Копалась в залежах на компе, нашла старый свой рассказик, решила поделиться.



Был первый по-летнему солнечный день. С неба лился солнечный свет, превращая все в оттенки золота. Ласковые лучи его обвалакивали тело в теплое одеяло. Но шаловливый ветер был еще по весеннему холодным и старался развеять радужное насторение.

Было решено пойти на пляж. Подруги будут ждать у входа в парк. Небольшая проездка на автобусе, и берег, вода, мороженное, смех, свежие сплетни. Она подошла к остановке. По левую руку от нее тянулась заводская стена. В обычные дни это был длиный высокий неоштукатуренный бетонный забор выкрашенный охрой, но так давно, что цвет давно изменился на грязно коричневый. Но сегодня солнце подарило ему свою радость и он засверкал яркожелтыми оттенками. Она улыбнулась. Забор думал, что поймал солнце, но на самом деле, это солнце поймало его и играло с ним в дочки-матери. Она отвернулась и стала ждать транспортное средство.

Что заставило ее повернуть голову еще раз, она не знала. Но она увидела, что была не одна на остановке. Он стоял прислонившись к стене, чуть ссутулившись, опустив голову. Глаза его были закрыты. Очень чувственные губы слегка улыбались теплу, лету, ветру. Ветер слегка шевелил его волосы и забирался под полы расстегнутой синей рубашки. Солнце сверкало на дужке очков, которые придавали ему очень умный вид, и давало блики на его загорелой груди. Странно, подумала она, где он успел так загореть. На его белые джинсы было больно глазам смотреть. Но отвести глаза было невозможно. Он был красив. Очень красив. Против воли она начала любоваться им. Спортивная поджарая фигура, высок, элегантен, моден. Она представила, как идет с таким вот красавцем под руку, как он ее обнимает, целует... У нее закружилась голова. Вот бы хватило смелости познакомится.

Тут он поднял голову и посмотрел на нее в упор. Она почувствовала, что краснеет, опустила глаза в асфальт, облизнула губки, и сделала вид, что ничего интереснее проезжающих мимо машин нет, что она исключительно ждет автобус и ничего больше, и вообще никуда не смотрит, а главное совсем не смотрит на него. И вообще кто он такой, что осмелился посмотреть на нее, да еще таким взглядом! Каким взглядом она не знала. Знала только то, что непонятно почему этот взгляд ее разозлил. Но на фоне этой злости пронеслась одна мысль: А какие у него глаза красивые, ему под стать.

Она скосила глаза. Она продолжал смотреть на нее. Она резко отвернулась. Резче чем следовала, при ее попытке показать незаинтересованность. Она нахмурилась. Ну, и долго он будет продаожать пялится? То что она сама пялилась на него минуту назад, она в расчет не принимала. Надо сказать, что и у нее было на что посмотреть. Длинные распущенные волосы, ветер играл с ними как с беззвучными колокольчиками, наподобии тех, что висят в китайском магазине. Короткая юбка, длинные ноги, девичья грудь, подчеркнутая в топиком. Она всегда считала себя средненькой, серой мышкой. Она терялась среди своих ярких подруг. Но это было только ее субъективное мнение. Ни ее подруги, ни окружающие молодые люди так не считали. Не считал так и этот молодой человек. Он совершенно открыто разглядывал ее и находил эту девушку совершенно очаровательной. Простой и естественной, без тонн косметики, с хорошо сложенной фигурой. Он про себя улыбался тому как она одновременно пытается смотреть и не смотреть на него. После пятого такого взгляда не выдержал. Широко улыбнувшись, он в четыре шага подошел к ней и спросил:

- Вы позволите угостить Вас мороженным?

Она не знала, что ответить. Сказать да? Так ведь еще они не знакомы, как то неловко соглашаться брать мороженное из рук незнакомого человека. Как дикая собака, усмехнулась она про себя. Но ведь собак приручают. Сказать нет? И упустить такой шанс? И потом корить себя за это.

- Но ведь здесь не продают мороженное, - проговорила она наконец.
- Ничего, я знаю места где продают.

Он улыбался. Его забавляла ее неловкость и застенчивость. Его привлекала ее естественность и простота. Наконец и она улыбнулась в ответ.

- Что ж, мороженное - это хорошая мысль.
Они стояли и улыбались друг другу. Подошел автобус. Открыл двери, постоял и недоумевающе закрыл их. На остановке так и остались двое, которые смотрели друг на друга.




Он сидел на бетонной стене и смотрел на них, никому не видимый и лузгал семечки. Он улыбнулся хорошо проделанной работе. Теперь они долго будут упиваться друг другом. Через пару месяцев он предложит ей выйти за него замуж, она скажет что подумает. Через пару лет они поженятся. Будут ли жить долго и счастливо, он не знал. Да и так ли это важно. Главное что у них будет время быть счастливыми. Он небрежно высыпал семечную шелуху за заводскую ограду, легким движением поднялся на ноги, потянулся, расправил огромные крылья, пристроил поудобнее колчан со стрелами, приторочил лук к поясу. Еще раз посмотрев на дело своих рук он улыбнулся и сказал одними губами "Будьте счастливы, дети мои". Взмахнул крыльями и, легко оторвавшись от точки опоры, взлетел.