Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Дороги, города, деревни - одним словом, все керство.
форумные ролевые игры > Закрытые форумы > недавно почившие игры > Керство Аленнское
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, утро.

Весна пришла на землю аленнскую, и, повинуясь ее зову, все живое взялось разбивать скорлупу и выходить на волю-вольную - реки - из ледовых панцирей, а потом и из берегов, птенцы - из скорлупы, дороги, временно уподобившиеся рекам - из границ обочин, крестьяне - из домов, на пахоту, девки - замуж, молодые дурни - на поиски приключений, а городские подмастерья - мастеров подобрее. Из городов же, как клопы из тюфяка, им навстречу повылез зимовавший за стенами сброд, и хлынул на дороги - перемалывать грязь, воровать птенцов да сманивать дурней на дурное дело.
Вот и сейчас, хотя от самого начала весны прошло уже порядком времени, и лес по обочинам зазеленел свежей листвой, дорога из Мирослава в Приозерье после затяжных дождей напоминала густой ручей более, чем сырую землю, и была полна путниками, среди которых, как ни удивительно, встречались и добрые, и честные, спешившие домой, в гости, или по делам, но чаще наметанный глаз выхватывал лихих и недобрых, что шарили взглядами по чужим сумкам и кошелькам, приценивались к одежде, облизывались на охраняемые обозы, хромали на костылях, умело поджимая ноги, тянули дрожащие руки, зыркали слепыми глазами, подвывая о милостыне, совали взятки страже, сновали среди зазевавшихся, избавляя их от нош, и нисколько не замечали величия Жизни, звенящего в каждом листке, в каждой линии молодой ветке, в синеве умытого дождями неба, в нежном утреннем солнышке, в птичьем гомоне...

Не замечала его и сама Риан, уже смирившаяся с тем, что ей никогда не договориться со здешней природой. Вместо этого она ловко сновала в редком людском потоке, привычно обгоняя медлительных прохожих и уворачиваясь от цепких пальцев вороватой детворы, хотя у нее и украсть-то было особо нечего - единственная по-настоящему ценная вещь, гаэтская верительная бирка, была давно и надежна упрятана под кожу на предплечье. Вместо того, чтобы глазеть по сторонам, эльфка вглядывалась в далеких, насколько позволял ей рост, прохожих, дергаясь каждый раз, когда какая-нибудь из фигур казалась ей похожей.
- А ну, с дороги! - прикрикнул богато одетый всадник, замахнувшись хлыстом отнюдь не на лошадь, нет, таких лошадей хлыстами не бьют, и невовремя заглядевшаяся Риан перепуганной зайчихой соскочила в траву на обочине - он и его спутник умудрились вдвоем занять весь проезд, как это умеют делать только благородные, влиятельные молодые господа. Трава оказалась густой, яма в ней - узкой и неприметной, а грязь - предательски скользкой, и путница, на лету выдохнув ругательство, неизящно шлепнулась в кусты. Господа изволили расхохататься, остановив коней; один негромко бросил другому подначку, тот прищурился, оценивая идею, кивнул. Эльфка не стала дожидаться, когда с этой идеей ознакомят ее саму, а вместо того подскочила, сморщившись от боли в щиколотке, и со всех ног бросилась в лес. Мокрые ветки хлестали, цеплялись за плащ, а кусты - за юбку, и сам лес был незнаком, но, кажется, ее не преследовали. Вылетев из зарослей на тропинку, она остановилась, и тут же замерла, проклиная оставившее ее волшебное чутье - шагах этак в двадцати по тропе замер силуэт, несомненно, мужской, и совершенно незнакомый. Думать было не о чем - прислушавшись на предмет засады, эльфка развернулась и быстрым-быстрым шагом направилась в прямо противоположную сторону.
Нар
-- Я бы тебя сразу к черту послал, если бы это направление не было бы тебе домом родным! - Проворчал я, стараясь следовать указаниям духа. - Уже полтора года на мозги мне капаешь! Смотри, сегодня ты пользуешься положением, а завтра им буду пользоваться я. - В подтверждение своих слов, я прищелкнул по фиолетово-серебристому перстню-якорю ногтем. Хратта вздрогнул и по всему его телу-туману прошла волна недовольства.
-- Такого самовлюбленного ученика у меня не было вообще никогда! - Возмущенно проворчал он, - Ты должен с благодарностью встречать любые мои слова, а мои претензии - это обещание твоего будущего мастерства...
-- Хаживали, знаем, - Проворчал я, чтобы оборвать надоевшую болтовню духа. Вообще-то мне здорово повезло, что мой учитель дал мне этот сувенир на память, иначе ничего бы я за эти полтора года в странствиях не добился бы. А теперь вот - кипит на огне костра котелок, булькающая черная жижа в нем уже недовольно бурчит и иногда ворочается - скоро приготовится уже. - Сколько там куда мешать?
Дух ответил, ворча и чуть не проклиная меня, поскольку спрашивал я его об этом уже пятый раз - для смеху. А то где еще посреди леса повеселиться можно?.. Пакость эту приходилось мешать прямо железным посохом, потому что все прочее она прожигала сразу. Она бы и котелок уже, пожалуй, сожрать могла бы, и посохом моим закусила бы - если бы это были обычные посох и котелок. Но все было правильным образом заклято, по всем предписаниям Хратты, даже все должные ментальные блоки на котле положены в нужном порядке - а то бы эта тварь моими мозгами сначала полакомилась.
-- Ну вот, скоро готовность, - Проворчал Хратта недовольно, - Все сделано правильно, демон полностью принял сваренную нами оболочку и воплотился в нее, круг, - Он махнул иллюзорно-туманной рукой в сторону недавно сделанного магического круга для контакта с тварью, что больше походило на ветерок, прошедшийся по облаку тумана, - изготовлен верно. Еще полчаса - и можно начинать готовить тебя к Колодцу.
Я пожал плечами и вытащил из хлюпающей жижи посох. Вступать с одним из самых мерзких демонов ада в ментальный контакт, когда он и питается-то как раз скорее мыслями и интеллектом, чем даже душами, - эта возможность не вызывала во мне вдохновения. Впрочем, Хратта в виде страховки уже отлично себя зарекомендовал, так что и переживать не приходилось - и получалась беспокойная скука, как перед какой-то неприятной, но необходимой знахарской процедурой.
-- Вот и ладушки, - Я пожал плечами еще раз. - Тогда береги наш привал, а я пойду прогуляюсь по леску.
Не обращая внимания на возмущение Хратты - а что может случиться, пока он сам за всем следит? - Я развернулся и, запахнувшись как следует в плащ, побрел по лесу - мне и правда стоило расслабиться и поваляться на какой-нибудь полянке среди цветочков и бабочек. Ну или пару зверей посохом забить до смерти - какая-то разрядка-то нужна ведь.
Нар
Уже через пару минут я пожалел, что поленился забраться хотя бы на полдня в лес. Хратта, конечно, долго вопил бы - на всю округу Провалов не было кроме найденного нами, около которого мы и расположились, вообще, а в остальных местах в этой местности демона было призвать трудно. По какой-то причине тут вообще мало было всего магического, мне даже приходилось носить с собой пару заклятых адских угольков, чтобы в буквальном смысле не начинать "течь" - растворять всю свою магию вокруг. Но стоило бы начать колдовать - и я быстро ослабел бы. А в Провале, ограниченном небольшой полянкой в лесу - ничего, всякое можно было. Хорошо, что о ней никто не знал...
Только вот было очень уж под носом у людей это место - в двух шагах от леса был город! И сопутствующие ему бродяги, разбойники, крестьяне на своих возах - в общем, раздражители разного рода. И один такой раздражитель я нашел очень скоро - залез на дерево, просто чтобы поразмяться - и увидел, что не так далеко от меня шуршит сочной зеленой травой маленькая женская фигурка, направляющаяся от дороги в глубь рощи. "Этого еще только не хватало!" - Хмыкнул я про себя. Непривычна была даже минимальная возможность, что мне помешают - ведь Провал был достаточно далеко, но и странно одетая одинокая женщина в лесу - высота не позволяла разглядеть подробностей, - была, наверное, ведьмой? В любом случае ее стоило отпугнуть. Я спустился чуть ниже, притаился, и, когда женщина приблизилась достаточно и была уже метрах в тридцати от меня, перехватил посох поудобнее и спрыгнул на землю, после чего побежал к ней, готовясь к удару - или к тому, чтобы "грозно" ее догонять - опять же, повеселился бы.
Но в догонялки сыграть не пришлось - я перешел с бега сначала на шаг, когда в моей душе зашевелилось узнавание, а потом мы оба ошарашенно встали столбами - передо мной была Риан!
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, утро.

Он изменился. Изменился с тех времен, когда был всесильным безумцем, и с тех, когда вернулся из смертного боя беспамятным обгорелым юнцом в теле старика. Сейчас ему было лет этак тридцать, и он являл собой компромисс между первым и вторым - то есть, выглядел, как обычно, безумным, но отнюдь не всесильным, хотя одуряющий запах магии от него пробивался даже сквозь ее отнявшееся чутье. Как обычно, странное, бордовое тряпье, посох из дорогого здесь железа, оскаленная морда на лысом черепе, такая родная, такая знакомая, и в тоже время...
- Здравствуй. - проговорила Риан непослушными губами. - Ну, вот ты и нашелся... - и осеклась. Полтора года превратили ее в измученную тень, но кто теперь Нар? Кто он теперь ей?
Krig
Криг сторожко шел по лесу, нет - нет, да и оглядываясь через плечо. Не то чтобы он ждал погони, в конце концов сутки бега в волчьей шкуре должны были изрядно отдалить его от Залесья и старины Таппы, который давно не давал покоя лесным тятям со своими орлами из бывших керских гвардейцев. До этого, со стражниками всегда можно было договорится, разделить, а то и сплавить через них награбленное. Но бывший сотник, взялся за дело всерьез. Ну и ладно... в первый раз что ли. Просто обидно, что за дела на самом деле. Две городских гильдии и три лесных банды, и это все за паршивых полтора года. Дурачье... мастер им видите ли не нужен, учится они не хотят, да и учить тоже. В Керславе вон Радимир есть, умелый мужик чего греха таить, фокусов знает столько что... Так нет же, или один работает или с сопляками, чтобы было кого волками кинуть с телеги... хех. Ну да чья бы корова мычала. Хорошо что у меня хватило мозгов вовремя смыться. Впрочем мозги тут не при чем, больно у Мошки глаза бегали, знаю я это внезапное косоглазие. Случается когда за поясом кошель от легавых звенит. Ну вот пусть теперь и отдувается. Может он бы и отвертелся, все таки жмуриков на нем не висит, но за то что меня упустил... Хорошо-то как без этой проклятой бороды и опостылевшей повязки на глазу. Так что все, нету больше Доходяги и Залеских Щипачей. Кто ж это нас так обозвал-то? А, да. Тот купец, который веревку перегрыз и был таков. Он то и растрезвонил, до этого у нас клиенты только на воронам сказки сказывали. Ребятам конечно не нравилось, мягкотелые эти деревенщины, никак не поймут что работать нужно чисто. Может они вобще меня все вместе заложили, вот смеху-то. Так и вижу их рожи. У Брыньки небось самая тупая. Все, ищи свищи ветер в поле... Однако нужно забирать поближе к тракту. Силы есть, все таки часов десять он продрых в той пещерке у реки, так что можно и ночью топать. Вот уже и просвет между деревьями...
No4ka
Надо сказать, брагу тут варили преотвратную, это портило ожидание предвкушаемого удовольствия, у которого было три извечных составляющих: игра под брагу, ссора и драка.
А игра шла с переменным успехом. Какое-то время чужак даже выигрывал да так, что кто-то пытался сомневаться на предмет того, что пришлый с посеченной мордой не подменил ли кости. Правда, этот кто-то, словив многообещающий взгляд, быстро протиснулся в задние ряды любытствующих.
Еще не прочь бы заметить, что чужак внешне спокойно вроде проглотил унижение по двойной смене костей на новые, он только, скрестив руки на груди, с усмешкой следил, как ходили за костями, как проверяли кости местные доверенные людишки, ощущая бедром оголовок собственного меча лежавщего на лавке по правую руку. Он умел терпеть. Драка будет веселой.
Смена костей помогла, чужак легко подхватил кости со стола сложил их в кожаный стаканчик и ленивым движением перевернул на залитый брагой стол. Выпало две еденицы.
Кабак взревел в голос. Ну наконец-то! Похоже, земляк оберет незнакомца до нитки. А обирать было чего: белобрысый незнакомец был одет в добротную одежду из хорошей домотканной шерсти и пояс у него был с наборными бляхами то ли из бронзы, то ли из чего подороже, да и золотишко поблескивало в ухе и манило-приманивало так притягательно, что встреть вся эта разномастная толпа чужака посередь тракта одного, нелегко бы ему пришлось, хоть и по виду вроде воин, а еще оружие и сума, кто знает какие там богатства...
Видел ли кто усмешку в бородку у чужака, видел ли ясный взгляд светло-карих глаз, чтобы понять, что за толику своего добра сидящий за столом белобрысый способен нацедить немного крови? Эх, жадность-жадность, что делаешь ты с людьми. Слепые и то больше видят.
В трактире было жарко, если не считать приоткрытой двери и единственной дыры над очагом, более отдушин не было, а люди вокруг обступили стол в непраздном любопытстве.
Воин недовольно отер пот со лба.
-Последняя ставка, - довольно заметил противник воина, кидая кости в стаканчик для последнего броска.
-Что, не дашь отыграться? - ровным голосом осведомился он, зная, впрочем, ответ.
-Могу дать, - хмыкнул деревенщина. - Сережка у тебя больно хороша.
-Идет, - фыркнул белобрысый, совсем нехорошо прищурившись. - Бросай.
Неважно уже было, каким будет число, выброшенное местным игроком, потому что ответом на это будет перевернутый на всю эту толпу стол. На мгновение, воин пересекся взглядом с владельцем трактира, тот, кажется, совсем дураком не был и все уже понял.
«Позовет стражу, - с тоской подумалось белобрысому, - все веселье испортит.»
С местной стражей, надо сказать, у Ратеза отношения не заладились как-то сразу. Ну, что поделать, не нравилась его разбойничья рожа представителям местного правопорядка.
Кости предательски медленно катились по столу, когда белобрысый с весело и с чувством произнес:
-Боги, как же вы мне надоели.
-Так ты не игры искал, чужак? А ссоры?
-Можно подумать, вы искали иного, - заржал воин, переворачивая на любопытствующих стол...
Krig
Еще пару часов он брел почти вровень с дорогой, пока не опустившиеся сумерки не вынудили его покинуть спасительный полумрак. Под ногами тут было совсем мерзко, мало того что грязь с чавканьем засасывала сапоги, уже начавшие пропускать влагу внутрь, так еще и сухие ветки елей словно сговорились лишить его глаза, что б значит все взаправду, а не для маскарада. Криг потер зудящую от укусов щеку. Комарье тут было здоровенное, видать у местных и впрямь кровь с молоком, хотя по виду и не скажешь. Твою мать... Поднявшийся туман грозил затянуть все окончательно, на дороге же можно пройти еще хоть чуть-чуть. Да и з-зябко уже. Перекинутся? Нет. За это время он уже понял, что щеголять Даром нужно как можно реже, прибегая к нему в самых крайних случаях, потому что удобнее когда тебя считают человеком, пускай и странноватым, а вот с нелюдью тут разговор короткий. Да и одежду жалко. Вдруг чего.. Остаться тут? Слишком близко от дороги, мало ли кто еще забредет на огонек... Что-это там? Может трактир какой. Хм. Жрать то мне никто и не даст, да и не на что, а вот в уголке притулится может и получится. Посижу часок, хоть отогреюсь, да и дальше пойду. Ну кто на меня смотреть будет, там таких бродяг как селедок в бочке...
Оборотень еще минут пять топтался около входа, прислушиваясь к оживленному гвалту, подумал что это даже лучше, за потехой на него уж точно не будут особенно обращать внимание. Он шагнул в приоткрытую дверь...
Мертвый Герцог
По лесу, по его лесу, несся зловонный запах. Он забивался в нос, в глотку и пролизал дальше в глубь. А в голове звенело «Чужаки! Чужаки! Чужаки!». Кералл быстро приближался к дороге. Точно чужие! Двое! И от одного воняет смесью разных запахов, но самый новый - это то зловонье, что витает теперь в лесу. Еще несколько шагов и перед взором охотника поляна, а на ней лысый мужик и тощая девка. Люди в его лесу! Стрела легко, привычно и бесшумно легла на лук. Желтые глаза охотника вспыхнули и погасли, ноздри расширились, втягивая запахи. Нет, это нелюди. Но все равно чужаки. Кералл опустил лук, но стрелу не убрал.
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, трактир "Лисья шапка", полдень.

Поток девок-разносчиц, шлюх, пропойц, крестьян, и всех прочих, чей страх получить в драке по голове пересилил естественное любопытство к мордобитию и чужой крови, вырвавшийся из кабака для бедноты, что предусмотрительно стоял отдельно от приличной части трактира, не сбил оборотня с ног только оттого, что тому было не занимать проворства, а когда все испугавшиеся оказались снаружи, стало видно, что внутри народу осталось этак втрое больше. Трактирщик, действительно, был неглуп, и сразу прикинул разницу между тем, что придется уплатить страже за помощь, и тем, чем поделятся, сняв с чужака, его завсегдатаи. Разница, учитывая золотые украшения и доброе оружие, была велика. Очень велика.
- Хочешь драки?! Будет драка! Круууг!!! - завопил местный соперник Ратеза, впрочем, толпа уже раздалась без напоминаний, стремясь убраться подальше от летящих кулаков и предметов. Кто-то спешно отодвинул пару столов, и перевернутый с ними. В первые ряды спешно протиснулись добры молодцы, отдаленно схожие лицом с заводилой, общим числом четверо; у двоих из них были заранее припасенные ножки табуретов, притом табуретов в зале отродясь не водилось, ножи же покамест оставались за пазухами. Исход драки как таковой никого не интересовал - было и так понятно, что пятеро завалят одного, интересней было то, кому и что выбьют в процессе.
- Без смертоубийства в моем кабаке! - потребовал кабатчик, чтобы в случае чего выйти сухим. Выгнать драчунов на улицу он и не подумал, не приведи Боги, стража влезет без спроса...
Все это, происходя одновременно, уложилось в полсотни ударов сердца, а потом давнешний игрок, крепкий, тертый в кабацких драках мужик, без предисловий бросился на Ратеза.

Дорога Мирослав - Приозерье, утро.
- Нар? - озадаченно окликнула эльфка, увидив, что демонолог вроде бы смотрит на нее, но притом хищно принюхивается, словно учуяв добычу... или развлечение, что в его случае обыкновенно являлось одним и тем же. И, стоило появиться третьему, или сколько их там, все стало на свои места, стало просто и понятно - вот Нар, он свой, а вон там - кто-то, кто совершенно точно не входит в их стаю. То бишь чужак. Эльфка ущипнула себя за руку, напоминая, радоваться рановато, и ее все еще вполне могут послать на все четыре стороны или просто оставить здесь. Отчего бы и нет?
Однако, пока Наррель, очевидно, выбирал, лучше ли чужаков испепелить или расплавить, нужно было что-то делать. Не для того, чтобы спасти жизнь того-кто-сидит-в-кустах, разумеется - право на такую блажь, как забота о жизни врага, эльфке пришлось позабыть, как чудесный сон, месяц этак на второй одиночества, но для того, чтобы представление с огненной потехой, которое демонолог наверняка собирался устроить, не привлекло ненужного внимания.
- Эй там, в кустиках! - звонко, насколько позволял изменившийся от постоянного холода голос, окликнула она, проследив легкий поворот головы и повернувшись. - Выходи подобру, а ежели ты там с девкой, или по иной надобности, так и скажи, мы уйдем, смущать не будем.
Мертвый Герцог
Кусты лишь качнулись. И через пару мгновений, фигура охотника «выросла» между деревьев на краю поляны метрах эдак в четырех от тех кустов. Нужно было быстрее, но в который раз подводила искалеченная нога. Ну, ничего, стреляет он много проворнее чем бегает.
- Скажи тощему, если дернется или колдовать вздумает – убью,- голос у него был спокойный, но какой-то глухой. Видно, что разговаривать он не привык, – и что вам надо в этом лесу?
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, утро.

Эльфка фыркнула, уперла кулаки в бедра, чтобы уверенная поза скрыла въевшийся в кости страх.
- Колдунов не бывает, незнакомец. - заметила она очень, очень правдоподобно. - И это не твой лес. Если ты не заметил, в десяти шагах отсюда идет людный тракт. Простым людям иногда приходится убираться с него, чтобы по ним не прошлась господская лошадь. Ты убьешь меня за это?
Что-то в нем было... Риан не могла разглядеть подробностей, чутье отказало ей, но она поклялась бы, что этот человек или родился и вырос в лесу, или связан с ним чем-то большим.
Мертвый Герцог
Теперь от нее пахло страхом, и даже вонь от лысого не могла перебить эту тонкую струйку, которая не приятно тревожила его обоняние. Пришлось фыркнуть, вышло очень по звериному.
- Может и не бывает. А лес... Лес может и не весь, может и не мой, но не пяди его не принадлежит тем, кто на этой дороге и тем кто дальше,- уверено парировал охотник.
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, утро.

- Все леса аленнской земли принадлежат керу. - заметила Риан, утверждаясь в мысли, что разговаривает с сумасшедшим. С вооруженным, раздери его гроза, сумасшедшим. - По милости своей он дозволяет крестьянам пользоваться тем, что растет возле их деревни. Но ты не крестьянин. И не леснар, то есть, другими словами, не безумец. Тогда отчего ты с оружием в руках прогоняешь нас из леса, который, с твоих же слов, не твой? Отчего мирным путникам, которые не виделись полтора года и нечаянно встретились здесь, нельзя поговорить в тишине, подальше от воров и господ?
Мертвый Герцог
- Можно думать и так, - отозвался Кералл. Теперь он больше и больше убеждался, что она не человек, и это пробуждало в нем чисто звериное любопытство, когда зверь встречает то, чего еще ни разу не видел. – Пока я просто вас встречаю, что положено хозяину, когда на его пороге появляются двое незваных гостей, не соизволивших постучаться в дверь, - охотник слегка прищурил желтые глаза.
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, утро.

Чужак, похоже, не привык говорить - он мало того, что с трудом произносил слова, так еще явно не мог отследить последовательность собственных утверждений - то лес не его, то он в нем хозяин, отчего Риан заподозрила, что живых людей этот тип привык видеть только на расстоянии полета стрелы. Он и одет был соответственно, в какие-то нелепые лохмотья, с тяжелым... чем-то на плечах, что никак не защищало от мерзкого ветерка его голое грязное пузо. Нет, сумасшедших в Аленне хватало, но в основном им хватало здравомыслия хоть как-то, по возможности, обеспечить себе тепло...
- Ну, раз мы все равно здесь, думаю, лучше нам стать зваными или хотя бы представиться, - предложила эльфка, проглотив вертевшееся на языке обещание при дальнейших входах в лес непременно стучаться в ближайшее дерево и орать "Можно к вам? Есть кто дома? Эйй, звери добрые...". - Я, например, Риан. Лекарка. А мой друг - Нар, - "хотя пес знает, как звать его теперь". - Не знаю, чем он занимается теперь.
No4ka
Ратез даже успел бы обиженно фыркнуть на слова кабатчика, если бы хрупкое равновесие повисшей на мгновение тишины — тишины перед началом боя — продлилось еще чуть более. Он хотел повеселиться, а не убивать. Ну что тут еще можно делать, помимо того, как набить кому-то морду? Работы нет, денег не очень чтобы очень, что он тут делает, опять же не понятно. Аэлла обещала ему, что жрицы сильно подсократят расстояние между ним и его бывшими компаньонами, но к воронам всю эту магию, дикая страна, дикие люди и ни одной знакомой рожи. Тоска одним словом.
Обиду на всю нелепость создавшегося положения он выплеснул на ломанувшегося на него детину, который был на голову выше ростом самого Ратеза. Наемник проворно вскочил с лавки, попытался увернуться, шагнув вправо с линии атаки, держа в поле зрения дружков противника...
Мертвый Герцог
- Мое имя Кералл. И я охотник, - последовал ответ. Он, наконец, снял стрелу с тетивы и убрал в колчан. – Лекарка значит. И кто же ты? Ты ведь не человек.
Krig
Оборотень выдохнул, отлепился от косяка и нервно хихикнул, ему показалось, что вся это толпа выплеснулась на улицу по его грешную душу. Но люди вроде бы не обращали на него никакого внимания, хотя не затоптали просто чудом. Он вытер со лба выступившую испарину и глянул на руку. Ладонь меленько дрожала. Нервы ни к черту. Впрочем, без синяков все равно не обошлось. На сладкое достался чувствительный тычок в ребра, и оттоптанная нога. Блин, как корова потопталась, да еще и подкованная. Между тем вся эта с позволения сказать ”соль земли” с вкраплениями продажных девок и подозрительных типов, в которых чувствовалась родственное начало и не думала расходиться, а шустренько развернулась и уставилась на окна и злосчастную дверь, возбужденно переругиваясь и тыча пальцами, как показалось сглотнувшему убийце прямо ему в лицо. Но как они… почему… Он почувствовал себя глупо. А еще в груди разливался страх. Толпа это не человек и даже не группа людей. С ней нельзя договориться. Можно кричать, ругаться, просить, но одна глотка никак не справится с сотней. Толпа это чудовище, многорукое и многоголовое, чудовище оскалившиеся множеством оскаленных ртов и налитых кровью глаз. Смерч, поток грозящий смести и сломать любого одиночку словно игрушку. Нужно отступать в дом, по крайней мере, можно выпрыгнуть из окна с другой стороны избы, и потом, черт с ней с одежей… Вот дурак, а… погреться тебе захотелось, шавка подзаборная. Неправда что перед угрозой смерти жизнь проносится мимо глазами, а может этих угроз было столько, что в пору засыпать, потому как уж больно все это скучно по сотому то разу глядеть. Чем думы думать, лучше сделать чего… Поэтому Криг соорудил на роже улыбочку типа – ГЫ – подняв руки, сделал шаг назад. Ему что-то заорали, засвистели. взвизгнула женщина. Убийца развернулся и собрался в комок для броска вперед, когда... Так вот, оно что! Мимо уха что-то просвистело и со стуком ударилось о стенку. Вот же угораздило… ну что за день такой – с тоской подумал оборотень. И увидел до боли знакомый белобрысый затылок и широченную спину. Сверток за спиной беспокойно шевельнулся…Ратез?!
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, трактир "Лисья шапка", полдень.

Селянин зарычал от злости, когда противник, неожиданно проворный, неожиданно в особенности для того, кто привык драться с пьяными или совсем уж неумелыми дураками, ушел из-под удара, едва не заставив его самого грохнуться на лавку. Лавку, впрочем, быстро оттащили прочь. Он отступил и оглядел белобрысого, заново просчитывая риски. Тот двигался легко, несмотря на возраст, лет этак на десять старше, и умело, сберегая силы, но покамест развлекался, и он сделал знак своим, чтобы повременили с помощью, но ребята, не будь дураки, тут же начали распределяться по кругу, так, чтобы один да оказался за спиной чужака. В конце концов, нож был и у него самого, а этот, похоже, без доспеха... У него было немалое преимущество в росте, массе и длине рук, прикинув, что его должно хватить, селянин попытался подойти поближе, а уж там, одним рывком, двинуть чужака в живот.

Дорога Мирослав - Приозерье, утро.

- Эльф. Дивное существо из бабушкиных сказок. - фыркнула Риан, прекрасно сознавая, что нисколько не похожа на дивное существо из сказок, разве что из сказок-пужалок. Как-никак, она видела свое отражение в ручье всего-то неделю назад. - Хочешь, верь, хочешь - нет. А ты... - она призадумалась, стоит ли выспрашивать у этого чуда лесного сведенья, за которые он может и убить, и все-таки решила рискнуть. - Ты тоже выглядишь довольно странно. Я нечасто встречаю желтоглазых людей.
Krig
Оборотень помедлил, стоя позади орущих людей и оценивая обстановку. Окошко было таки рядом и находилось как раз за спиной молодца стоящего напротив Ратеза. Так. А вот это уже нехорошо. Как показывает практика, дратся можно с двумя противниками, ну может с тремя если совсем неумехи и очень повезет. Больше - все. Забьют, пропустиш удар, отключишься хоть на мгновение и привет. Криг завел руку за спину и распустил ремешок стягивающий грубо выделаную кожу, приоткрылась массивная рукоять и краешек простых деревянных ножен. "Вот ты и нашел своего Хозяина, дружок. Ты меня что ли сюда завел?" В спину легонько кольнуло. "Да вижу я, вижу..." и попытался осторожно протиснутся в первый ряд...
Мертвый Герцог
- Не часто? Значит, ты уже встречала таких «людей»? – охотник не выглядел ни удивленным, ни разозленным этим вопросом эльфийки. – тогда, наверное, ты знаешь кто я?
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, утро.

- Может быть. - уклончиво ответила Риан. Ей совсем не хотелось, чтобы этот дикий оборотень запер свою тайну в ее могиле. - У меня был один приятель, с такими же глазами и привычкой поводить носом. Высокий, тощий, как жердь. Черноволосый, лохматый. Родом с севера, по нему видно. Ты его, часом, не встречал?
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, трактир "Лисья шапка", полдень.

Толпа охотно раздалась, пропуская второго чужака вперед, и разразилась утроенным свистом, хохотом и одобрительными выкриками.
- Стой, Барген! - крикнул кто-то, и тот чудом умудрился замереть на полдороге, не ударив белобрысого и не позволив ему поймать себя на удар. - Двое на двое! Шире круг!
С полминуты они торговались, выбирая второго поединщика, и вжимались в стены, выполняя требование, но для четверых все равно получилось тесно. В конце концов в круг пробился трактирщик.
- Стойте, стойте! - потребовал он. - Тут тесно, и вы развалите мне трактир. Идите на улицу, - предложил он, скрепя сердце, - и деритесь там, сколько влезет. А вы, люди добрые, делайте ставки!
Мертвый Герцог
- Может и встречал, если твоему знакомцу случалось забредать в здешний лес, - также уклончиво ответил Кералл. Значит догадалась. Тогда у меня два выхода убить их или пойти с ними, в конце концов, дома-то я лишился, – и куда же вы намерены двинуться дальше?
No4ka
Наемник сплюнул от досады. День шел наперекосяк. Славной драки уже не получится.
- Хочешь сохранить в целости кабак, да? Тогда будешь кормить и поить победителей за свой счет весь день и всю ночь? Идет? - поставил условие Ратез, всем видом показывая, что он серьезнее некуда. И что ему этот кабак в сущности, когда кругом скукота да он позволял местной шелупони над ним изгаляться какое-то время. Если условие не будет принято, никаких правил уже не будет и уж тем паче ставок. И гори оно все....кстати, идея тоже ничего...надо обмозговать. Потом наемник глянул на вмешавшегося оборванца и оскалился.
- Давно не виделись, братишка, ты как всегда вовремя и как всегда к обеду.
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, утро.

- До недавнего времени я шла в Приозерье. Это город, вон туда по дороге. - Риан указала рукой, намеренно мягко и медленно. - На самом деле, мне все равно, куда идти. Я полтора года ищу своих друзей, и только что нашла одного из них. Остались еще двое. У меня даже сохранились их вещи, но за полтора года они пропахли мной. В здешний лес - это вряд ли, но, почему бы им не быть в Приозерье?
"Может быть, потому, - ехидно заметил внутренний голос, - почему никого из них не было в Мирославе и десятке других городов?"
- Нар, ты ведь пойдешь искать остальных? - спросила эльфка, внезапно догадавшись о том, что у него может быть и какой-то иной смысл жизни.

Дорога Мирослав - Приозерье, трактир "Лисья шапка", полдень.

- Идет, - согласился трактирщик. Выходило, что поножовщины может и не быть, зато он мог заработать на ставках. - А теперь - марш на улицу, если не хотите весь день пить в развалинах!
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, трактир "Лисья шапка", полдень.

Двор у трактира был просторный, под стать ему самому, потому что иногда столы выставлялись прямо на улицу, относительно ровный, и даже покрытый не совсем вытоптанной, все еще сырой травой. Трактирная челядь и добровольцы вполне привычно и обыденно расчистили место поровнее, зеваки, теперь уже все вместе, образовали плотное кольцо, ширина которого определялась, с одной стороны, страхом, с другой - любопытством, а с третьей - окриками трактирщика. Вместе с давнешним игроком в круг вышел один из его дружков, поменьше, и половчее на вид, одетый, помимо прочего, в очень удобную, мешковатую запашную рубаху. Требования убрать подальше оружие так и не прозвучало.
Krig
Оборотень криво ухмыльнулся и пожал плечами - Ага. Как всегда... Из огня, да в полымя... Он понизил голос - Вишь что сзади таскаю. Сохранил, и в руки не брал, только ножны того... потерял, ты не обессудь, но это думаю не беда. Бери или сейчас, или когда жарко будет. А мне свой отдать можешь, мечник я хреновый, сам знаешь, но может двое оборуженых хоть страху нагонят... Не верю я в честную драку, то.
No4ka
- Боги, Криг, какая может быть честная драка, два закаленных бойца против двух деревенщин, - поморщился Ратез, - тебе самому не смешно? А за клинок спасибо, не чаял уже, смирился... Только мой нынешний тебе откровенно тяжеловат будет, а убивать я тут никого не собирался, так кости размять, кровь разогнать да душу повеселить. Впрочем, напросятся...видят Боги, не о том думал.
Krig
- Угу. Мне? Не смешно. - пробурчал оборотень зябко поводя плечами и ослабляя шнуровку - я тут вижу отнють не двух деревенщин, а как минимум пару дюжин. И я не настолько закаленный, чтобы выдержать перо в бок, и оглоблей по башке. И вобще... Он сплюнул и встал в стойку.
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, трактир "Лисья шапка", полдень.

Деревенщинам и самим было уже не смешно - выходило похоже на то, что эти двое знакомы и оттого вдвойне опасны. Причем второй-то был вполне себе из своих же, лихих людишек, такой мать за медяк продаст, но нос задирал - до неба, словно никогда не резал безоружных. Положение, меж тем, выходило грустное - ясно было, что побить их можно было только поодиночке и всем скопом. А тут еще и при оружии. Верд, что ненамного перерос Ратеза, покрепче зажал в кулаке маленький, заостренный с одного и отшлифованный со всех прочих краев осколок черепка, озаботившись, чтобы никто его не заметил. Барген тоже сжимал кулаки, но как-то не до конца.
- Начали! - крикнул трактирщик с бочки, стоявшей за кольцом зрителей.
Нар
Это действительно была она! Вот уж не думал встретить ее уже вообще - в конце концов, делами встреч и расставаний заправляет рок, а искать ее намеренно мне так и не привелось - сам не умел, и у "друзей" просить было бы глупо. Развела судьба - значит, так надо, а тут вон какие кренделя случайности выделывают... Колдует кто, что ли?..
-- Это действительно я, - Внимание мое мгновенно переклюсилось на человека в кустах, но я послушно замер, чтобы не спровоцировать безумца. - И это действительно ты. - Пробормотал я уже себе под нос, пока Риан разбиралась со странным встречным. Черт его разберет, кого можно встретить в роковую минуту... Может, пара прострелянных глаз - плата за нежданную встречу. Но Риан вела диалог достаточно умело, не роняя себя и не провоцируя безумца. Поскольку я так и стоял к нему спиной, пока они с эльфкой друг друга разглядывали (мне нужно было лишь развернуться, чтобы по крайней мере постараться сжечь его - но, во-первых, поджигать лес в мои планы не входило, а, во-вторых, он мог оказаться быстрее и осторожнее), то лишь со слов узнал, что бродяга нам попался желтоглазый. "Оборотень, вот оно что, - Догадался я. - С приблудой. "Как вы посмели вступить в мой лес?!" Небось и мои делишки почуять мог. Ну а кто ему виноват, что лес в себе Провал терпит? Значит, ему, лесу, надо, а тут суются всякие".
-- Я, конечно, пойду искать с тобой кого угодно, милая, - Мягко сказал я, стараясь все так же не спровоцировать стрелка - они и сто, и пятьсот лет назад были главной занозой в заднице - выковыривай из бессмертного тела двадцать стрел после каждой битвы. А тут и убить мог. - Если мне затылок не прострелят. Хотя у меня тут, в лесу, есть кое-какие дела. Обстряпывать их придется очень скоро, но и быстро, так что я уже через три-четыре часа смогу посвятить тебе сколько угодно времени... Хотя мне не очень-то к спеху, полчасика потерпеть смогу. Если не убьют. Эй, господин лесохозяин, - Крикнул я бродяге. - Вы уже там решили-нет, стрелять меня или не надо? У нас тут как бы роковая встреча, все уже собирались плакать и обниматься, когда вы с оружием и священной яростью влезли.
Мертвый Герцог
Эка шустрый какой. Ну да ладно. - Это, смотря, что ты делать станешь. И чудится мне кто-то сюда без спроса «влез», да ворожбу творить стал. Ты часом не видел? А то запах стоит такой, аж дышать тошно, - процедил сквозь зубы охотник.
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, утро.

Эльфка, не имевшая никакой возможности обнять Нара (ха, кто бы мог подумать когда-то, что его, эту ходячую стихию, можно обнять?), просто отступила на шаг, прижавшись к нему спиной, а теперь легонько толкнула локтем в бедро - как-никак, она-то соврала оборотню, что колдунов не бывает, а он, не будь дурак, каким-то чудом чуял магию. Даром, что лесной и из глуши, магического чутья не было даже у Крига! Или он почуял запах самих демонов? Она попыталась вспомнить, как пахнут демоны. Ыка и Барболага, по ее мнению, не пахли ничем, и вообще существовали весьма условно. Что же Нар здесь развел, в таком случае?
Когда-то она встала между оборотнем и человеком. Это было очень просто, потому что оба были ей одинаково дороги. Встать между оборотнем и демонологом, если до первого тебе нет никакого дела, второй едва ли умрет от стрел целого полка, а тебе самой хватит и одной, оказалось много сложнее. Это только барды поют, что Боги берегут безоружных, и что вроде как убить лекаря - зло. Дикие оборотни едва ли слышали подобную чушь.
- Никто никого убивать не будет! - заявила она, примирительно подняв руки. - Кералл, если у тебя нет пожиток, которые следовало бы забрать, предлагаю просто пойти вместе, по дороге заберем вещи Нара. Если есть - просто встретимся в трактире, в полдень. Если у меня будут условия, то есть хотя бы комната и горячая вода, может быть, я смогу помочь твоей хромой ноге.
Нар
-- А здесь нигде не написано, у кого спрашивать надо, - Хохотнул я, - Не поверишь - ни на одном дереве грамотки не приколото, хоть весь лес обойди. А всю жизнь, сколько на земле не живу, ни разу спрашивать и не приходилось. Тем более что ворожба тут в лесу своя есть, хоть и немного, а я так - развернул чуть-чуть чужое, чужим семенам помог прорасти, а своих не сеял. Посеешь тут - без крови вообще останешься... Да и убьешь меня если - что ж, колдовство останется, оно даже не на мне завязано. А то и тот, на ком завязано, повыяснить решит - кто убил. Потому что без меня процесс, который я запустил, так и останется незавершенным, может, на десятки лет, а это для леса гораздо хуже, чем мои сиюминутные фокусы. Ну что хуже - царапина на коже, хоть и кровоточащая, но до завтра заживающая, или чумная язва на том же месте? Я никому вредить не собирался, дела мои никому вреда не принесут, да и не закрыв то, что открыл, я бы не выжил. Так что целиться в первого встречного из лука и орать, что тут твой и только твой лес, когда он то ли здешнего правителя, то ли общий на всех, то ли сам свой - скоропалительно и неразумно, ты не находишь? - Я пожал плечами и вздохнул. - Так что давайте решать, что делать дальше, да я буду доделывать свое дело и сворачиваться.
Krig
Оборотень сощурился. Ему откровенно не нравилось положение рук противника. Что то было не так, но мелочей не разглядеть. И провоцировать местных нельзя, если дойдет до крови, то первой будет его или Ратеза, это развяжет руки, но сам факт был довольно грустный. Он сделал шаг, замер, качнувшись вперед и нанес удар локтем в лицо.
(по примеру Ночки - удар имеет целью разбить нос, провести болевой прием, не особенно открываясь и в расчете на неожиданность, остальное мастерский вердикт)
Мертвый Герцог
- Завершай свое дело, каким бы оно ни было, а мне просто интересно стало, кто в моем…охотничьем угодье колдовать стал, - равнодушно отозвался Кералл, – мало же вы о лесах и их обитателях знаете. Тут у каждой твари есть свои владения, а господари да правитель пусть тешат себя думами, что это их земля, - оборотень перевел взгляд желтых глаз на эльфийку, - я вас нагоню, похоже тут меня уже ни чего не держит.
Нар
Я вздохнул - раз уж меня уже не будут убивать, то жизнь снова прекрасна. И она прекраснее вдвойне, раз уж я встретил Риан!
От полноты чувств я даже обнял эльфку - чувствовалось, будто я нашел что-то давно потерянное и дорогое, хотя я не привык ни к чему привыкать, ха. Риан явно не возражала.
-- Все разговоры потом! - Сразу отрубил я и торопливо заговорил: - Скажи мне, где мы встретимся, и я возвращаюсь к волшбе, тут дело нешуточное! И правда, может повредить лесу. Я действительно очень рад, что тебя встретил, но раз встретил - значит, у судьбы явно не в планах, чтобы мы снова потерялись. Вот значит и времечко нас подождет, правильно?
No4ka
"Бей быстрее, бей чаще, бей сильнее, - так, смеясь, говорил когда-то Ратезу старший брат, - и ты, возможно, победишь". И только потом к этим словам добавилось главное правило: бей первым. Криг был прав, надо было испугать, нет, не калечить, не убивать, просто испугать, чтобы у всей местной гопоты не возникло даже мысли нападать на двух чужаков. Все - это действительно слишком серьезно, потому время, с которой эти двое должны были лежать на земле и орать от боли, не должно было превышать и двадцати ударов сердца, иначе на чувством самосохранения вверх возьмет чувство обиды за своих.
А потому не отгремело еще и слово "Начали", как, выбрав себе в цель того, что был с ним одного роста, наемник буквально очутился напротив цели, всем видом давая понять, что будет бить в голову.
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, трактир "Лисья шапка", полдень.

Берген отшатнулся от локтя чужака, не то чтобы ему удалось избежать удара, но, уже получая острым локтем по морде, успел свести руки и швырнуть тому в лицо две пригоршни сухого песка. Мелкий же, Верг, отклонился назад, рассчитывая, что кулак белобрысого пройдет выше его макушки.
Krig
Криг уже возвращал на место блок и втягивал голову в плечи, когда в глаза полетел песок. Попало не все, но попало. - Б... ах, так! Он перенес вес на другую ногу и не глядя пнул туда, где он помнил находилась вражье колено...
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, утро.

- В паре часов ходу отсюда, вон в том направлении... В паре часов для меня, - уточнила Риан заметно сдавленным голосом, - а у тебя ноги чуть не вдвое длиннее, должен быть трактир "Лисья Шапка". Предлагаю встретиться там около полудня. А то как бы, Нар, твои дем... чудесные штучки не размазали меня по полянке одним своим присутствием. - эльфка виновато развела руками, грустно улыбнулась. Кто-кто, а Наррель должен был невооруженным глазом видеть, насколько она сейчас беззащитна перед любой магией. - Здешние леса не ознакомлены с тем, что друидов надо кормить и защищать. Ужасно невоспитанная флора, да. Возьми это, - она торопливо стащила с шеи один из множества ничего не стоящих амулетов, - и только попробуй там не появиться! - и, развернувшись, направилась к дороге, к чести своей, продержавшись чуть ли не дюжину шагов, прежде чем расплакаться, вцепившись в кстати пришедшуюся сосну.
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, трактир "Лисья шапка", полдень.
Вражье колено к тому времени находилось далеко от кригова сапога - потому что его владелец как раз поднимался с земли, держась за лицо - на его счастье, белобрысый в тот момент мутузил Верга. Ему хватило времени, чтобы сесть, и со всей силы дернуть желтоглазого за другую ногу.
No4ka
"Дурачье", - только и мелькнуло в голове Ратеза. Эх, можно было бы покуражиться, схватить за руку, вывернуть в локте да шарахнуть кулаком в подмышку, в голове пролетел образ селянина, орущего от боли и валяющегося на земле, не понадобилось бы толкать и подсекать, такая боль обездвиживает на короткое время даже очень сильных и выносливых, но нет, наемник сменил направление удара, подшаг, согнуть руку в локте, короткий замах от уха по кругу туда, где ребра соединялись с небольшой костью, туда, где медленный и расчетливый удар мог вернуть жизнь, потерявшемуся на дороге к предкам, а быстрый расчетливый удар отправить навсегда. Рассчитано все до мелочей, сила, время, скорость, - не убить, но сбить с ног, с удара, на этом бой мог быть завершен...
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, трактир "Лисья шапка", полдень.

Толпа молчала, единодушно, как огромное существо, затаив дыхание на те удары сердца, что понадобились Ратезу на бой, во время которого большая часть собравшихся, привычная к неторопливым, вдумчивым потасовкам, даже не поняла, что происходит, но, когда селялин повалился на землю, все выдохнули разом, и в круге сразу стало тяжело дышать. А потом толпа на мгновение взорвалась криками и руганью - нашлись же те, кто поставил на своих! - а в следующее люди, как по цепочке, вспомнили, что в круге остались еще двое, которые никак не определятся, кто же из них грянулся оземь как победитель.

***

Трактир "Лисья Шапка" оказался в точности таким, каким его описывал тот подмастерье, а также, для верности, лжебольной десятком незаразных болезней (изображать заразные здешние побирушки не рисковали, ибо власти не церемонились с разносчиками заразы), и уже почти знакомый стражник, которого она сумела-таки допечь расспросами о том, не было ли среди прошедших через ворота... Если точнее, он ничем, совершенно ничем не походил на лисью шапку. С дороги из-за невысокого забора виднелись три здания, разнящиеся добротностью постройки, причем к тому, что отводилось для благородных, была организована отдельная дорога, и за той дорогой бдительно присматривал одетый пусть не в самый лучший, и даже вообще не лучший, но все-таки в доспех, мордоворот. Другая же, ведущая к бедным и средненьким третям, была предоставлена сама себе, но, хотя поток вышедших из Мирослава с открытием ворот уже должен был как раз в это время поесть и выметаться из трактира, месить грязь дальше, народу во дворе хватало, и он толпился вокруг чего-то чрезвычайно интересного.
Чем-то интересным, по мнению местных, бывало что-то одно из трех - ссора, драка или убийство, и, что бы то ни было, Риан предпочла бы обойти и его, и толпу, десятой стороной. Толпа опасна, опасна вдвойне, если у тебя голова на уровне локтей, втройне, если на голове красуются заостренные уши. Будет ужасно обидно, если Нар, добравшись сюда, найдет в канаве ее исколотый вилами труп, что более всего вероятно при вмешательстве не в свое дело...
Будь прокляты целительские клятвы, которые даются в стране сказок и небылиц, а исполнять их приходится в мире настоящем!

Эльфка задумчиво поскребла шрам грязным пальцем, припомнила того, у кого переняла эту не добавляющую женщине очарования привычку, и подошла к толпе, осторожно тронула за плечо толстую тетку, что тянулась на цыпочках, пытаясь заглянуть за плечи мужчин.
- Скажи, добрая женщина, что там стряслось? Я лекарка, вдруг сумею помочь?
Тетка недовольно дернула локтем, и обернулась скорее от удивления, когда локоть не врезался в плоть.
- Дерутся, девочка. - ответила она, смягчившись. - Вроде пока все живы.
- А кто кого бьет? - это уже был вопрос вежливости и самосохранения. Что за человек, если ему неинтересно мордобитие?
- Чужие наших. - емко ответила тетка, и вернулась к тщетным попытками.
"Чужие наших" - это было плохо. Плохо, когда вокруг слишком много "наших", это обычно заканчивается кровью пришлых. Эльфка размышляла бы в том же духе и дальше, но кто-то толкнул ее в спину, на теткин зад, от тетки она все-таки получила локтем, и торопливо отошла на семь шагов, ждать, чем закончится дело.
Мертвый Герцог
Он вернулся на пепелище. Здесь внизу в добротном кованом сундуке (он так и не додумался спросить, откуда тот у старого лесника) должны быть кое-какие вещи. Кералл откинул пару бревен. Да вот и он. Несколько ударов сапогом, и обугленные доски на крышке погреба сломались. Оборотень спустился вниз. Его не было видно несколько минут. Наконец он вылез с сумой и мотком каких-то шкур за плечами. Спустя четверть часа охотник уже шел лесом вдоль тракта, ему не хотелось покидать его, да и на дороге было слишком людно.
Shedonit
Худой молодой парень с волосами соломенного цвета без особого восторга следил за происходящим. Азартные игры он не любил, слишком уж тяжело доставались гроши, котпрых едва хватало на жизнь, и ни та, ни другая сторона его симпатий не вызывали. Да, местных много, так воин сам начал ссору. Хотел драки и получил драку, что уж теперь. Хотели они или нет на него напасть уже не важно. Впрочем, обратнo в трактир парень не уходил, стоял среди толпы и наблюдал.
Krig
Падать вперед не хотелось, да можно конечно и повозится, но кто кого придушит - это еще вопрос. Криг подался назад, мягко хлопнулся на задницу, подтянул ноги, перекувырнулся через голову и снова встал в стойку. На этот раз он дал себе слово не церемонится.
No4ka
Ратез отшатнулся от противника, все еще не в силах поверить, что бой был короткий. Он бросил взгляд через плечо, пытаясь оценить положение второго противника и положение напарника. Криг стоял на ногах, его менее удачливый соперник силился подняться. Наемник скользнул взглядом по зрителям, пытаясь понять следует ждать оттуда неприятностей или нет. Его лихорадило от готовности к бою, но чутье молчало, хоть это и не значило, что опасности нет. Ее могло не быть сейчас, 20-30 ударов сердца - и толпа могла сорваться, как пес с цепи.
- Криг? - спросил наемник, подразумевая сразу и вопрос о необходимости вмешаться и об уместности помощи, заодно давая понять, что справился со своей частью работы.
Риан
Дорога Мирослав - Приозерье, трактир "Лисья шапка", полдень.

Барген все-таки поднялся на ноги, встал напротив желтоглазого. Он был почти ровней в росте, вдвое крепче, и если бы только обездвижить этого юркого... Он замахнулся, метя чужаку в челюсть, но не вложил в удар всей своей массы, а просто в это же время пнул его в голень.

- Колдовство! - завопила какая-то женщина, когда до толпы наконец дошло, что пришлый уделал ихнего одним ударом.
Крик оборвался увесистым тумаком.
- Мастерство, дура! - рявкнул ей мужик, которого было не разглядеть в мешанине людских лиц. В толпе нервно захихикали, ну в самом деле, она бы еще сказала, что белобрысый - это орк из сказок, а с ним - тролль. Или, ха-ха, вовсе эльф! Вон какой худой и длинный, а рожа - ну, жена сковородкой приложила!
Мужички, стоявшие треугольником в первом круге зевак, переглянулись. Раз все смеются, резне уже не быть, нет. Один поднял руку в характерном движении, что знакомо каждому, кому доводилось бить ножом стоящего человека, но подельник, что был постарше, поопытнее и поспокойнее, просто ответил на аленнском:
- Нет. Я еще жить хочу. - что в переводе на понятный означало "оберем их, когда упьются за счет трактирщика".
Третий же, что стоял у Ратеза за спиной, и молча, чтобы не привлечь внимания, повернулся вбок, и как бы сам собой вытолкнул из второго ряда первого попавшегося - какого-то городского паренька, тоже светловолосого, с виду подмастерье. Вытолкнул в первый, а потом, прежде, чем тот успел понять, что происходит, умелым тычком - в круг, так, что он еще сделал несколько падающих шагов вперед, прежде чем сумел остановиться. Оценив шутку, какой-то его сверстник окликнул воина примерно с той же стороны:
- Эй, беляк, вызываю на бой!
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2018 IPS, Inc.