если я заранее не осведомлен о том, где оно лежит. Ах, автор имел в виду неопределенную форму глагола -- "находиться"? Тогда будьте добры -- мягкий знак.

> Странно откуда вообще берутся такие мысли у воина Империи

Странно, откуда вообще у бедняги воина с такой собачьей жизнью берутся мысли, но я не об этом. Я о запятой после "странно".

> с двеннадцати лет живущего в общих бараках

Двенадцати. Меньше "н".
Общие бараки -- это они зря. Нет чтоб поселить солдата в его личные, персональные бараки.

> Тут внезапно от вспышки молнии стало светло как днем

А там -- осталось темно?

> Это не знал сам Ноон

Этого, надо полагать. Сдается мне, тут нужен родительный падеж, а не винительный. Хотя, должнен признать, по этому вопросу можно спорить.

> Но Ноон верил, что на это у командования есть свои причины, незамеченные простым солдатом.
> заставила Ноона прервать ход еретических рассуждений

Мысли солдата дивны и непонятны. Он верит, что причины у командования есть, но рассуждения его при этом еретичны.

> извивался на земле как раненая лошадка

Сравнительный оборот выделяем запятыми. В данном случае (в конце предложения) -- всего одной запятой.

> Ноон приподнялся на руках и попытался дотянуться до нее

В двух предыдущих предложениях подлежащие соответственно "пучок травы" и "растение". Первое мужского рода, второе среднего. Внимание, вопрос: до кого это до "нее" Ноон попытался дотянуться? И второй вопрос: чем он тянулся, если на руках он в это время приподнялся?

> как бы желая удостовериться в неподвижности.

Неподвижности пучка травы?

> Вот моя смерть подумал Ноон…

Прямую речь на письме выделять надобно. Не говоря уже о правилах -- хоть как-то :-)

> Темнота, кругом одна темнота

Точно одна? Не две, не три?

> Но к сожалению не могу вспомнить.

К сожалению, не хватает двух запятых. Весьма надеюсь, что, к моей радости, сами догадаетесь, где именно.

> Может тогда, я вспомню ее.

А тут с запятой промах вышел. Переместить на одно слово влево -- и все будет окей.

> Может это враг?

Враг может что угодно, враги -- они такие. Хороший враг может себе позволить даже не выделять запятой вводных слов. Но мы же не враги себе, потому мы так поступать не можем.

> Хоть увижу свет перед смертью, если я уже не умер

Некромантам на заметку: следует различать фразы "уже умер" и "еще не умер".

> Наконец то ты нашел меня, ну и неразбериха у тебя в душе парень

Не знаю, как в душе, а вот в предложении точно неразбериха. Во-первых, "наконец-то" пишется через дефис, во-вторых, обращение "парень" выделяется запятой.

> я затем и пришел к тебе, чтоб исцелить ее

Неразбериху? Это правильно. Народу не нужна нездоровая неразбериха, народу нужна здоровая неразбериха!

> от нестерпимого света, глаза на некоторое время потеряли способность видеть

А вот тут запятая точно ни к чему.

> небо выглядело напряженным как парус

см. выше о сравнительных оборотах.

> Чей-то, раздавшийся за спиной, хриплый голос окликнул Ноона

Как-то кривовато построено. Представляется тучный такой хриплый голос, основательно раздавшийся (надо полагать, вширь) за спиной.

> увидел то, что он никак не ожидал

Не ожидал -- чего. Таки родительный.

> А именно рыцарей

Рыцари не что, рыцари кто. Впрочем, это уже, согласен, придирка.

> Некоторые о чем-то общались друг с другом

О чем-то общались -- построение довольно необычное, глаз режет. Можно о чем-то говорить, о чем-то шептаться, о чем-то переписываться, но о чем-то общаться -- как-то это не по-русски, честно.

> Вместе с ними чуть в стороне стояли телохранители

Так вместе с ними или чуть в стороне?

> и знаменоносцы

Знаменосцы они были, зна-ме-нос-цы. Примерно как броненосцы, а не броненоносцы.

> Их тут было человек двадцать
> Ровно двадцать знамен колыхались в потоках ветра

Значит, либо их было не человек двадцать, а двадцать человек, либо не всем досталось по знамени.
Кстати, двадцать знамен колыхались или колыхалось -- тоже вопрос открытый.

> демонстрируя гербы искусно изображенные на них

Запятая после "гербы", или просто перестроить предложение, чтоб вышли "искусно изображенные на них гербы".

> и непонятная символика и легко узнаваемые знаки

Перед повторяющимся союзом "и" ставим запятую.

> Ты что немой что ли, отвечай или я прирежу тебя как предателя!

Сразу видно: рыцарь силен не только как рыцарь, но и как оратор. Влепить в восклицательное предложение вопрос, не выделив его вопросительной интонацией, да еще пропустить пару пауз -- такое без тренировки не каждый сделает. Я думаю, он хотел сказать что-то вроде "Ты что, немой, что ли? Отвечай, или я прирежу тебя как предателя!". Надо также отметить, что "как предателя" -- это в данном случае не сравнение, потому запятая здесь не поставлена совершенно верно.

> особенно запомнилось суровое лицо рыцаря, иссеченное ранами

Может, шрамами? Не думаю, что рыцарь бы занимался ерундой вроде разговоров друг с другом, отработки ударов и блоков, молитв и вообще борзых разговоров с прохожим солдатом, будь у него столько ран на лице.

> и если Ноон будет так стоять дальше

После и -- запятая. Оно относится не к "если Ноон", а к "он, не колеблясь, воплотит".

> произнес дрогнувшим голосом: “Арвард! (типично имперское слово, приветствие высокопоставленного человека).

И не закрыл кавычку (так получается куда почтительнее).

> Поэтому я не казню тебе

Кому-кому?

> “Хорошо, что не хватило ума спросить, где я нахожусь.” – подумал Ноон: “И где эта дурацкая манипула?”

В знаках препинания, означающих прямую речь, какая-то неразбериха. Уж по крайней мере точка после "нахожусь" не нужна абсолютно.

> Ноон огляделся и тут он заметил то

Огляделся и заметил. Что заметил он и что заметил тут -- это уж, простите, ежу понятно.

> Море образованное сотнями людей

После "море" поставить запятую.

> не видел армии больше чем гарнизон Аргутского укрепления

Перед "чем" тоже запятая не помешает.

> Дальше на горизонте возвышалась крепость.

А что было ближе на горизонте? Я по простоте душевной думал, что горизонт один и к нему ближе-дальше как-то не очень применимо.

> Черный материал с синеватым отливом, из которого были сложены стены и башни, не был знаком Ноону.

И тут я зауважал имперскую армию. Определить материал, из которого сложены башни находящейся на горизонте крепости, да еще и классифицировать его как незнакомый -- это да.

> Определенно это был враг, точнее крепость врага

Интересная степень уточнения. Передо мной был мой друг Вася, точнее собака моего друга Васи.

> хотя у солдат, готовых ринуться вперед по первому слову рыцарей, не было ни катапульт, ни штурмовых лестниц, Ноон догадался, что скоро будет осада

Сядут все кружочком вокруг крепости, разведут костры, поставят палатки и будут жарить шашлыки и петь песни под гитару. Романтика!

> удастся узнать у солдат что здесь происходит

Угадайте-ка, что надо поставить перед "что"?

> стараясь не поскользнуться на влажной, словно после дождя, земле начал спускаться вниз

Внимание, правильный ответ: то же, что здесь после "земле".

> Ты что слепой что ли, или может ты возомнил себя достойным стать фоларием

Берем карандашик и нежно расставляем запятые. Сами. А то я уже устал.

> дал бедняге увесистого пинка от чего тот отлетел

От чего, говорите, отлетел? Во-первых, тут "отчего" вместе, во-вторых, перед ним запятая.

> он бы сразу заметил квадратные ростовые щиты

И как вы себе представляете квадратный ростовой щит? Это для бойцов два на два?

> прочный металл из которого сделано большинство доспехов

После "металл" -- её же, родимую.

> Но Ноон, как я уже говорил, ни разу не видел больших армий

Кто -- я? Повествование ж вроде ведется от третьего лица, в произведениях, так написанных, обороты вроде "я говорил" недопустимы.

> Надеюсь, они то не прогонят меня

Частица "то" в данном случае пишется через дефис с предыдущим словом: "они-то не прогонят".

> Вижу ты свободный.

Вижу свободный ты! Хочу сказать ты мой приветствий!
Ну, или просто запятой не хватает.

> Присоединяйся, у нас как раз, лишнее копье есть

У нас-то как раз, а вот у тебя, дорогой Ноон, длинноват, так что счас укоротим, будет и у тебя как раз. А укорачивать будет копьем, благо есть лишнее...
Догадались? Правильно, учимся ставить запятые в тему и не ставить их не в тему.

> Это не оружие, а всего лишь инструмент для добывания его, все мы когда-то начинали с ним

Они, хады, с ним начинали, а мы, новобранцы, значит, его сами добывать должны? Безобразие. Или дедовщина.
====================

Уфф, устал. Должен сказать, что при всех нареканиях к форме, по смыслу рассказ пока что интересен и непротиворечив, что само по себе приятно. Умение писать гладко приходит с опытом, а вот умение придумывать, что написать, надо иметь своё.
Пока что закругляюсь: текста впереди еще много, так что его, пожалуй, распечатаю и на неделе спокойно с карандашиком почитаю. А к следующим выходным выложу продолжение "разбора полетов".

With best regards,
L@WyeR
Насусь
Ты не представляешь, как я тебе благодарен! Ты мало, того, что прочитал мое творчество, так ты еще не поленился указать мои глупые ошибки! Уважаю! Само-собой я учту все это и исправлюсь.
P.S. Жаль, что у меня слишком мало сообщений, чтобы кинуть "+" на твою репутацию, друг.
L@WyeR
Ты не представляешь, как я рад, что ты нормально воспринял мое сообщение вообще :-)
Дело в том, что всегда есть немалый шанс того, что автор, увидев подобные нарекания к своей работе, начнет плеваться и рассказывать, что к нему придираются, его выставляют посмешищем, его не уважают как автора и прочая и прочая. Как показывает практика, у таких пейсателей шанс на выздоровление не очень-то велик.
Я специально выбираю для своих разборов подобный насмешливо-шутливый и местами злой тон, причем этому есть ряд причин. Во-первых, мне так интереснее (работа ж должна быть не только для других, она должна быть и для души). Во-вторых, "нас так учили" © и мне, стало быть, так привычнее. И, наконец, в-третьих, я убежден, что именно такая форма представляет собой что-то вроде испытания для автора на вшивость. Графоманы, пишущие просто для того, чтоб писать, народу не нужны. Как говорили в одном из интервью Олди: "Можешь не писать -- не пиши". Потому всякому начинающему автору надо ставить на пути препоны и тыкать его носом в его же сами знаете что. Чтоб он понял, что у него выбор ограничен парой вариантов: либо начать писать хорошо, либо перестать писать вообще. Причем второе гораздо проще. Чтоб слабые свернули с дороги сразу. А уж из тех, кто не свернет, кто будет не только сносить тыканье в своё это самое, но и благодарно кивать и улыбаться (вспомните, что вы слышали об обучении в восточных монастырях, найдете много общего), кто не будет брыкаться и кричать, что он лучше других знает, как надо (таких с дороги придется сталкивать силой, и по концовке они только лишних шишек себе набьют; причем себе еще ладно, но могут же и прохожие, то есть читатели, пострадать), и будет честно пытаться писать лучше -- вот из них еще может что-то получиться.

Так что если местами выходит зло -- то, во-первых, критику и положено быть злым, во-вторых, это необходимый элемент воспитательного процесса. Текст должен быть таким, чтоб к нему нельзя было придраться. Выгода двоякая: читателям будет легче и интереснее (ибо они не будут воспринимать текст как такой себе полуфабрикат), да и я ругаться не буду ;-)
После моей ругани, опять же, ошибки можно (и нужно) исправлять. То, что вещь местами написана криво, еще не значит, что ее нельзя переписать. А корректоры и всякие прочие бета-тестеры, как известно, на звание соавторов не претендуют. Им авторской благодарности в эпиграфе достаточно :-)

Это было пространное вступление. А теперь все же приступим к продолжению. Не зря же я на неделе распечатки марал?
========================

> и похлопал Нона по плечу

Зачем имя главного героя коверкаем? Устраните.

> Надеюсь ты помнишь, зачем мы здесь

Вводное слово "надеюсь" всё так же выделяем запятой.

> ты помнишь, зачем мы здесь, сейчас мы осадим во-о-он ту крепость с плохими парнями

Запятая после "зачем мы здесь" глубоко в душе запятой не является. Она почти что угодно (даже, вполне возможно точка, а то и две), но запятая тут -- вариант наихудший.

> Ноон действительно слышал об осаде в первый раз поэтому, как бы оценив юмор, был вынужден

Перед "поэтому" еще зпт. Это ж конструкция "поэтому был вынужден".

> Вижу ты свободный…

Это у меня дежа вю?

> Ему показалось, что последние слова он произнес вслух и поэтому испуганно вжал голову в плечи.

Ему показалось, что он испуганно вжал голову в плечи. А с запятой было бы легче, ему бы показалось только, что он слова вслух произнес.

> что могло быть с ним если бы оно действительно сказал это

Прям фрейдизм какой-то, "Я и Оно".
Кстати, перед "если бы" тоже запятая. Не дружим мы со сложными предложениями ни в какую...

> хвалились что именно они играючи возьмут

Хвалились, что. Чтой-то и впрямь скукотища пошла -- одни запятые корректирую. То ли автор к концу первой трети текста расписался, то ли еще что, но более занятных ошибок стало меньше.

Цитата
- Почему же мы не взяли осадных орудий?
- Так ты еще не знаешь, что у храмовиков есть какой-то план по взятию крепости?
- Я тоже это слышал, а еще знаю, что фоларии оставили в лагере свои сарисы, к тому же посмотрите на их строй, он рассеянный, а не диколомный.
- Наверное это к лучшему – значит не ожидается никаких кровопролитных побоищ.
- Нет к худшему – наверняка придется делать много перебежек, да и где ты видел, чтоб защитники крепости покидали спасительные укрепления и сломя голову бросались в рукопашную, они попросту будут посыпать нас стрелами.


Можно было бы порекомендовать расставить запятые (их здесь туча пропущена), но я не буду. Все равно придется весь диалог переписывать. Вы его перечитайте еще раз. Перечитали? И как картина? Для полноты не хватает только обращений вида "благородный дон" и просьб вроде "кстати, не передадите ли вы мне вон ту чашечку чаю, сэр?" -- и тогда всё будет в ажуре.
Нет, вы правда верите, что зеленые необстреляные новобранцы (а скорее даже оторванные от своих дворов крестьяне), вооруженные дрекольем, будут перед первым в своей жизни боем разговаривать так, будто они находятся на приеме у английской королевы?
Однозначно надо работать над передачей диалогов. Авторский текст и прямая речь героев -- очень разные вещи, и одинаковыми они быть не могут. Строго говоря, даже разные персонажи должны говорить каждый по-своему, ведь стилистика речи различных людей всегда различна.
Если крестьянин может говорить "ихних" и "енти", то для кадрового офицера, а тем более для самого автора, это непростительно. Если автор строит предложения красиво и правильно, то для солдата (да еще перед боем, когда нервы даже у лошадей не на месте, хотя им за семью волноваться не надо) это странновато.
Нет, я не говорю, что надо писать мат через каждое слово -- это читатель уж пусть сам догадывается, -- но и использовать конструкции вроде "почему же", "к тому же", "да и" и т.п. тоже не надо. Предложения поотрывистее, лексику пообыденнее, конструкции попроще. Представьте себе солдат перед боем, ведущих получившийся диалог, и взгляните на результат. Если выходит правдоподобно -- хорошо, если же есть ощущение плохого перевода с другого языка (а то и пародии) -- работаем дальше.

> никогда не мог и подумать что, такое количество людей может

Запятую из-за "что" достаем и ставим перед "что".

> не стояло, а немного парило над землей

А можно много парить над землей? Я думал, что уж или парить, или не парить вовсе. А тут выходит "более-менее деревянный цилиндр" какой-то.
Оно-то понятно, что имелось в виду "парило невысоко над землей", но почему бы так и не написать?

> В отличий от рыцарей он был пеший

Какой такой отличий?
И перед "он" запятая.

> его нога не ступала в земли где мы родились и выросли

Перед "где" запятая.

> лесной великан мечущийся в агонии

Оборот "мечущийся в агонии" не выделяется запятой только в том случае, если стоит перед подлежащим "великан".

> Враг засел тут крепко и император решил

Враг засел и император решил -- два простых предложения в составе сложного, не разделяться знаками препинания они не могут.
И еще какие-то странные метаморфозы происходят с императором: то он пишется с прописной буквы, то со строчной.

> решил не жертвовать своими подчиненными

Подчиненные -- у директора фирмы. У императора подчиненными можно назвать лишь его админ. аппарат, да и то с натяжкой. А жители всякой монархии по отношению к своему суверену -- подданные.

> пробежал взглядом по армии и выбрав одного из воинов указал на него перстом.

"Выбрав одного из воинов" -- оборот, выделяющийся с обеих сторон запятыми.

> “Ты, подойди и прими мощи Ирия IV”

Мощи Ирия IV. Принимать внутрь по две чайных ложки три раза в день после еды, запивая стаканом теплого молока. Повышают силу, выносливось и ловкость. Незаменимы для солдат. Противопоказаний нет.

> Он неуверенно поднялся на холм и присел на колено.

К Инквизитору?! Смелый парень. Или просто, как нынче принято говорить, нетрадиционной ориентации. Впрочем, чему мы удивляемся-то? После "Горбатой горы"...
Дело в том, что в силу некоторых особенностей строения собственного тела человек не способен присесть на свое колено (по крайней мере, при условии сохранения анатомической целостности организма).

> Инквизитор протянул ему вместилище праха, но когда тот хотел взять вместилище кинжал инквизитора рассек ладонь солдата.

"когда тот хотел взять вместилище" выделяем запятыми.
Здесь и далее по тексту это вот слово "вместилище" порядком мозолит глаза. Во-первых, штуковина, в которой хранят мощи, называется специальным словом "рака" (хотя она, как правило, помассивнее уменьшенной фляги для воды, но суть от этого не меняется), во-вторых, "вместилище" еще можно было бы вытерпеть раз или два, но в этом тексте оно встречается аж семь раз. Надо срочно искать слова-заменители.

> и если враг коснется мощей, то твоя душа будет мучаться

Смеялся. Это, конечно, уже субъективно, но мне до боли напомнило вартановское проклятие баньши: "Не будет тебе покоя, пока не найдешь священный источник". Цитировать не буду (книга дома осталась), но с проклятием жить было не так и сложно: достаточно пробежки по утрам и физкультурки после обеда.
Кстати, кто не читал "Тысяча ударов меча" и "Смерть взаймы" Степана Вартанова -- очень советую. Великолепнейшая юмористическая фэнтезь.

> вложил вместилище в

Три слова, начинающиеся с одной буквы, вообще в прозе есть признак дурного тона, но если они при этом еще и имеют схожее значение (здесь это "помещать внутри чего-либо"), то это вообще страшно.

> длань отца пятого ордена сжатая в кулак

Запятые перед и после "сжатая в кулак"

> длань отца пятого ордена сжатая в кулак поднялась высоко вверх

Метров на пять, ага.
Думаю, просто "вверх" или хотя бы "вверх над головой" было бы достаточно. Только во втором случае вообще лучше переделать залог, чтоб не длань поднялась, а инквизитор ее поднял.

> В подсознания Ноона ясно отпечаталась эта картина

Во все пять подсознаний и два подподсознания.

> постарались изобразить что-то типа строя

"Типа" -- слово-паразит, уже практически искорененное. У него есть множество более литературных заменителей: вроде, на подобие, на манер, похожее на и т.п.
Кстати, о "типа". Если найдешь где статью Евгения Лукина "О рычагах воздействия (записки национал-лингвиста)" (если я название правильно помню) -- почитай. Интересно.

> манипулы ордена стояли самыми последними, дальше шли манипулы фолариев

Вообще-то, если манипулы ордена стояли самыми последними, дальше уже ничего идти не должно.

> Все замерли глядя на кулак отца.

Оборот. Запятая.

> Наконец его рука резким движением взметнулась вперед.

Вах! Рука из положения над головой резко взметнулась вперед. Хорошее движение. Особенно если учесть, что руку для этого надо опускать, а слово "взметнулась" этого аж никак не подразумевает, скорее наоборот.

> Это был роковой знак – войска пошли в наступление… С маршевого шага фоларии перешли на бег

Крепость, напоминаю, была на горизонте. То есть на каком-то более-менее значимом расстоянии, которое, по всей вероятности (расстояние до линии горизонта во многом зависит от рельефа местности), измеряется километрами.
Куда так спешили фоларии (разве что хотели устать побыстрее) -- не совсем понятно.

> наоборот все, особенно те, кто в бою в первый раз жаждали битвы

После "наоборот" и перед "жаждали" -- по запятой.

> одним накатом смыть крепость как замок из песка

Сравнительный оборот.

> На стенах, не было никакого движения

Кхм. А тут-то запятая зачем?

> Неожиданно из бойниц и из-за зубцов посыпался град черноперых стрел и болтов.

Град болтов -- звучит угрожающе. Разве из арбалетов стреляют, как из луков, навесом?

> Казалось, что стрелы вылетают сами по себе

В тех условиях, в которых находились обороняющие крепость, разумнее было бы стрелять по врагу ;-)

> Залп смертоносного дерева

"Дзерево? Я -- мэнт..."
Не знаю кому как, а мне тут представился Фангорн, весь в гирляндах пулемётных лент :-)

> обрушился на солдат и смел пять первых рядов начисто

Даже ботинок не осталось.

> Никто не заметил откуда появились волоогры

Перед "откуда" -- запятая.

> смертельно раненое чудище просто убивало обидчика

Поразительное знание средневековых реалий: в законодательных актах Руси (в той же Руськой правде) убийство являлось обидой (слова "преступление", видать, еще не придумали), а убийца, стало быть, обидчиком. Правда, сейчас это звучит несколько эвфемистично.

> что: стрела или волоогр - Ноон не стал оборачиваться

Вместо двоеточия уместнее тире. Это не обобщающее слово с однородными членами предложения, а вид выделения такой, двумя тире.

> Но какого же было удивление приготовившегося умирать Ноона

Какого?! -- это максимум мысль Ноона, но никак не степень его удивления.

> Но какого же было удивление приготовившегося умирать Ноона когда заметил, что волоогр висит на случайно выставленном Нооном копье.

"когда заметил" выделяем запятыми, кроме того, лучше бы написать "когда он заметил".

> монета остановившаяся на ребре

Запятой не хватает.

> Удар пришелся прямиком в сердце зверю, поэтому смерть была мгновенной

Чисто технический вопрос: обеспечит ли удар в сердце должную мгновенность умирания зверя, дабы тот на голых рефлексах (за них, помнится, спинной мозг отвечает) не добил своего же убийцу? Я на этот вопрос ответить не могу (не медикус), потому просто обращу внимание на спорный момент.

> древесина на острее расплющилась

Острие. Острее -- это когда точишь что-то (не в смысле ешь, а в смысле оселком), то оно от этого становится острее.

> Он обернулся, это был еще один волоогр, он присел на задние лапы

- Даос?
- Осёл!

> его руки уже сгибались в суставах, сокращая расстояния между когтями чудища и своей грудью

Анатомия Ноона становится всё загадочнее и загадочнее. В этом предложении мы выясняем, что у его рук была грудь...
Неужто непонятно, что "своей" неизбежно относит предмет к подлежащему, а подлежащее здесь "руки", потому единственный и необходимый вывод состоит в том, что у Ноона были грудастые руки. Что в определенных ситуациях может быть и удобно, но в бою способно лишь помешать.

> судьба была благосклонна к нему, Волоогр внезапно дернулся и затих

Это имя собственное?

> Добежать до них было невозможно скорее получишь болт в спину

Между "невозможно" и "скорее" как воздуха не хватает знака препинания. Хоть какого-то :-)

> выскочил из под ставшего домом трупа волоогра

Из-под пишется через дефис.

> и понесся с сторону стен

Опечатка: вместо с должно быть в.

> Но, сделав первый шаг, молодой воин понял, что не может бежать

А теперь целостно, с двумя предыдущими предложениями. Итак, воин вскочил и понесся. В руках он сжимал копье и мощи в коробке. Сделав первый шаг, он понял, что бежать не может.
Блин! Он же двумя предложениями назад _уже_ понесся, и все второе предложение он (по крайней мере, в воображении читателя) как раз то и делал, что несся, с копьем и ракой. И тут -- такой облом! -- оказывается, что он никуда не несся, а уже после первого шага понял, что бежать не может. Не улавливаете то-оненькой такой нестыковки?

> Все твое самосознание строиться на ужасе перед смертью

Самосознание! Строиться! Упасть! Отжаться! Смирррно!
Итак, вернемся в школу. В вопросе "что делает" нет мягкого знака, значит, его нет и в ответе "строится".

> был изображен рыцарь, сидящий на странном существе, говорят, что на острове Короны {...} действительно водились такие

Рыцари? Да, там и не такие водились...

> но Ноону все же думал

Снова с именем главгера балуемся?

> Пара стрел торчала из брони рыцаря и если присмотреться к выцветшему изображению, то можно заметить и капли крови сбегающие вниз из под древков

Йэх. Запятые -- после "рыцаря" и после "крови".
Из-под -- все еще с дефисом.
Все предложение в прошедшем времени, а "если присмотерться, можно заметить" почему-то явно в настоящем.

> это всего лишь фреска и при чем воображаемая

Не знаю, при чем он там ее воображал, но причем в значении "к тому же" пишется слитно. А "и" лучше вообще заменить запятой.

> – Я подвел целую армию и гибель огромного числа людей окажется напрасной, так как крепость не будет взята из-за меня, ведь если бы вместилище попало в руки любого другого бойца, он наверняка бы донес его до стен, либо лежал бы убитым, а не мялся бы на месте как я. Нет, я подвел даже не армию, а всю Империю, ведь вместилище попадет в руки врага и ценный артефакт будет утерян.

Чувствуется влияние тех джентельменов, что так мило беседовали перед началом атаки. Именно наслушавшись их речей Ноон начал и сам пороть чушь, причем чертовски велеречиво и в самый неподходящий момент.
В то, что он мог что-то такое подумать, я еще мог бы поверить, но в то, что он вдруг на бегу (или что он там делал, параллельно вспоминая босоногое детство) толкнул такую речугу вслух, да еще достаточно громко, чтоб это мог услышать подъезжавший рыцарь -- не верю.

> У существа была крупная продолговатая голова, мускулистое тело и четыре жилистых ноги оканчивающихся копытами, существо было покрыто коротким ворсом

Второе "существо" можно и нужно заменить на "оно" -- как раз тут это ничем не чревато, опасных для путаницы существительных среднего рода ("тело" не считаем, оно-то и было, собственно, покрыто этим самым "ворсом") поблизости нет.

> а на шее и на задней части туловища, образуя хвост, волосы были значительно длиннее

На шее -- тоже хвост? Или он просто от шеи начинался? Удивительная коняга!

> от чего оба казались плоскими

От чего они казались плоскими, а от чего не казались, я сказать не берусь, но вот в значении "поэтому" отчего пишется слитно.

> я знаю это в твоих силах, а в моих помочь тебе

Перед "это" точно запятая, после "моих" вроде бы тире.

> обоюдоострые лезвия из незнакомого металла

Искренне надеюсь, что этот металл чем-то все-таки отличался, а не был "незнакомым" априори, как башни штурмуемой крепости. Я бы лично не взялся на один только внешний вид различить большую часть известных металлов.

> показались еще несколько волоогров и рыцарь показал все преимущества

После волоогров -- запятая. Предложение-то сложное.

> Колющие, рубящие и режущие сыпались направо и налево

Мне кажется, лучше все-таки написать, что это были удары. А то мало ли что там у кого сыпалось...

> оружие сочетало в себе достоинства копья и меча и вскоре все загораживающие путь волоогры лежали

Снова сложное предложение. Снова без запятой. Надоело, ей-богу. Хочу править интересные ошибки, а не скучные и однообразные!

> Сначала он шел пешком, потом перешел на бег

А бежал он, пардон, не пешком?

> Животное, не смотря на то, что в отличие от лошадки передвигалось на четырех ногах

"в отличие от лошадки" выделяем запятыми.
На что там животное смотрело, а на что не смотрело, это не наше дело. У нас "несмотря на то" в значении, близком "вопреки тому", так что пишем сообразно.

> Но этого нельзя сказать про Ноона после минуты бега он значительно отстал

После Ноона надо какой-нибудь еще знак препинания влепить.

> Ты ни кому не подчиняешься

Никому. Слитно.

> между пластин его сверхпрочной ----- брони

Долго рассматривал пять минусов, но глубокого скрытого смысла не понял.

> торчит бревноподобный снаряд

Нехило у него должны были пластины-то разъехаться, если там прям бревноподобный снаряд торчит. Из баллисты, что ли, шмальнули по бедолаге прицельным?

> которые больше никогда не вернуться домой

Вернутся. Или не вернутся. В любом случае -- без мягкого знака.
========================

Снова устал. Не первый, знаете ли, час печатаю. Хотел в один прием добить, но не выходит -- слишком много букв©
Пожалуй, придется оставшуюся часть (с пробуждения в бараке и до конца) отложить еще на недельку.

P.S. Заметил, чо у меня самого слишком мало сообщений, чтоб кому бы то ни было плюсы кидать. Улыбнулся.

With best regards,
L@WyeR
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2018 IPS, Inc.