Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Фэнтези: рыцарство
форумные ролевые игры > Проекты > Школа Мастеров и Игроков > Аудитория
Serafim777
Подборка статей, на тему рыцарства, думаю пригодиться всем желающим вести игру в жанре фэнтези. Информация собрана из самых различных источников: книг посвященных рыцарям, рефератов на эту тему, различных статей. Если найдутся дополнения или появиться желания внести некоторые коррективы – пишите по почте, обсудим.
Serafim777
Краткая история рыцарства

Рыцарство - особый привилегированный социальный слой средневекового общества. Традиционно это понятие связывают с историей стран Западной и Центральной Европы, где в период расцвета средневековья к рыцарству, по сути, относились все светские феодалы-воины. Но чаще этот термин употребляют в отношении средних и мелких феодалов в противовес знати (крупным феодалом).

Зарождение рыцарства относится к тому периоду раннего средневековья (7-8 вв.), когда получили широкое распространение условные формы феодального землевладения, сначала пожизненные, позже наследственные. При передаче земли в феод его жалователь становился сеньором (сюзереном), а получатель - вассалом последнего, что предполагало военную службу (обязательная военная служба не превышало 40 дней в году) и исполнение некоторых других повинностей в пользу сеньора. К ним относились денежная ”помощь” в случае посвящения сына в рыцари, свадьбы дочери, необходимости выкупа сеньора, попавшего в плен. Согласно обычаю, вассала участвовали в суде сеньора, присутствовали в его совете. Церемония оформления вассальных отношений называлась оммажем, а клятва верности сеньору - фуа. Если размеры полученной за службу земли позволяли, новый владелец в свою очередь передавал часть ее в качестве феодов своим вассалам (субинфеодация). Так складывалась многоступенчатая система вассалитета (”сюзеренитет”,”феодальная иерархия”, ”феодальная лестница”) от верховного сюзерена - короля до однощитных рыцарей, не имевших своих вассалов. Для континентальных стран Западной Европы правила вассальных отношений отражал принцип: ”вассал моего вассала не мой вассал”, в то время как, например, в Англии (солсберийская присяга 1085 г.) была введена прямая вассальная зависимость всех феодальных землевладельцев от короля с обязательной службой в королевском войске.

Иерархия вассальных отношений повторяла иерархию земельных владений и определяла принцип формирования военного ополчения феодалов. Так, вместе с утверждением военно-ленных отношений шло формирование рыцарства как служилого военно-феодального сословия, расцвет которого приходится на 11-14вв. Военное дело стало его главной социальной функцией. Военная профессия давала права и привилегии, определяла особые сословные воззрения, этические нормы, традиции, культурные ценности.

Военные обязанности: В военные обязанности рыцарей входило защищать честь и достоинства сюзерена, а главное - землю от посягательств как со стороны соседних феодальных властителей в междоусобных войнах, так и войск других государств в случае внешнего нападения. В условиях междоусобицы грань между защитой собственных владений и захватом чужих земель была достаточно зыбкой, и поборник справедливости на словах нередко оказывался захватчиком на деле, не говоря уже об участиях в завоевательных кампаниях, организованных королевской властью, как например, многочисленные походы германских императоров в Италию, или самим папой римским, как крестовые походы. Рыцарское войско являло собой могущественную силу. Его вооружение, тактика боя отвечали военным задачам, масштабам военных операций и техническому уровню своего времени. Защищенная металлическими военными доспехами, рыцарская конница, малоуязвимая для пеших воинов и крестьянского ополчения играла основную роль в бою.

Феодальные войны не исчерпывали социальной роли рыцарства. В условиях феодальной раздробленности при относительной слабости королевской власти рыцарство, скрепленное системой вассалитета в единую привилегированную корпорацию, охраняло право собственности феодалов на землю, основу их господства. Ярким примером тому может служить история подавления крупнейшего крестьянского восстания во Франции - Жакерии (1358-1359), вспыхнувшей во время Столетней войны. При этом рыцари, представлявшие воюющие стороны, англичане и французы, объединились под знаменами короля Карла Злого и обратили оружие против восставших крестьян, решая общую социальную проблему. Влияло рыцарство и на политические процессы эпохи, так как социальные интересы феодального класса в целом и нормы рыцарской морали до известной степени сдерживали центробежные тенденции, ограничивали феодальную вольницу. В ходе процесса государственной централизации рыцарство (средние и мелкие феодалы) составляло основную военную силу королей в их противостоянии знати в борьбе за территориальное объединение страны и реальную власть в государстве. Так было, например, во Франции в 14 веке, когда в нарушение прежней нормы вассального права значительная часть рыцарства привлекалась в армию короля на условиях денежной оплаты.

Снаряжение Участие в рыцарском войске требовало определенной обеспеченности: рыцарь должен был иметь шлем, панцирь, щит, копье, меч и боевого коня. Все это снаряжение было весьма дорогим. К примеру, в конце X в., когда расчет еще велся не на деньги, а на скот, комплект вооружения, тогда еще не столь обильного и сложного, вместе с конем стоил 45 коров или 15 ко¬былиц что эквивалентно величине стада или табуна целой деревни. Поэтому земельное пожалованье было не только вознаграждением за службу, но и необходимым материальным условием ее осуществления, поскольку и боевого коня, и дорогое тяжелое вооружение рыцарь приобретал на собственные средства, не говоря о содержании соответствующей свиты; так называемого «копья» которое могло включать в себя различное число бойцов, как конных, так и пеших которых так, же нужно было, обеспечит снаряжением и фуражом.

Подготовка: для подготовки будущих воинов служила система рыцарского обучения и воспитания. В Западной Европе мальчики до 7 лет росли в семье, позднее до 14 лет воспитывались при дворе сеньора в качестве пажа, затем - оруженосца, наконец совершалась церемония посвящения их в рыцари.
Традиция требовала от рыцаря быть сведущим в вопросах религии, знать правила придворного этикета, владеть ”семью рыцарскими добродетелями”: верховой ездой, фехтованием, искусным обращением с копьем, плаванием, охотой, игрой в шашки (позднее шахматы), сочинением и пением стихов в честь дамы сердца.

Посвящение в рыцари символизировало вхождение в привилегированное сословие, приобщение к его правам и обязанностям и сопровождалось особой церемонией (Приложение 3, источник 7.). Оруженосец получал посвящение в ходе пышной церемонии, освященной церковью. Предшествующую ночь он проводил в молитве – это была «ночь посвящения». На следующий день новообращенный надевал коричневый плащ, исповедовался, причащался и омывался. Затем он облачался в белые одежды, ложился и принимал церемониальные визиты. После этого он облачался в доспехи. Став но колени, он давал клятву не щадя своей жизни и имущества защищать веру, вдов, сирот и угнетенных. После этого ему вручались позолоченные шпоры, меч и перевязь. Перевязь повязывалась ему на шею, что означало его посвящение церкви. После церковной службы священник, взяв меч, благословлял его и передавал новопосвященному, который затем представал перед своим сеньором, сидящим в окружении соратников. Вновь став на колени, и произнеся вторую клятву верности рыцарству, он получал «коле» - два или три удара плоскостью меча по плечам и становился рыцарем «во имя Бога, святого Михаила и святого Георгия». Посвященный таким образом новый рыцарь надевал шлем, брал щит и копье и немедленно садился на коня, чтобы показать окружающим свое новое достоинство (для этого не редко устраивался рыцарский турнир или поединок).
Рыцарские традиции и особые этические нормы складывались веками. В основе кодекса чести лежал принцип верности сюзерену и долгу. К числу рыцарских достоинств относили воинскую отвагу и презрение к опасности, гордость, благородное отношение к женщине, внимание к нуждающимся в помощи членам рыцарских фамилий. Осуждению подлежала скупость, не прощалось предательство.

Идеал и реальность: Но идеал не всегда был в согласии с реальностью. Что же касается грабительских походов в чужие земли (например, взятие Иерусалима или Константинополя во время крестовых походов), то рыцарские ”подвиги” приносили горе, разорение, поругание и позор не одним простолюдинам.
Крестовые походы способствовали становлению идей, обычаев, морали рыцарства, взаимодействию западных и восточных традиций. В ходе их в Палестине для защиты и расширения владений крестоносцев возникли особые организации западноевропейских феодалов - духовно-рыцарские ордены. К ним относятся орден Иоаннитов (1113), орден Тамплиеров (1118), Тевтонский орден (1128). Позже в Испании действовали ордены Калатрава, Сант-Яго, Алькантара. В Прибалтике известен орден Меченосцев и Ливонский. Члены ордена давали монашеские обеты, носили схожие с монашескими одеяния, а под ними - военные доспехи. Каждый орден имел свою отличительную одежду (например, у тамплиеров - белый плащ с красным крестом). Организационно они строились на основе строгой иерархии, возглавляемой выборным магистром, утверждаемым папой римским. При магистре действовал капитул (совет), с законодательными функциями.

Упадок: В Европе рыцарство теряет значение основной военной силы феодальных государств с 15 в. Предвестницей заката славы французского рыцарства стала так называемая ”битва шпор” (11 июля 1302 г.), когда пешее ополчение фландрских горожан разгромило французскую рыцарскую конницу. Позже неэффективность действий французского рыцарского войска с очевидностью проявилась на первом этапе Столетней войны, когда оно потерпело ряд тяжелейших поражений от английской армии. Выдержать конкуренцию наемных армий, использовавших огнестрельное оружие (оно появилось в 15 в.), рыцарство оказалось не способным. Наблюдался и духовный упадок рыцарства: В 14-15 вв. аристократия становится все более алчной. Многие рыцари бросают сражения ради захвата добычи и пленников, за которых можно было потребовать выкуп. При этом они демонстрировали полное презрение к простонародью. «Крестьянин - свинья и живет как свинья… Нисколько не следует жалеть крестьян, когда сеньор отнимает у них необходимое или ломает им руки и ноги», - писал сладкогласный трувор счастливо избежавший справедливых и мстительных крестьянских вил. Идеалы рыцарства, доведенные более чем когда-либо до абсурда рыцарями, отвергающими дисциплину, не порождали ничего, кроме надменности, что, безусловно, вело к упадку. Кодекс чести, живший в некоторых военачальниках, заставлял их иногда оставлять сильные тактические позиции ради сражения в чистом поле или пренебрегать фланговыми ударами ради «прямого пути», приводившего часто к поражению.
Новые условия эпохи разложения феодализма и зарождения капиталистических отношений привели к исчезновению рыцарства с исторической арены. В 16-17 вв. рыцарство окончательно утрачивает специфику особого сословия и входит в состав дворянства. Воспитанные на военных традициях предков представители старых рыцарских родов составляли офицерский корпус армий абсолютистского времени, отправлялись в рискованные морские экспедиции, осуществляли колониальные захваты. Дворянская этика последующих веков, включая благородные принципы верности долгу и достойного служения отечеству, несомненно, несет в себе влияние рыцарской эпохи.

Итог: За время своего существования вокруг рыцарства сложилась целая система норм, взглядов и ценностей которую можно выделить в рыцарское мировоззрение. Рыцарское мировоззрение в известной степени обусловило особенности развития рыцарской культуры, поэтому я бы хотел, прежде чем переходить к изучению отдельных аспектов рыцарской культуры, рассмотреть рыцарское мировоззрение.
Serafim777
Формирование рыцарского мировоззрения.

Рыцарство как феномен и явление определенного периода человеческой истории непременно необходимо рассматривать вкупе с той системой ценностей, норм, взглядов и идей, носителями которой были сами рыцари – передовой и влиятельнейший класс средневековья. Рыцари при всей сопутствующей им романтике – при доспехах, герольдах, мечах, плюмажах и прекрасными дамах - обладали довольно четко выстроенной и организованной идеологией, – выше, чем просто морально-этические нормы и принципы, которая выкристаллизовывалась на протяжении довольно длительного времени и являлась регулятором деятельности рыцарей практически во всех сферах общественно-политической жизни.
Мировоззрение рыцарства оказалась способна наложить весомый отпечаток на функционирование человеческой жизни в европейском средневековье и в нашем времени, о примерах которых я упомяну позже. Для того времени, а о рыцарской идеологии можно говорить уже с XI века, такая система норм и ценностей вносила совершенно новые социально-активные элементы в господствующие и организующие общественные отношения кутюмы (обычаи). Кутюмы были различны для дворян, горожан, духовных лиц и крестьян, они не знали писаных норм и правил и различались в разных странах. Начала свои рыцарская идеология обретает в непреложной и известной до сих пор символике – меч, конь и сопутствующие этим атрибутам воинская доблесть, храбрость и честь.
Значимость оружия, главным образом меча, среди германских народов, ставших основой центральноевропейских государств, отражена в древних юридических установлениях. Оружие стоит в центре всех основных моментов жизни юноши-воина. Оно передается ему как дар, когда он достигает совершеннолетия. Коль скоро юноша-воин в состоянии владеть оружием, то оно может считаться свидетельством его свободного состояния. И еще: оружие – часть ритуала присяги, священный знак – меч, вогнанный в землю по самую рукоять. Присяга, приносимая на оружии, засвидетельствована еще в германском эпосе, "Эдде". Особый вид присяги на оружии знаменует у северных народов вступление в военную свиту вождя.
Произошедшая христианизация германских народов и освящение происходило довольно функционально и последующее освящение оружия смогло оправдать в глазах христиан сакральное использование инструмента войны. Меч становиться символом силы и справедливости. Иисус говорил, что "не мир, но меч принес он на землю". "У кого нет меча, пусть продаст плащ свой и купит меч." Святой Павел призывал взять в руки меч Господень, то есть слово Его. В "Откровении Иоанна" сказано об обоюдоостром мече, исходящем из уст восседающего на белом коне и ведущего за собой рать ангельскую.
Однако само внимание во время принесения присяги смещается с клинка меча на крестовидную рукоять. Приобретение рукоятью крестообразной формы привело к "исчезновению" при совершении ритуального акта функциональной значимости меча как орудия войны. Он становился символом, священным предметом. Вделанные в рукоять святыни, в понимание рыцарей, увеличивали силу оружия, помогали совершенствоваться своему обладателю духовно и оберегали от нечистых духов. В рукоять своего меча Дюрандаль Роланд вделал сосуд с кровью св. Василия, нетленный зуб св. Петра, власы Дионисия, божьего человека, обрывок ризы Девы Марии. В рукояти другого меча – гвоздь из распятия. Воин, присягнувший на подобной святыне и нарушивший данное слово, был уже не просто клятвопреступником. Он совершал святотатство. Роланд умирает, но, готовясь переступить порог между жизнью и смертью, даже и не помышляет о прекрасной Альде, вскоре угасшей от горя и любви к своему суженому. Не восхитительные переливы ее златых локонов возникают перед угасающим взором рыцаря: он видит стальной блеск клинка, символизирующий грядущую жизнь. Даже умирая, Роланд все-таки успевает закрыть своим телом меч, имеющий в его глазах значимость святыни.
Исконный друг и товарищ рыцарей, ужасное орудие войны – конь был средством общения и некой сакральной связи с древним германским миром покойных предков. В древности, особенно греко-римской, лошадь не относилась к рабочему скоту. Будучи достоянием господствующего класса, лошадь служила целям войны, охоты, священных состязаний. В «Илиаде» это подчеркивается эпитетами hippeus (конный), hippota (конелюбивый) великих героев. Конь и колесница героя сжигаются на погребальном костре, фракийских и кельтских воинов тоже хоронят с конем и колесницей. Конь пылает в погребальном костре благородного германца. Потом, когда на смену кремации приходит предание тела земле, конь опускается в могилу германских королей. Если нет коня, его заменяет сбруя, либо изображение, например фибула, очень похожая на ожерелья, распространенные в так называемой культуре степи. Как и во времена Тацита, владеть конем означало принадлежать к более высокому социальному рангу. Княжеский конь, следуя за своим хозяином, становится его товарищем. Однако в эпоху рыцарства символическое значение боевого коня, несущего рыцаря в бой, было пересмотрено. Конь стал символизировать материальность, которой управлял рыцарь благодаря силе своего духа и разума.
К рыцарским качествам относятся отнюдь не только любовь к оружию и коню. Прежде всего, речь идет об отваге и доблести, подкрепленных непоколебимой волей. Сочетание отваги и мудрости, первоначально столь далеко отстоящих друг от друга (во всяком случае, психологически они противоположны), было положено в основание идеала рыцарской "меры". Наряду с инстинктивной, но усмиренной впоследствии свирепостью, в средневековом рыцаре заметен комплекс характерных черт – его чувство общности, понимание дружбы, уважение к совместному владению общим достоянием, желание разделять общую участь своей группы.
В ранний период средневековья родился новый, особый тип воина. На протяжении средневековья его социальные, юридические и военные черты становились все более определенно выраженными. Постепенно он приобрел этико-социологические характеристики, которые и по сей день остаются важными для европейской культуры. Появился подлинный рыцарь.
Рыцари, чье мировоззрение, безусловно берет свое начала в традициях варваров и в частности германских племен, была переосмыслена и в значительной мере дополнена под действием христианского мировоззрения и учения. Христианская церковь благословила оружие, придав ему новый смысл, священным ореолом окружила воина. Благодаря церкви рыцарь преобразился из захватчика, ищущего лживых «подвигов» подобных тем, что совершали викинги, нападая на незащищенные села, грабя и насилу, в защитника церкви, вдов, сирот и угнетенных. Появился совершенно новый идеал рыцаря. Блаженный Августин утверждал, что война и ратный труд священны, а конечная их цель мир: "Мира не ищут для того, чтобы творить войну, но творят войну для того, чтобы добиться мира". Так Августин определял подлинную миссию христианского воина – поиск мира и наряду с ним справедливости, без которой никакой истинный мир немыслим. Воин-христианин должен стремиться к подлинному миру, бороться за него с оружием в руках, так как главное его предназначение – восстановление попранной справедливости. Средневековое рыцарство на протяжении всей своей истории, особенно в ключевые столетия – XI-XII, несет на себе печать стремления к сложному идеалу – воина Христова и одновременно подвергается испытанию соблазнами мирской славы и мирского великолепия. Отсюда противоречивость рыцарства и причина его духовного упадка на закате средневековья.
В бурные годы нашествий викингов и сарацин подходит к концу действие древнего германского принципа, по которому каждый свободный человек имеет право носить оружие. Только тот, кто располагает имуществом и в состоянии позаботиться самостоятельно о своей вооруженной защите и, таким образом, внести непосредственный вклад в оборону общества, может всерьез называть себя свободным человеком. В представлении франкской аристократии зависимое состояние отождествлялось с трусостью и подлостью. Всякий безоружный считался трусом. Неважно, что отсутствие у того или иного человека оружия было вызвано социально-экономическими причинами, а отнюдь не его моральными или физическими качествами. Человек без оружия – зависимый, сформировался некий кодекс "классовых" ценностей, хотя в данном случае речь идет о классах не столько в социальном, сколько в юридическом смысле, об их образе жизни.
Тем временем продолжалось возвышение как тех, кто был достаточно богат, чтобы вооружиться, так и тех, кто вопреки своему зависимому или, во всяком случае, весьма низкому социальному положению получал от своих господ необходимые для приобретения оружия средства благодаря каким-то своим личным достоинствам – физической силе либо особым талантам, раскрывшимся при благоприятном стечении обстоятельств. Возвышались также члены господской свиты, входившие в состав комитата или отряда телохранителей сеньора.
Изменения тактико-стратегической обстановки на Западе в связи с распространением лобовой атаки и необходимость сочетать утяжеление веса вооружения с маневренностью конницы привели к тому, что вооружиться – это прежде всего значило добыть себе боевого коня и обеспечить его содержание. По этой причине потерять благосклонность господина или имущество означало для воина деградировать до уровня безоружного крестьянина. В то же время способные и удачливые крестьяне могли рассчитывать на возвышение до ранга воина. В отличие от древнегерманского деления общества на свободных и рабов феодальное деление на воинов и крестьян обеспечило на рубеже XI-XII вв. усиление социальной мобильности, санкционировав при этом превосходство узкого слоя военных над остальной массой крестьянства. Церковь в Х-XII вв. установила специальные каноны для регулирования деятельности класса воинов, поскольку их воинственность грозила простым жителем и самой церкви: были случаи захватов церковных земель рыцарями – потомками тех, кто подарил церкви эти земли. Обоснование церковных иерархов, что в ношении оружия нет ничего дурного, наложение ответственности на королей за поддержание мира, объявлялось угодной Богу общественной иерархией. Она подразумевала существование трех сословий: люди земледелия, молитвы и войны.
Идеологические направления церковной политики сближались и сошлись в одной точке – на уровне рыцарства. В основе своей они были связаны с защитой слабых: бедных, женщин и сирот. Эти обязанности перечислялись епископами королям во время коронаций на особом моменте посвящения – когда епископ передавал монарху меч, символ власти в своем королевстве. Меч, напоминающий по своему виду крест, стал символом идеологии: он означал миссию правосудия, защиты христианства, хранителя гражданского мира. Произошедшее ослабление королевской власти принудило перенести воздействие идеологических установлений на князей, а затем и на мелких властителей. Им было обозначено значительное место в идиллической симфонии устройства мира – люди войны. Война – для воинов! Церковью были установлены правила: запрещалось грабить и воровать, убивать безоружных, ненависть к отдельным противникам уступала гневом по отношению к врагу, что должно было обеспечивать в свою очередь милосердное отношение к пленным и побежденным.
Рыцарство стало путем высшего порядка, помогающий превращению человека обычного, без коня, в человека духовного, управляющего своим конем, т. е. рыцарь достигает совершенства через овладение своим телом (материей) и духом. Именно благодаря силе своего духа рыцарь приобретал такие качества, как сила, отвага и нравственное совершенство. Укрепив тело и душу, развив чувства и разум, а также получив образование, рыцарь мог занять надлежащее место во властной иерархии — от барона до короля, — отражающей иерархию небесную. Покровителями рыцарства являются святые Михаил и Георгий Победоносец. Основная тема рыцарства — тема служения и аскезы, часто сопровождающаяся мистическим культом возлюбленной. Широко известна традиция сближения образа рыцаря и святого, короля и рыцаря (в образе короля Артура), короля, рыцаря и святого в одном лице (например, Людовик IX Святой), а также рыцаря и странника в образе странствующего рыцаря. Именно к образу странствующего рыцаря и воплотились.
К сожалению, католическая церковь, на протяжении всего своего существования страдавшая от слишком большого влияния священнослужителей, которые, не смотря на свой сан, оставались все же людьми со своими слабостями, грехами и пороками, не смогла поддерживать в рыцарях дух настоящих христианских воинов. Несмотря на высокие идеалы, большинство рыцарей были жестокими, кровожадными, алчными воинами и больше напоминали по своему менталитету захватчиков-варваров, нежели защитников веры, справедливости, вдов и сирот. Зачастую прикрываясь высокими духовными идеалами вполне соответствующими христианскими идеям, рыцари при попустительстве католической церкви вершили в действительности порочные деяния. Мою точку зрения подтверждают множества фактов. Я приведу лишь наиболее яркий из них: 14 июля 1099 года крестоносцы кровожадно и бесчестно перебили мирное население захваченного Иерусалима, невзирая на христианские заветы.
Serafim777
Рыцарские замки

Феодальный замок, наряду с храмом, часто определял архитектурные пейзаж эпохи Средневековья, и были основными сооружениями романского стиля. Замок был и жилищем, и оборонительным сооружением, а иногда заменял стадион и театр. В замках проходили рыцарские турниры, театральные и музыкальные представления, пиры. Замок являлся оплотом рыцарства и сосредоточием средневековой культуры. Именно поэтому я решил рассмотреть в своей исследовательской работе рыцарские замки, их архитектуру и функцию.

Ранние замки: Укрепленные замки появляются в X в. на заре феодализации, в виде огромных деревянных башен, донжонов, возводимых на естественных или искусственных возвышенностях, удобных для защиты местах (в точном смысле слово донжон в старинных текстах обозначало первоначально холм, на котором стояла башня). Однако, несмотря на всю кажущуюся простату ранних замков уже в это время встречаются различия в построении донжонов. Так, например, особенностью замков норманнской архитектуры было наличие у них большой многоярусной башни – донжона, являющего главной частью всего замка. Для рыцаря это был и дом для его семьи, и склад для продуктов, и даже тюрьма, в которой содержались его пленники. В подвале обычно располагался глубокий колодец, позволяющий не опасаться нехватки воды в случаи осады.
Вначале таким донжоном, имеющий вход обычно на уровне второго этажа, постройка замка и ограничивалась. Но в конце ХI века вокруг их начали строить ещё и каменные стены, и оборонительное значение замка сразу возросло. Теперь для того, чтобы его взять, нужно было или разломать очень прочные ворота и ворваться через них внутрь, или каким-нибудь образом преодолеть окружающие замок стены. Но и в этом случаи говорить об окончательной победе было ещё рано, поскольку в центре замка оставался донжон, защитникам которого с его большой высоты было очень удобно стрелять в нападающих из луков, лить им на головы кипяток и швырять заранее припасённые камни.
Донжоны очень быстро распространились во множестве. В 1150-1250 в. на территории Европы возводятся тысячи замков, как королевских и очень больших, требующих для строительства огромных денег и массы рабочих, так и совсем маленьких, строящих не столько по необходимости, сколько из амбиций. Каждый владыка, достаточно влиятельный, непременно возводил донжон, иногда так близко от башни соседа, что они в случае конфликта могли достать друг друга стрелами. Владение таким «замком» породило сеньорию. Топонимика Франции хранит память о множестве первых донжонов – Ла Мотт, Мотт-Беврон, Мотт-Фрейи и тому подобные. Все эти постройки имели одну особенность устройства, от которой никогда не отступали: отсутствие входа на уровне земли. В них всегда проникали через отверстие не уровне второго этажа с помощью лестницы или легких убирающихся мостков, исключающих всякое неожиданное вторжение. Приблизительно с 1220 г. появилась и вторая характерная особенность донжонов – башни замков стали делать не квадратными, а круглыми, так они легче выдерживали обстрел снарядами метательных машин и удары таранов.
Большинство башен были окружены палисадами, следы которых остались в топонимике в форме слов plessis и baie. Наиболее важные укрепления снабжались длинными мостками на временных подставках, они вели от уровня земли наружного палисада и отлого поднимались к воротам донжона, господствовавшего над всем укрепленными пространством.
В XII в. Хронист Иоанн из Колмье, биограф епископа Терованского Иоанна Вернетона, повествует нам о неудачном приключении своего героя, при посещении замка Мершем, по дороге в свою епархию. Вступив на шаткий помост с чрезмерно большой свитой, безрассудный прелат и его стражи повалились вперемешку в ров более чем с десятиметровой высоты. Такая высота не представляла ничего необычного, например, в Британии в замке Тетфор в Норфолке замковый холм поднимался на 35 м над уровнем земли.
Могущество сеньора определялось внушительностью его замка, и поэтому большинство из строителей первых каменных донжонов запрещали своим вассалам следовать своему примеру, чтобы иметь возможность в случае восстания легко разрушить укрепления строптивцев. Прекрасную иллюстрацию быстроты, с которой возводились и разрушались деревянные укрепления, представляет нам Сюге, настоятель Сен-Дени в своей «Жизни Людовика VI, прозываемого Толстым». Три раза он разрушал замок непокорного вассала и пленил Гуго дю Пюизе, однако каждый раз прощал строптивца, а тот вскоре вновь отстраивал свой замок и снова принимался подвергать окрестное население вымогательством и беззакониям.

Развитие замков: Военная дело и наука не стояли на месте, с каждым годом совершенствовались методы осады и захвата замков, а вместе с ними совершенствовались и замки. Уже в 1290 г. от строительства донжонов в замках отказываются, и начинают возводить так называемые концентрические замки, оборона которых опиралась не на один, а два и даже три ряда стен и множество башен, располагавшихся по всему периметру, а также на мощные надвратные укрепления. Отныне вход в замок защищают не только ворота и поднимающийся на цепях подъёмный мост, но и спускающая в специальных позах тяжелая металлическая решетка – герс, позволяющая стрелять через неё в нападающих, а также специальное передовое укрепление – барбакан, не допускавшее атакующих к самим воротам. Верх стены и башен венчали машикули - каменные внешние галереи, специальные отверстия в которых позволяющие обороняющим бросать камни и поливать их кипящей смолой или кипятком.
В замках всё было подчинено одному требованию – максимальной защищённости, поэтому архитектура их не отличалась особым изяществом и вкусом. Обычно замки состояли из широких круглых башен с зубчатыми платформами; иногда башни делались четырехугольными и к ним приставлялись огромные камни, которые служили для бельведеров (бельведер — вышка, с которой открывается вид на окрестности, или название некоторых дворцовых построек). Башни составляли неотъемлемую принадлежность всякого замка и были особым знаком дворянства. Ж. Ж. Руа в своей «Истории рыцарства» отмечает, что когда хотели подчеркнуть величие какого-либо дворянина, то говорили: «У него есть башня». Зубчатые галереи соединяли башни замка между собой; они были с разнообразными окнами. По их амбразурам можно было судить о толщине стен и парапета. Окна были не только круглые и четырехугольные, но и принимавшие форму глаз, ушей или трилистника. Ставни же делались из холста. Вход в замок защищался палисадами, рвами, бойницами и амбразурами в стенах. Внешний вид замка был призван внушать страх и трепет в сердца врагов и непокорных вассалов. О внутренних удобствах в замках, как правило, заботились в самую последнюю очередь так как они не влияли на защищенность замка. Поэтому помещения были тёмными, так как окон в них было мало и те больше походили не на окна, а на щели или бойницы. А вместо стекол в них вставляли слюду или натягивали кишки крупного рогатого скота, из которого выделывали тонкую плёнку.
Из-за множества лестниц и переходов по замку гуляли сквозняки, ну а натопить в нём можно было только в несколько комнатах, хотя и в каминах сжигались целые древесные стволы. Спину сидевшим у такого камина немилосердно жгло, а ноги мёрзли - под них приходилось подставлять скамеечки. Полы были каменные, поэтому их обычно застилали сеном или соломой, и эту подстилку время от времени меняли.
Туалеты в замках (да и не только в замках) были самые примитивные, со спуском нечистот прямо в окружающий замок ров, причём располагались они как в помещениях замка, так и прямо на стенах. Мебели было совсем не много, в основном массивные деревянные кровати, шкафы, украшенные резьбой сундуки. Столы чаще всего были разборные, так как старались, чтобы большинство помещений было не загромождено. На стенах висело закопченное оружие, которое приходилось постоянно чистить.

Поздние замки: Со временем отношение к комфорту изменилось, уже начиная с ХIV века феодалы начали требовать от строителей замка больших окон, удобных лестниц, защищенных от солнца галерей, иными словами, разумного сочетания удобства и защищенности. Появились замки не только из камня, но и из кирпича, а их внутреннее убранство стало отличаться вкусом и роскошью. Стены, которые до этого просто белили, теперь покрывались гобеленами и коврами и отделяли одну часть большой комнаты от другой. Появилась красивая резная мебель, посуда, не редко привезенная с Востока, а в больших окнах – разноцветное стекло. Теперь замки были не только удобным оборонительным сооружением, но и благоустроенным местом для жилья.
Рыцарский замок в то время представлял нечто вроде огромного склада, в котором хранились самые разнообразные продукты питания. Погреба, подвалы, чердаки – всюду хранилось зерно, копчённое и солёное мясо, сушеные фрукты и овощи, а также запасы вина для владельца замка, его семьи и воинов. Сало и бекон засаливалось в больших каменных ларях, которые находились в прохладных подвалах, а рыба – обычно сельдь или треска - хранились в деревянных бочках. Лосось в то время был едой бедняков, а свежую рыбу к столу владельца замка доставляли с принадлежащих ему прудов или же вылавливали в ближней реке.
Мёд хранился в больших глиняных кувшинах, горловина которых заливалась воском. Мёд заменял людям сахар, который ещё не был известен, а пчёлы к тому же еще доставляли воск для свечей. Более дешевыми были свечи, сделанные из сала. Жилые помещения освещались также маслеными лампами и даже факелами из хвойных пород дерева.
Отдельные башни замка были буквально набиты сеном сверху донизу, ведь в замке было много лошадей.
Картофель в средние века был ещё не известен, поэтому хлеба требовалось очень много – около одного килограмма в день на человека. Печь его приходилось ежедневно и в больших количествах. Вот почему кухни и пекарни в средневековых замках были такие огромные, ведь в них готовили еду не только для самих хозяев, но и для слуг, воинов, а зачастую ещё и для окрестных нищих, подавать еду которым считалось богоугодным делом и помогало господам замаливать свои грехи. В голодные годы и замковых запасов крестьянам выдавалось зерно на посев, хотя бывало и так, что иной феодал обирал их до нитки и заставлял заниматься грабежом на дороге, оставляя себе львиную долю награбленного!
Многие феодалы промышляли откровенным разбоем, но они же зачастую и защищали крестьян, которые старались селиться поближе к замку, где можно было иной раз наняться на работу и укрыть свою семью, имущество и скот в случаи войны. Так, например, жители деревни Домреми – той самой, от куда была родом героиня французского народа Жанна д,Арк, - долгое время скрывалась от грабительских рыцарских банд в «островной крепости», расположенной на острове посреди реки Маас, - полуразвалившемся замке местных синьоров де Бурлемон.
Вокруг замков обычно возникали слободы, поселки, а то и не большие городки. Базары, ярмарки или посад под самыми замковыми стенами – всё это сулило владельцу замка немалый доход, но в 15-16 в.в.в. многие замки оказались настолько зажаты плотной массой обступающих их домов, что потеряли всякое оборонительное значение. К тому же всё возрастающая мощь артиллерии постепенно сводило на нет оборонительное значение замковых сооружений. Замок всё больше становился лишь местом проживания синьора, а то и отдаленной королевской тюрьмой.

Итог: В продолжительном противостоянии между инженерами, ведущими осаду замков и инженерами, а так же архитекторами, модернизирующими оборонительную систему замка, победу одержали первые – замки стали постепенно терять свое значение но не исчезли. Архитектурное и культурное наследие замков живо и по сей день.
Anthony Silverstone
Можно сюда не преподавателям писать? Если да, то оставьте, нет - сотрите.

Часть переписки с одним историком по поводу разделения на латников и рыцарей:

Итак, если попытаться максимально кратко и емко описать проблему "рыцарей и оруженосцев", то получится примерно следующее. Условно можно разделить средневековое общество на знать и простолюдинов. Знать находится во главе социума, она определяет его развитие. Знатные люди занимают ключевые места как в церковной организации, так и в светской иерархической лестнице. Кто же это - знать ? Это те, кого у нас, в России, принято называть "дворяне". Европейские названия данной социальной группы средневекового общества это: chevalier (шевалье) во Франции, cabalieros (кабальеро) в Испании, gentlmen в Англии (джентльмен) и т.д. Примем для удобства наш русский термин. Так вот, дворяне являются дворянами по праву рождения. В средневековой Франции говорили, что и простолюдины могут быть доблестными и учтивыми, но никогда у них не будет того, что отличает его их от дворян и что делает дворянина господином - благородства крови, то есть благородства, которое есть у дворянина (и только у него) от рождения.
Дворянин рождается, чтобы править. Но, прежде всего, он - защитник, воин. Символ дворянства - меч. С помощью меча (оружия) он вершит правый суд и защищает униженных и обездоленных, с помощью меча он сохраняет мир, мир в самом широком понимании: и как весь христианский мир, и как спокойствие, гармония среди людей. То есть одно из наиболее важных в дворянине - это его воинские качества. Поэтому с ранних лет в воспитании мальчика из дворянской семьи главное, центральное место занимала воинская подготовка. Дворянин должен был стать военным профессионалом. Даже смерть дворянина мыслилась не иначе как на поле боя (почитайте средневековый эпос - Роланд, Зигфрид и т.д.)
В идеале каждый дворянин должен был стать рыцарем. Но далеко не каждый становился. И вот тут мы подходим к сути нашего вопроса: что есть рыцарь ? Рыцарь - это как признание твоего статуса воина. Это самое престижное, самое значимое звание в средневековой Европе. Стать рыцарем - это значит быть лучшим из лучших, элитой, ведь даже король это всего лишь первых среди равных. То есть если ты родился дворянином - это уже хорошо, ты уже принадлежишь к верхушке общества, а стать рыцарем, это значит влиться в ряды избранных.
Но являться рыцарем, быть препоясанным мечом и носить золотые шпоры - это еще и огромная ответственность. Рыцарь должен был неукоснительно выполнять все требования, предъявляемые к нему и соответствовать тем качествам, которые связывали с образом рыцарства. И одно из главных качеств - внешняя роскошь и щедрость. Рыцарь должен был одет в шелка и парчу (я подчеркиваю, именно должен - это было необходимо, чтобы подчеркнуть его статус), его лошадь, доспехи и оружие должны быть столь же роскошными. Вот читаем мемуары участника 4 крестового похода Робера де Клари. Это простой небогатый рыцарь из Франции, имеющий в своем владении клочок земли со стоящей на ней крохотной деревушкой и живущий в своем имении, представляющем собой скромный деревянный дом. Робер пишет, что, когда распространился обычай покрывать боевого коня попоной, то каждый, даже самый бедный рыцарь стал почитать своим долгом заиметь попону из шелка, что стоило просто невероятно дорого. Люди влезали в долги, закладывали часть своего имущества, изворачивались кто как может, но делали все возможное и невозможное, чтобы получить желаемый предмет. Они поступали так не из-за желания "покрасоваться", к этому обязывало их положение, они (рыцари) ДОЛЖНЫ были так выглядеть, ведь они - элита, а элита не МОЖЕТ ходить в рубище.
Едем дальше... Теперь о щедрости. Для рыцарей требование быть щедрым были едва ли не более разорительным, чем требование выглядеть достойно своему положению. Рыцарь должен быть образцом легкого отношения к деньгам. В те времена мыслили так - если ты, в силу своей принадлежности к социальной элите, собираешь в своих руках значительные материальные ценности (и, прежде всего, деньги), то ты должен не задумываясь раздавать их направо и налево. Вот маленькие примеры из истории средневековой Франции. 12 век, граф Фландрский, вроде бы владетель обширных земель и многих замков. Тем не менее образ жизни, который граф ведет (и который мало чем отличался от образа жизни большинства других французских рыцарей разного уровня), приводит к тому, что граф закладывает и перезакладывает большую часть своих земель. И вот в очередной раз ему потребовались деньги. Он приезжает в Лиль и под очередной залог своих замков берет у местного еврея большую сумму. Выезжая из города он был окружен толпой нищих, бродяг и просто обычных горожан, которые, прослышав о приезде графа, заранее стянулись. Что же делает этот рыцарь ? А он начинает горстями бросать золотые в толпу и раскидывает почти все деньги. Повторюсь, делает это он не ради "понта" - к подобным (совершенно искренним) действиям его обязывает звание, которое он носит, звание рыцаря. Другой случай, теперь из жизни простого рыцаря 13 века, не имеющего замков - что, назвается "гербового"... Едет он как-то по ночному лесу и встречает крестьянина, который недавно был ограблен и раздет догола. Видя как бедолага продрог и замерз на ночном ветру, рыцарь, не думая ни секунды, снимает свой верхний шелковый кафтан, отдает крестьянину и скачет дальше по своим делам.

Именно описанные выше требования и являлись главным препятствием на пути к рыцарству для многих юношей из дворянских семей. Кем же тогда они становились ? Отвечаю - оруженосцами. Кто это такие - оруженосцы ? В самом широком понимании - это слуги рыцаря, помогающие ему и выполняющие за него грязную работу (чистка доспехов, уход за лошадьми, постановка шатров и палаток и т.д.) Такие люди могли быть как из знати, так и из простолюдинов. Но есть небольшой нюанс. Есть "звание" оруженосец, а есть "должность" оруженосец. Поясняю на примере... Вот возьмем юного человека из простой дворянской семьи. В период своего детства и отрочества он получает необходимую базовую военную подготовку и к моменту своего совершеннолетия готов к испытаниям и тяготам взрослой жизни, жизни воина. Но необходимо отточить его воинские навыки, "залощить" его воинский потенциал. Для этого юношу направляют в оруженосцы к какому нибудь взрослому и опытному рыцарю. То есть теперь он занимает "ДОЛЖНОСТЬ" оруженосца. Обычно такая служба для молодого дворянина длится 2-3 года (это в отличие от простолюдина, который может занимать "должность" оруженосца при рыцаре хоть всю жизнь). Затем он может стать рыцарем, а может и не стать. Многие сознательно, по причинам, описанным выше, отказывались от того, чтобы рыцарь, которому они служили, посвятил их. И тогда они получали "ЗВАНИЕ" оруженосец. То есть дворянин, не ставший рыцарем, именовался "оруженосец": в Англии "сквайр" или "эсквайр", во Франции "эскойе" и т.д. Это был взрослый мужчина, опытный воин, получивший такую же подготовку как и рыцари, имеющее точно такое снаряжение и оружие, как и они, и отличающийся от них, по сути, только НАЗВАНИЕМ. Подобный "сквайр" мог иметь собственных оруженосцев (оруженосцев по "должности"), мог командовать отрядами и даже целыми армиями (как, например, Бастард Орлеанский - современник и друг Жанны Д`Арк) и никого это не смущало - потому что и рыцари, и эсквайры - это все есть суть ДВОРЯНЕ, элита того времени. Просто рыцарь - это как почетное звание и всего лишь (правда, очень и очень почетное; нам сейчас трудно представить насколько тогда это было престижно и какую, в высшей степени, важную роль играли рыцари в обществе тех времен).
То, что рыцари и оруженосцы по "званию" суть одно и то же легко убедиться, полистав письменные источники. Начиная с 12 века и вплоть до конца Столетней войны сплошь и рядом встречаются такие фразы, что войско состояло из стольких-то рыцарей и стольких-то оруженосцев. Кого бы мы ни брали: Фруассара, Виллардуэна, Жуанвиля, различные хроники - везде мы наблюдаем подобную картину. И не случайно, ведь перечислением количества рыцарей и оруженосцев описывалась сила войска. И рыцари и оруженосцы - это социальная и военная элита, профессионалы соего времени. Они великолепно обучены и превосходно вооружены, могут пользоваться всеми известными видами вооружения, биться как пешими, так и конными, к тому же отважны до безумия и полны высокого воинского духа. И даже появился средневековый термин, охватывающий данную категорию воинов. В Англии их называли MEN-AT-ARMS, во Франции JEAN D`ARMES (узнаешь жандармов ?). Как легко убедиться, суть одна - это "ЛЮДИ ОРУЖИЯ", то есть, собственно ВОИНЫ. В российской традиции принято слово "латники", что не совсем корректно, но все же в целом верно, по крайней мере в отношении тяжелых доспехов, в которые были облачены рыцари и сквайры. Именно "латники" являлись главный ударной силой на полях средневековых сражений (а не "крутая" пИхота с алебардами, как принято нынче думать), именно "латники" составляли ядро любой армии, костяк войска. Конечно, важны и лучники, и арбалетчики, и копейщики, но все это категории СОЛДАТ, а латники (рыцари и оруженосцы) это ВОИНЫ, профессиональные бойцы. Перечисли сколько в армии латников - и сразу ясно, насколько армия сильна. Вот хороший пример, Жан де Жуанвиль, участник похода Людовика Святого в Египет, описывая крестоносную армию, упомянает лишь 400 рыцарей и 800 "эскойе"-оруженосцев. То есть для него, упомянание данных категорий бойцов было равноценно характеристике армии в целом (не совсем, быть может, корректно, но все же - это как в военных сводках последней мировой войны сила наземных войсковых соединений оценивалась по количеству танков).
Dark Rider
Во-первых, во многом статья хороша, но термин "gentleman" все же не очень удачен - исторически, он, конечно, означал в английском благородного человека. Но сейчас значение слова настолько размыто даже в самом английском языке, что термин "noble" видится несколько более подходящим. Хотя если речь идёт строго о средневековье, отсекая даже ренесанс, то в рамках реконструкции он, конечно, применим. Тем более что применяется он в одном ряду со словами, которые на разных языках означают "всадник", во французском, например этот термин является не более чем дворянским титулом (одним из, так сказать). В широком же смысле дворянство во французском обозначается словами "noble" и "gentilhomme", откуда, кстати и наше русское "нобиль", являющееся простой транскриптизацией французского аналога. Испанский термин комментировать не буду, ибо испанский не знаю, но и он внушает аналогичные сомнения. Ибо в словаре на слово "дворянин" перевд даётся словами "noble" и "hidalgo".

Во-вторых статья заставила меня задаться вопросом о разнице между сквайром и эсквайром.

Вот что показал этимологический словарь Коллинса:
Эсквайр
Цитата
1) chiefly a title of respect, usually abbreviated Esq., placed after a man's name
2) (in medieval times) the attendant and shield bearer of a knight, subsequently often knighted himself
3) rare a male escort


Сквайр
Цитата
1) a country gentleman in England, esp the main landowner in a rural community
2) feudal history a young man of noble birth, who attended upon a knight
3) rare a man who courts or escorts a woman
4) informal chiefly a term of address used by one man to another, esp, unless ironic, to a member of a higher social class
5) an immature snapper (see snapper (sense 2)) 6) () (of a man) to escort (a woman)


Иными словами, эсквайр это просто оруженосец, а сквайр - оруженосец обязательно благородного происхождения.Также отошлю к имеющейся на форуме информации: http://www.frpg.ru/index.php?showtopic=740...st&p=199775

Касательно же роли рыцарства в средневековой армии (да и в армиях эпохи ренесанса) соглашусь полностью. Достаточно припомнить описания Макиавелли хотя бы в той же Флоренции о битвах 14-15 веков в стиле "С одной стороны было три тысячи всадников, им противостояли пять тысяч всадников. Потиери с обеих сторон составили три человка - в сутолоке они упали с конец и захлебнулись в грязи". Очень показательно, ибо так описываются у него все битвы "в чистом поле". Реальные потери появляются лишь при штурмах, либо при каких-нибудь хитроумных трюках противоборствующих сторон в стиле "завалили в ущелье камнями".
Anthony Silverstone
По поводу сквайров и эсквайров: в разные века они, как и понятно, обозначали разное. Вообще, если приглядется к словам, то можно понять, что первое лишь сокращение второго, поэтому изначально они имели равное значение.
Затем, конечно, все изменилось. Нью Оксфорд Дикшэнри дает трактовку этих слов примерно одинаковую, к примеру,
сквайр - historical a young nobleman acting as an attendant to a knight before becoming knight himself
эсквайр - historical a young nobleman who, in training for knighthood, acted as an attendant to a knight.
• an officer in the service of a king or nobleman.
• [as title ] a landed proprietor or country squire.

И, разумеется, оба этих слова обозначают землевладельца.

Джентельмен, наверное, примерно равен идальго в Испании, это самый младший титул, за ним идет, как раз-таки, Эсквайр, и лишь затем Рыцарь, но так было раньше, теперь же джентельмены все и эсквайром называют, чтобы польстить. =)

Еще немного о рыцарях и уменьшении их роли в 15-16 века:

По поводу твоих идей об уменьшении роли рыцарей в к. 15 - сер. 16 вв. ты абсолютно прав, но не совсем. Дело в том, что уже во вт.пол. 15 столетия, например во Франции, рыцарская кавалерия (если понимать ее, как феодальное ополчение дворян и их окружения) сменяется на баталии, находящихся на государственной службе "жандармов". Да, преимущественно, это были дворяне, но изменился сам принцип комплектования войска и... его оснащения. Теперь оружие выдается из государственных арсеналов. Производство оснащения и экипировки встает , что называется, "на поток", неимоверно возрастает количество производимых единиц вооружения, и, соответственнно, резко падает их качество. Например, в одной английской статье по германским рейтарам пер.пол. 16 века, я прочел, что у их кирас, как и и у французов того времени, было крайне низкое качество, обусловленное тем, что эти части доспехов "штамповали" в промышленном масштабе.
Ту же ситуацию мы наблюдаем и в случае с продолжателями дела "жандармов" - рейтарами 16 века. Это регулярные войска на государственном обеспечении; это, по прежнему, тяжелая конница, сводимая в эскадроны и строящаяся на поле боя плотными построениями. И качество доспехов также было невысоким. Однако, далеко не всегда строй пикинеров являлся непреодолимой преградой для такой кавалерии. У рейтаров, правда, исчезли копья, но появилось более грозное оружие - пара пистолетов. Если верить выдержкам из одной германской книги, то вооружение рейтар сер. 16 столетия состояло из 2 кавалерийских пистолетов и палаша (или меча) и полностью соответствовало их новой и эффективной тактике. Они отказались использовать копья в качестве оружия главного натиска. Вместо этого, рейтары применяли следующее: они строились плотными массами и пытались прорвать, опрокинуть строй пикинеров, насколько это было возможно, а когда всадник врывался в ряды противника, пистолеты были крайне эффективным оружием в плотной свалке, и два выстрела, производимых в упор почти наверняка поражали пехотинцев противника, а затем кавалерист выхватывал длинный и тяжелый клинок, и начинал рубить вражескую пехоту. Помимо прочего пистолеты той эпохи вполне можно было использовать как булавы, перехватывая дуло и орудуя яблоков рукояти как навершием булавы.
То, что новая тактика была в известной степени эффективной, показывает одна английская картинка сер. 16 века, где изображено единоборство двух латных всадников, один из которых атакует другого с копьем наперевес, а второй стреляет в копьеносца из длинного кавалерийского пистолета и поражает своего противника, еще до того как тот, доскакал до дистанции удара. Картинка должна была, видимо, проиллюстрировать преимущество нового оружия над старым, привычным копьем. Кстати, и некоторые случаи из сражений эпохи Ренессанса говорят о том, что иногда рейтары все же прорывали построения никинеров (особенно немецкие "Черные" рейтары).

А по поводу пуль, прошибающих доспехи... Не всегда, и не везде. Все зависело от массы факторов. Еще во времена Максимиллиана, заказчику демонстрировалась прочность защитного вооружения, когда в заказанную павизу или кирасу стреляли из аркебузы (но, опять таи, все это в случае с индивидуальным снаряжением, преобладание которого неудержимо уходило в прошлое). Потом в 15 веке вообще-то из ручного огнестрельного оружия стреляли обрубками стальных прутьев (материалы Королевских арсеналов Людовика 11 в Амьене), специально, чтобы пробивать РЫЦАРСКИЕ доспехи (миланские, готические и т.д.) И лишь позднее перешли на свинец. Кстати, маленький пассаж. Северная война, начало уже 18 века. Русские захватывают одну за другой маленькие замки и крепости в Ингерманландии. И вот очередной замок, приступ, гарнизон перебит и взят в плен, лишь два шведских офицера, не желая сдаваться, заперлись в донжоне замка. В башне они находят старинные рыцарские доспехи и двуручные мечи и, желая погибнуть во славе, в духе своих рыцарских предков, одевают снаряжение и выходят во двор замка, где их поджидали русские солдаты. Офицеров встречает град пуль, который, тем не менее, не причинил им никакого вреда, к превеликому удивлению русских. Оказалось, что старинные доспехи (видимо, века 15-то, к тому же явно сделанные под заказ) прекрасно защищают от свинцовых пуль, потому что в свое время эти доспехи делались против ружей ДРУГОГО калибра и ДРУГОГО качества. Дело кончилось следующим: поняв, что пули их берут, русские солдаты попытались покончить со шведами в рукопашной. Но те так умело защищались (быть может, в подготовку шведских дворян к.17 - нач. 18 вв. входило умение обращаться с двуром ?), что, перед тем как были в конце концов заколоты сумели убить и смертельно ранить (потому что раны, наносимые двуручным мечом не могут быть не смертельными) около дюжины русских солдат. Вот так-то..
Anthony Silverstone
Была еще статья и даже целый сайт одного исследователя, наверное, Нечитайлова, однако ссылка не работает =(
Там было очень интересно написано про градацию внутри армии, про то, кого называли арчерами и про то, как латники с высоким доходом "косили" от рыцарства. =)
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2018 IPS, Inc.