Словно бы небыль
Этажи неба
Вижу сейчас

Словно бы что-то
Тайной полета
Скрыто от глаз

Сливковый ветер
В сумрачном свете
Шепчет метель

Мерить шагами
Слушать дождями
Время…- апрель.


Был обычный вечер, каких много; солнце уже село и улица освещалась лишь тусклым светом редких фонарей и еще сырой от стаявшего снега асфальт слегка отблескивал в их свете. В такие вечера кажется, что ты живешь под одеялом, где тепло и темно.
Впереди меня через дорогу перебежало какое-то странное существо серого цвета и причудливой формы на двух ногах как бы перебрасывая их через себя. «скорее всего показалось»- подумал я. Из открывшейся калитки донеслось «Кхс-кхс-кхс» - точно показалось – «порождение моего больного воображения…».
Та же улица, и я иду к остановке троллейбуса. Кремовая луна с интересом выглядывала из за туч. Что ж, луна, идем домой. Троллейбус не подходил и людей на остановке уже не было. В доме напротив горели окна и в них было как будто было что-то уже знакомое.
У обочины стоял автомобиль «ни когда не думал, что он и ночью здесь стоит». Да, сколько я здесь бывал, он ни когда и с места-то не двигался. И кого угораздило забыть его здесь. Рука сама собой легла на ручку дверцы – дверь не двинулась, кнопка поднята, - может замок? Какой замок на задней двери?! – странно!
Из-за угла кивая и подмигивая фарами показался троллейбус. В салоне было тихо. Лишь некоторые парочки редких пассажиров беззвучно беседовали. Так обычно и бывает вечерами. Кондуктор рефлекторно протянул руку, обменивая деньги на билет. Троллейбус ехал: некоторые пассажиры входили и выходили, некоторые не двигаясь оставались беседовать – троллейбус ехал. «Троллейбус дальше не идет!» грозно сказал кондуктор. Я вышел и троллейбус пошел дальше.
Я дома. На автоответчике ни одного сообщения. Я сел за радиостанцию, в эфире пусто. Передаю позывной – тишина, спрашиваю: «есть кто живой?» – тишина… лишь шорох статических разрядов отвечал, как будто не слушая. Странно, почему я вдруг стал чувствовать пустоту, и это меня ошарашило, забило в угол: пустота! Пустота везде, пустота во всем!
Пытаясь избавиться от пустоты, я искал людей на ночных улицах и, несмотря на то, что незримо чувствовал на себе чей-то взгляд, не находил. Вдалеке светились огни АЗС. Я пошел туда. Небольшой магазинчик был открыт и, казалось, ждал покупателей, но и покупателей, и продавцов не было. все выглядело так, будто сейчас они появятся, о они не появлялись. На стоянке ждал под парами грузовик. Я, не долго думая, вскочил на подножку и открыл дверь. Мягкое кожаное кресло, удобный руль… двигатель быстро набрал обороты: «куда угодно, только подальше отсюда».
Сырой асфальт блестками падал под колеса в свете фар, а ненасытный мотор пожирал километр за километром. Улицы города разворачивались вокруг машины и уплывали назад. Пустые улицы. Окраина города, частные дома. Серый зверек бежал через дорогу… Страх! Тормоз! Скрип! И как долог тормозной путь, секунды тянулись минутами, перепуганное животное подпрыгнуло и, ударенное капотом, отлетело на дорогу перед грузовиком. Я спрыгнул из кабины. В свете фар лежала странная серая двуногая зверушка. Вся покрытая кожей, с длинной симпатичной мордочкой, хвостом как у ящерицы и двумя гипертрофированными лапами.
Я сидел в кабине и слушал звук мотора, животное лежало на соседнем сидении. Река снова потекла под колесами, мелькая в свете фар, когда я выжал газ и включил передачу. Город закончился, в этих местах я еще не был.
- Куда угодно, лишь бы подальше.
- Тебе некуда бежать, ты ни чего не сделаешь – донеслось с кресла, на котором лежало существо.
- Увидишь!
Автомобиль подъезжал к тоннелю на окраине города.
- Ты не понимаешь, ты не должен умереть!
- А ты?
- Я – не могу.
- А если попробовать? – я кивнул на асфальт под колесами.
- Не советую, я нужен тебе, это я разнообразил твою жизнь здесь. – я посмотрел на животное, его тело уже распадалось, симпатичная мордочка, как растаявший воск стекла, обнажив грязный череп.
Тоннель закончился вместе с дорогой, дальше не было ни чего, или точнее «было ничто». Машина стояла на краю пропасти. Я вышел и вытащил существо. За спиной лежал весь мир – весь мир в одном городе, в одном, потому что другого не было. Я протянул руку над пропастью и отпустил существо.
- Теперь ты знаешь, что такое быть одному! – сказал кто-то.
- Теперь знаю! Забери меня!
- Забираю.