Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Часовня мира
форумные ролевые игры > Город > Великая Библиотека
Serafim777
Автоматная очередь разорвала вечернею тишину леса, но лишь на мгновение, стихли раскаты, и все вокруг вновь стало омерзительно спокойным.
Солнце умирало за горизонтом, освещая землю последними лучами, лес после дождя дышал свежестью и прохладой. Хотелось остановиться, прислушаться к звенящей тишине, полюбоваться могучими хвойными исполинами, растущими рядом с пышными лиственными деревьями и поверить, что все спокойно. Спокойно и нормально здесь, в Зоне, где все понятия о законах природы не стоят и ломаного гроша, где за год погибает больше людей, чем в самой «горячей точке» любого из современных военных конфликтов.
Её величество Зона! Капризная, своенравная, жестокая, чудесная, щедрая Зона. Она манит своей неизведанностью, обольщает надеждой на быстрое обогащение и счастье, очаровывает своими чудесами, привлекает отличием от всего окружающего мира… что бы затем взять за горло, проверить все твои жизненные принципы, заставить испытать страх и заглянуть в пустые глазницы смерти.
Зона зовет, и сотни людей откликаются на её голос, бросают свою обычную жизнь, чтобы отправиться на поиски счастья, истины, богатства, открытий и острых впечатлений. Сумасшедшие, безумцы, романтики… говорят о таких людях. «Сталкеры, что с них взять?», - слышиться за спиной, но те, кто знаком с Зоной, привыкли не обращать внимания на ироничное шушуканье.
Сталкеры знают, для чего раз за разом идут на опасные свидания, что ищут и чем рискуют. Они первооткрыватели Зоны, ее рыцари и разбойники, почитатели и заклятые враги. Сталкеры – сыны и дочери Зоны.
Одни из таких «детей» пробирались дождливым июньским вечером к заброшенной деревушке Заречье, отстреливаясь от стаи псов, взявших их след. Стоило бы выбрать удобное место, поставить несколько растяжек на подступах и занять круговую оборону, но звуки боя и запах крови могли привлечь и других опасных тварей, населявших лес, к тому же у сталкеров не было времени на долгие бои. Им нужно было, как можно быстрей добраться до деревушки Заречье, возле которой семь часов назад пропала научная экспедиция вместе с ценным оборудованием, результатами исследования Зоны и ценными находками. Каждый час был на счету, по Зоне бродило слишком много сталкеров, каждый из которых был не прочь завладеть богатым «наследством» экспедиции.
- Мать твою, Ангел, долго ты там еще копошиться будешь? – раздраженно пробасил Варяг, выпустив облако густого махорочного дыма.- Я уже с десяток патронов израсходовал, чтобы этих тварей отпугнуть, а ты все стоишь!
Ангел не ответил. Закрыв глаза, он сосредоточенно вслушивался, принюхивался, старался ощутить Зону, «найти общий язык». На каждом шагу сталкеров мог ждать неприятный сюрприз: искажение пространства, гравитации, температуры, силы тяжести и прочие «прелести» Зоны, так называемые аномалии. Одно неверное движение и твой кости хрустнут под двадцатикратной силой тяжести, а может вспыхнешь как факел или пропустишь через себя несколько сотен вольт. Ангел, не смотря на свое прозвище, не торопился на тот свет, поэтому прокладывал путь очень осторожно и внимательно.
Гайка, обмотанная бинтом, вырвалась из руки ведущего сталкеры, отправившись по заранее намеченной Ангелом траектории. Без отклонений пролетев двадцать шагов, гайка упала в траву, путь был чист от аномалий.
- Идем… – тихо произнес молодой, белокурый юноша, прозванный Ангелом за свою внешность, характер и особую манеру искать аномалии и артефакты. Его не расслышали, впрочем, это было и не важно. Ангел, как и всякий ведущий сталкер, мог позволить себе просто молча идти первым, остальные беспрекословно следовали за ним.
Шаг в шаг трое сталкеров прошли двадцать метров. Ангел подобрал гайку, сделал второй бросок. Двадцать шагов, ведущий сталкер еще раз проверил путь. Не напрасно: когда гайка пролетела полпути, бинт полыхнул инфернальным, синеватым огнем, обнаружив аномалию. Пришлось обойти это место по большой дуге, неизменно проверяя путь.
Ангел не признавал датчиков аномалий, электроники, сложной аппаратуры и счетчиков – приборы могли подвести в любой момент, дать сбой, сломаться, не обнаружить аномалию. Полагаться в Зоне, где не всегда действуют даже элементарные законы природы, можно лишь на свои чувства, интуицию и гайку обмотанную бинтом, которая всегда поможет обнаружить аномалию. Многие были готовы поспорить с подобным подходом, но не с опытом Ангела удачно ходившего по Зоне второй год.
Он вел двоих сталкеров следовавших за ним уверенно и профессионально. Сложный лесной участок, буквально кишащий разнообразными аномалиями, сталкеры сумели пройти меньше чем за полчаса. Отряд вышел на лесную поляну, поросшую высокой травой и причудливыми разноцветными цветами, растущими только на диких просторах Зоны.
- Это еще что! – пораженно произнес Галил, третий сталкер, получивший свое прозвище за приверженность к своей необычной снайперской винтовке.
- До ближайшего села или деревушке километров десяток пилить, откуда здесь храм? – поражено спросил Варяг, недоверчиво осматривая небольшую, однокупольную часовню с четырьмя окнами. Она была похожа на сельскую церквушку, рассчитанную на десять-пятнадцать человек, или на часовни, которые в последнее время стали ставить в больших городах рядом с институтами. Простая, бесхитростная, с массивными резными дверями, иконой Спасителя над главным входом и позолоченным куполом.
- Зона, мать ее, никогда не знаешь, какой аномалией ты нас порадуешь! – мрачно ухмыляясь крикнул Варяг словно и, правда, хотел обратиться ко всей Зоне.
- Это не аномалия и не мираж – спокойно ответил Ангел, уверенно направляясь к часовне. Интуиция подсказывало ему, что путь чист, поэтому он даже не стал кидать гайку.
- Псих! – окрикнул Галил, его доверие к ведущему было давно и основательно подорвано, бездумное доверие к аномальной часовне стало последней каплей, переполнившей чашу.
- Да стой ты, Ангел! Даже барану понятно, что этой часовне неоткуда взяться: рядом ни села, ни города, даже дороги нет! – крикнул вслед Варяг.
- Я не баран – беззаботно ответил Ангел, обернувшись, на лице его застыла радостная, умиротворяющая улыбка, взгляд был спокойным, добрым. – Идите за мной, скоро стемнеет, ночью я вести не умею, нам нужно укрытие. И не бойтесь! Я знаю, откуда здесь эта...
Договорить ведущий сталкер не успел, лес огласил жуткий, тоскливый вой. Стая псов, взявшая след группы, была совсем близко.
Дикие псы. Когда-то они были обычными домашними питомцами, лучшими друзьями людей. Катастрофа все изменила: жители городов и сел покинули зараженные места, предоставив своих любимцев самим себе. Из тысяч выжили самые сильные, злобные и приспособленные. Добрые, преданные, пушистые собаки либо не оставили потомства, либо погибли в борьбе за выживание, либо ушли. Теперь по Зоне рыскали мутировавшие потомки поджарых дворняг и охотничьих псов, возглавляемые волкодавами. О диких псах и в особенностях о волкодавах ходили легенды! Говорили что огромных, неимоверно живучих и хитрых вожаков стай было не просто убить, даже высадив целую обойму из автомата. Нашпигованные свинцом волкодавы успевали сделать несколько прыжков и загрызть противника прежде, чем упасть без дыхания. Еще говорили, что волкодавы способны найти путь даже через самые сложные и опасные участки Зоны. Восемь-десять диких псов и один-два волкодава (обычный состав стаи) были очень серьезными противниками, способными расправиться с небольшой группой сталкеров.
- Отлично! Просто замечательно! …. – крепко выругался Варяг и поменял обойму своего АК-108 в предвкушении хорошего боя.
Сталкером он был посредственным, но бойцом отличным. Юность, проведенная в деревне, где было принято охотиться, срочная служба в армии, полгода в горячей точке и год в рядах военизированного подразделения сталкеров «Долг» не прошли даром. Схваток с тварями он не боялся, а искал. Варяг даже находил какое-то странное удовольствие в отстреле порождений Зоны.
- Ангел, какого …. ты бежишь?! Доставай свой калаш и тащись сюда!! – прикрикнул Галил на ведущего сталкера, остановившегося у входа в часовню.
- Идите за мной – спокойно, но твердо приказал Ангел, резко обернувшись к ведомым. – Укроемся в часовне, к рассвету стая уйдет, и мы спокойно продолжим путь.
- Ты в своем уме? Да ты глянь на окна, туда взвод спецназа, не то что дикий пес пролезет! – недобро ухмыляясь, пробасил Варяг.
- Псы не будут нападать на нас в часовне, поверьте мне, я проверял! Поверьте и идите за мной! – настаивал на своем Ангел.
- Да пошел ты на ….! – смачно харкнув, крикнул ему в ответ Галил – Мой датчик аномалий орет, как не дорезанный! Твоя часовня – мираж, ловушка!
Ангел не ответил. Коротко поклонившись перед вратами, он откинул назад капюшон плаща и вошел в часовню.
Несколько мгновений прошло в мучительном ожидании. Внезапно послышался псиный вой с другой стороны поляны.
- Дело – дрянь, – почти прорычал Варяг, опуская ствол автомата. С одной стаей псов двое автоматчиков и один снайпер еще могли справиться, но не с двумя. Совладать с двадцатью псами и парой волкодавов, осторожно подкрадывающихся к тебе в темноте, очень не просто, даже если знаешь, откуда враги будут нападать, и готов к атаке. Псы вполне могли лишить сталкеров этого преимущества, выждать несколько часов и внезапно напасть сразу со всех сторон. Замешкался, вовремя не заметил врага, и через несколько мгновений на тебя прыгает огромный волкодав, сбивает с ног и жадно вгрызается зубами в глотку.
Верно оценив все перспективы, Варяг решил направиться вслед за Ангелом. Все-таки часовня была каким-никаким, но укрытием, можно было закрыть дверь, заставить окна тем, что попадется под руку, занять круговую оборону и ждать.
- И ты туда же! – пораженно крикнул Галил, снимая с плеча свою снайперскую винтовку и готовясь к бою.
- Если не дурак, иди за мной, там у нас будет шанс справиться с тварями – сказал, как отрезал, Варяг.
- Часовня аномальна! Мы все подохнем там! – снайпер достал из нагрудного кармана свой детектор и прибавил громкость, послышался резкий писк прибора. – Слышишь?
- Забудь про свой прибор и иди за нами! – приказал Ангел, выглянув из часовни. – Я вошел сюда и я жив. Видишь? Чего еще тебе нужно? Иди за мной!
- Это часовня – аномалия!! – упрямо крикнул Галил.
Ангел не внушал ему доверия с самого начала: задумчивый, немного растерянный салага, что он может знать о жизни и Зоне? Что он может уметь? Увы, но никого более опытного на базе группировки «Долг» на тот момент не оказалось. Командование решило не ждать возвращения других групп, а нанять Ангела и отправить двоих своих бойцов вместе с ним в разведывательный рейд к месту где, по сведеньям, «слитым» источником среди военных, пропала без вести экспедиция. Галилу пришлось подчиниться, но недоверие не исчезло.
- Не глупи! Ангел там стоит, путь чист, часовня безопасна. – Варяг поманил упрямого товарища рукой.
Левый уголок тонких губ бывалого бойца едва поднялся, Варяг прищурился и проникновенно посмотрел на снайпера, как бы пытаясь сказать: «Знаешь дружище, все это мне тоже не нравиться, но что делать? Такая наша доля».
- Да пошли вы!.. – Галил с ненавистью посмотрел на Ангела и предавшего его Варяга, резко развернулся и выпустил первую пулю, не целясь, в показавшегося среди деревьев пса.
Глаза Ангела расширились от ужаса, он почувствовал, что через несколько мгновений стая псов кинется на одинокого сталкера и растащит его по кускам.
- Поверь и беги к нам!!! Пока не поздно!! Беги к нам!! – отчаянно крикнул ведущий сталкер, протянув руку отбившемуся ведомому. Галил не послушал, стаи приближались, теперь ему было не до окриков двух безумцев, решивших угодить в аномалию.
- Твою мать, Сергей! – Варяг решил назвать товарища настоящим именем. – Иди к нам, пока не поздно! Скорей, я прикрою! – вскинув автомат, бывший солдат, присел на одно колено перед входом и приготовился отстреливать тварей. В запасе у Варяга была граната и две запасные обоймы. Чтобы хорошенько потрепать и отпугнуть псов, этого было достаточно.
Галил не воспользовался возможностью, он даже не счел нужным ответить. Приложив приклад винтовки к плечу, снайпер с механической точностью выпустил пулю в дикого пса, решившего первым броситься в атаку. За первой пулей последовала вторая, третья… Позади загрохотали АК Варяга и Ангела.
Псы проворно ползли, прижимаясь брюхом к высокой лесной траве хорошо скрывавшей их в вечернем сумраке от взглядов людей. Пули свистели рядом, двое псов так и остались лежать в траве, еще несколько скуля и подвывая, отползли, получив ранение, но стаи эти жертвы не останавливали. Несколько мгновений и один из диких псов подобрался к Галилу на расстояние двадцати шагов, резко сорвался с места и бросился на снайпера. Варяг, точно послав несколько пуль, успел снять дикого пса, но его место мгновенно заняли двое других. Один прыжок и вот снайпер уже лежит на земле.
Ангел сдавленно крикнул и зажмурил глаза от боли, он слишком хорошо знал, что ждет теперь Галила и переживал это так, как, будто его самого теперь рвут на части клыки диких псов. Смерть человека, которого он вел, взяв на себя ответственность за его жизнь, поразила Ангела. Ему хотелось орать от отчаяния, броситься на стаю с ножом в руках, чтобы искупить… Варягу пришлось буквально втащить Ангела в часовню.
- Соберись! – рявкнул на ведущего сталкера боец «Долга». – Ему уже не поможешь, а нам еще надо выжить. Как дверь запереть?
- Она…она не запирается – безвольно бросив автомат и сев на теплый, пульсирующий каменный пол, произнес Ангел. – Псы не будут здесь на нас нападать. Даже если войдут, просто… просто сядут и все.
- Ну конечно! – зло и иронично отозвался Варяг – Зайдут, сядут и притворяться обычными домашними животными. Да! А затем Зона исчезнет, и все будут жить долго и счастливо как в дерьмовых американских фильмах!
- Оглянись, – тихо произнес Ангел, облокотившись на стену. У него не было не сил, не желание спорить, особенно когда самое очевидное и явное доказательство было совсем рядом.
Варяг повернулся к алтарю. Свет, словно от десятка прожекторов направленных прямо в лицо, ослепил его до боли в глазах. Крепко зажмурившись и закрыв лицо руками, он вдруг неожиданно сам для себя рухнул на колени, словно кто-то мастерски подсек его сзади. В часовне воцарилась тишина.
Несколько минут Варяг стоял на коленях, не в силах понять, что происходит. Все мысли в голове спутались, чувства в сердце перемешались, тело окаменело. Ему казалось, что его окатили ведром холодной воды, не дав перегреться и потерять рассудок. Ясность мысли возвращалась к нему по крупицам, чувства медленно приходили в порядок. Вскоре он уже дерзнул приоткрыть один глаз.
Поразительно, но перед ним стоял самый обыкновенный, малый иконостас с несколькими иконами и тремя вратами. Перед иконостасом на постаменте стояла икона и два подсвечника с зажженными свечами. Часовня казалась самой заурядной, только нимбы на иконах были странно светлы, и взоры изображенных на них казались особенно проникновенными.
- Это… аномалия? – осторожно спросил Варяг.
- Конечно. Если нам нужно забраться в Зону, чтобы прозреть и увидеть свет, то как это еще можно назвать? Аномалия человеческой жизни. – Ангел помолчал, Варяг не стал перебивать, и он продолжил. – А знаешь, если задуматься, в нашей жизни не меньше аномалий, чем в Зоне. Чтобы задуматься о жизни, нам нужно вспомнить о смерти, разве это не аномалия по сравнению с которой местные молнии и гравиконцентраты ничто?
- Ну-ну, – с улыбкой произнес Варяг, поднимаясь с колен и осторожно подходя к иконостасу. Весь жизненный опыт подсказывал ему, что подходить нельзя, датчик в нагрудном кармане тихо пищал, напоминая об аномалии, но сталкер все-таки рискнул приблизиться.
- Они прекрасны – мечтательно проговорил Ангел – Иконы.
- Взгляд… Мне кажется, что они смотрят мне прямо в душу, – ошеломленно прошептал Варяг и отошел назад.
- Да, мне тоже, – просто ответил ведущий сталкер, задумчиво улыбнувшись и подняв с пола брошенный автомат.
- Да… А! – Варяг вспомнил о стаи псов, поджидавших их снаружи, и выглянул в окно.
На улице было уже совсем темно. Ночь – охотничья пора для многих хищников зоны. Псы хоть и могли напасть в любое время суток, но на людей предпочитали охотиться только ночью, в особенности, когда «двуногие» засыпали и забывали оставить дозорного.
– Чего же псы медлят?
- Они не нападут, – повторил Ангел. – Доверься мне. Пока мы здесь, можешь быть спокоен.
- Доверяй, но проверяй, Не знаю, как ты, а я глаз не сомкну и не выпущу автомата из рук, пока не рассветет.
- Значит у нас впереди долгая ночь. – Ангел загадочно улыбнулся и посмотрел как бы сквозь своего собеседника.
- Не люблю, когда ты так смотришь. Как сумасшедший – Помолчали.
Первым заговорил Варяг.
– Ночь длинная, времени умотаться, расскажи, откуда ты знаешь об это часовне?
- Интересно? - устало потерев переносицу, спросил Ангел. Пол и стены приятно пульсировали и согревали тело сталкера своим аномальным теплом.
- Ну да. Знаешь, не каждый день встречаешься с чудесами. Не знаю как тебе, а мне обычно зловредные аномалии, будь они не ладны, попадаются.
- Тогда слушай. Мы сидели в баре «Последний приют»…

«Последний приют» - пафосное, романтическое название. Новички и гражданские неизменно представляли его одиноко стоящим зданием у самой границы Зоны, откуда отправлялись бывалые сталкеры, чтобы, быть может, больше никогда не вернуться.
В реальности все было прозаичней. Бар находился в здании не то бывшего приюта, не то общежития, единственного на весь второй научно-исследовательский поселок, возведенный на руинах заброшенного села у самой окраины Зоны. Другого, более подходящего здания для бара не нашли, а возводить новое было слишком накладно. Начальство разрешило открыть заведение в стареньком, но крепком и добротном здании, и через несколько месяцев после основательной реконструкции бар «Приют» заработал. Последним его окрестили чуть позже, когда оказалось что в Зоне это, пожалуй, единственное сносное заведение в которое открыт вход сталкерам.
Бары на окраине Зоны были похожи один на другой: подвальное или полуподвальное помещение, ослепляющий свет ламп дневного освещения, обшарпанные стены, сделанная из того что подвернется под руку стойка и несколько старых, трухлявых столов, уцелевших после Катастрофы, эвакуации и вылазок мародеров. Ассортимент товаров в подобных заведениях тоже не радовал: спиртное по бешеным ценам, просроченные консервы и полуфабрикаты, армейские и исследовательские аптечки, пользовавшиеся особым спросом и еще немного ходовых товаров.
«Последний приют» приятно выделялся на общем фоне. Отремонтированное двухэтажное здание с полностью перепланированным первым этажом казалось дворцом по сравнению с паршивыми полуподвальными барами. Новенькие деревянные столы, удобные диванчики, сделанная на заказ стойка, приятная музыка – все как в настоящих барах по ту сторону периметра! А какой здесь был богатый выбор напиков и демократичные цены! Не бар, а сказка, выгодная как сталкерам, приходившим сюда отдохнуть, так и ученым, позволявшим хозяину заведения беспрепятственно закупаться в обмен на информацию, артефакты и возможность вербовать сталкеров. Не удивительно, что «Последний приют» был очень популярным баром, особенно среди вольных сталкеров, которые были не прочь работать с учеными и членов группировки «Долг», славившейся своим тесным сотрудничеством с исследователями и военными.
Любила здесь отдохнуть и команда «странников»: Ангел, Сказ, Барс, Рус и их предводитель и наставник Елизар. Среди всех вольных сталкеров лишь эти пятеро носили на правом предплечье белые повязки как знак мирного настроя и готовности помочь.
Поначалу «белая тряпка» на рукаве и странные принципы жизни в Зоне, где, как известно, «каждый сам за себя» и «выживает, как умеет», вызывали непонимание и смех. Бывалые сталкеры посмеивались в бороду и говорили «жизнь научить», молодые сочиняли анекдоты и небылицы о первом страннике с необычным прозвищем Елизар.
Время расставило все на свои места. Волна молодых сталкеров быстро поредела: кто-то погиб, иные ушли за периметр или остались в поселках, заставах и лагерях на границе Зоны, где было сравнительно безопасно, всегда требовались работники и платили неплохие деньги. Из двух сотен через полгода осталось не больше десятка людей, получивших полное право считать себя настоящими «ходоками Зоны», подлинными сталкерами. Еще через год десяток сократился до двух-трех сталкеров, среди которых был и Елизар, считавшийся теперь уже бывалым ходоком. Его странные методы и принципы были проверены Зоной, самой требовательной и непредвзятой из всех критиков. Теперь он пользовался уважением и мог учить новичков. Не прошло и года, как вокруг Елизара собралась команда сталкеров, названная «странниками» за многочисленные причуды и странности.
Если нужна была помощь, то шли именно к странникам в «Последний приют», зная их обычай помогать тем, кто, на их взгляд, действительно нуждался. И все же в баре сильно удивились, когда увидели на пороге священника местной церквушки.
Отец Михаил казался бледным как полотно, во взгляде читалась что-то жуткое, руки дрожали. Он был в своей черной рясе с серебряным крестом на груди и поручем на правом запястье с золотой вышивкой. Казалось, что молодой священник мгновение назад покинул храм. Наверное, так оно и было – часы совсем недавно показали одиннадцать, служба только закончилась. Следом за священником вошли трое военных сталкеров в маскировочной форме, при погонах, в хороших боевых костюмах, с последними моделями АКМ за плечами.
- Мир вам, – встав и склонив голову, произнес Елизар, отличавшийся острым умом и поразительной интуицией. Предводитель странников без слов понял, о чем пойдет речь, но решил помолчать и проверить свои догадки.
- Сестра…, - слабо произнес отец Михаил, голос его пресекся, он с трудом справлялся со своими чувствами. - Пропала. Все обыскались,… нет ее! Видели, как к Зоне шла…
- Понял, – коротко ответил Елизар.
Не бывает атеистов среди бывалых сталкеров, как и в окопах под огнем. Когда на каждом шагу подстерегает мучительная и страшная смерть, по пятам рыщут твари - порождения Зоны, а вокруг полумрак, вечерний туман и ни души на десятки километров, не верить трудно. Даже те, кто всегда холодно относился к религии, вспоминали все, что слышали краем уха или знали, когда приходилось столкнуться с инфернальной Зоной, справиться с которой человек в одиночку был не в силах. Однако большинство сталкеров так и не доходили до глубокой веры, ударяясь либо в суеверия, либо вспоминая о мире ином только в моменты опасности. Елизар был редким исключением, он заходил в храм частенько и прекрасно знал молодого священника и его убогую, слабую умом сестру. Помнил он и как последний месяц сестренка священника вдруг стала ходить по самой окраине поселка, подолгу с грустью смотреть на Зону, а иногда и петь странные песни.
- Хэй, странники! – резво крикнул Елизар, резко обернувшись к столу. – По коням, Зона ждет!
Двадцати минут не прошло, а отряд уже выдвинулся на поиски сестры, хотя многие и понимали, что не разумно отправляться за ней. Священник, вопреки уговорам военных сталкеров и странников, тоже отправился на поиски.
- Если не найдете вы ее, то и мне пропадать. А нет, так меня Господь защитит, - твердо стоял на своем божий слуга так, что даже военным сталкерам, руководствующимся особой инструкцией, строго запрещавшей допускать в зону гражданских, пришлось уступить.
Солнце жарило. Хотелось сбросить защитные костюмы, заплечные мешки, снаряжение, оружие и растянуться на неестественно зеленой траве. Однако, когда поисковый отряд напал на след беглянки, небо уже затянули тяжелые, серые грозовые тучи, поднялся пронизывающий, порывистый ветер, словно бич подгонявший сталкеров.
Со слов отца Михаила, было известно, что сестра ушла утром, совсем недавно, решили поспешить, пока еще был шанс найти ее живой. На окраинах опасные аномалии встречались редко, твари из Зоны сюда тоже почти не забредали, а если и приходили, то долго не жили – слишком много сталкеров и военных всегда готовых угостить их свинцом бродило вокруг. Самое большее, что могло грозить сестре священника, сумей отряд вовремя нагнать ее, это несколько неприятных ожогов, ушибов или встреча с «братками» наживавшимися на неопытных сталкерах и одиночках которым было нечего противопоставить вооруженной шайке.
Отряд перешел на легкий бег. Путь проверяли броском болта, изредка полагаясь на свою интуицию, опыт и знание Зоны. Следы были совсем свежими, казалось, еще немного, еще несколько минут и они настигнут беглянку. Но время шло, отряд углублялся все дальше в Зону, а от сестры священника их по-прежнему отделяло несколько километров.
Поразительно! Обычно люди, ни разу не бывавшие в Зоне, после встречи с первой же безобидной аномалией начинали осторожничать: часто проверяли путь, подолгу всматривались и прислушивались, время от времени останавливались, чтобы перевести дух и собраться с мыслями, и, буквально, шарахались от каждой ямы или куста показавшегося им странным. Сестра священника шла иначе: уверенно, быстро, без остановок, словно ее кто-то вел. Но кто? Даже самым опытным сталкерам приходилось останавливаться, чтобы проверить путь, свериться с приборами, и уж, конечно, они вели своих подопечных, далеко обходя каждую аномалию, а не по безупречной прямой. Да и цепочка следов была одна и совершенно четкой.
Сталкерам оставалось только строить догадки и продолжать идти по следу. Через два с половиной часа они пришли в район блокпоста. Здесь пролегала условная граница, разделявшая окраины и основную часть Зоны.
Блокпост. Сталкеры, особенно молодые, произносили это слово со страхом и искренней неприязнью, а военные с гордостью и многозначительной улыбкой. Им было чем гордиться. Блокпосты, составлявшие первый рубеж обороны от Зоны, можно было всерьез называть крепостями 21 века: массивные здания, окруженные высокими бетонными заборами, колючей проволокой и минными полями, невольно внушали уважение. А пять башен с пулеметами, несколько снайперских позиций и два броневика во дворе заставляли всерьез задуматься: а стоит ли идти дальше, может повернуть назад, пока не поздно? Блокпосты могли с легкостью уничтожить целый отряд хорошо вооруженных опытных сталкеров и истребить не одну стаю тварей. Пройти через них могли лишь те, кто получил официальное разрешение на вход в Зону. Остальным оставалось только обходить посты, рискуя быть замеченными патрулем, военным снайпером или наткнуться на одно из минных полей.
- Все, – нарушив сосредоточенное молчание идущих по следу сталкеров вдруг произнес капитан, старший по званию в небольшой группе военных следопытов. – Дальше пути нет. Без разрешения и подтверждения из штаба или от ученых нас не пропустят.
Блокпост, оскалившийся пулеметными башнями и колючей проволокой растянутой вокруг и поверх забора, недобро смотрел с холма на группу сталкеров десятками небольших окон, в каждом из которых горел свет. Без сомнения дозорные сейчас с любопытством рассматривали незваных гостей в армейские бинокли, а снайпера в прицеле своих винтовок. Огонь пока не открывали, видимо заметили погоны и нашивки военных сталкеров.
- Мы будем идти по следу до тех пор пока, не найдем сестру – ответил Елизар, задумчиво всматриваясь в блокпост. По спине пробежали мурашки, лидер странников почувствовал, что сейчас его голова находиться на прицеле – стоит снайперу спустить курок и душа Елизара отправиться на тот свет.
- Что струсил, господин капитан? – едко поинтересовался Сказ. По милости военных сталкеров ему пришлось полтора года провести в «местах не столь отдаленных». К счастью, вскоре государственные деятели решили, что пойманных сталкеров лучше использовать в своих интересах. Сказу дали возможность «смыть свое преступление кровью», отправиться в Зону, примерить ненавистную форму военных сталкеров и, рискуя жизнью, исполнять самые опасные поручения, на которые не отправляли кадровых военнослужащих. – Как же! За своевольную вылазку в Зону жалования лишат? Или боитесь получить пулю от своих же красноперых? А может…
- Хватит – резко остановил его Елизар. Слово наставника было для странников законом, Сказ умолк на полуслове. – Не взваливай на людей креста тяжелей, чем они могут понести.
На мгновение воцарилось тревожная тишина. Наконец капитан приказал своим людям настроить рации на частоту блокпоста. Вовремя, рации тут же захрипели, послышался басистый, прокуренный голос: «..ответьте. Беркуты, беркуты я бастион, приказываю ответить. Беркуты, беркуты я бастион, приказываю ответить».
- Бастион, я беркут. Ищем гражданского из второго поселка. Сегодня утром ушел в Зону. Повторяю, ищем гражданского из второго поселка. Сегодня утром ушел в Зону
Радист блокпоста запросил приметы гражданского, затем, получив описание, ответил, что такие в их поле зрение не попадали. Разрешение продолжить поиски в основной части Зоны получить не удалось. Радист передал, что начальник блокпоста приказывает вернуться и доложить на базу все сведенья о пропавшей. Капитану военных сталкеров осталось только подчиниться. Странники и священник повернули назад вместе с военными сталкерами, все должно было выглядеть естественно. Пришлось отойти почти на два километра назад и лишь затем развернуться, чтобы обойти блок пост. Странников и отца Михаила ожидало приключение не из легких, ведь теперь отряд не сопровождали сталкеры в погонах, и военные, едва завидев чужаков, могли без всякого предупреждения открыть огонь.
Зона считалась закрытой для гражданского населения, любой нелегально пробравшийся через кордон, так называемый второй рубеж защиты, считался преступником. Те же, кто решил зайти за блокпост, первый рубеж, были в глазах властей особо опасными нарушителями закона, при малейшем сопротивлении военным разрешалось без предупреждения открывать огонь на поражение. Каждый раз сталкер решивший пробраться в основную часть Зоны играл в своеобразную «русскую рулетку», его в любой момент мог подстрелить снайпер из блокпоста или арестовать патруль. Именно поэтому базы всех крупных сталкерских группировок находились в основной части Зоны: было безопасней постоянно отбиваться от тварей и жить рядом с аномалиями, чем каждый раз пробираться мимо блокпоста. «Долг», «Свобода», «Нейтралы», «Бандиты» и легендарный «Монолит» у каждой из этих группировок была своя база в Зоне. Еще бы! В каждой из группировок состояло от полусотни сталкеров, с такой армией можно было оборудовать и защитить базу.
Странники, среди которых было только пять сталкеров, не могли позволить себе такую роскошь. Каждый раз чтобы пробраться в основную часть Зоны им приходилось обходить блокпосты. Елизар за три с небольшим года своего сталкерства пробирался через кордоны больше полусотни раз. Опыта странником было не занимать. Впрочем, одного опыта здесь было не достаточно. Среди военных не редко встречались люди с живым умом, которые вполне могли выкинуть новую «шутку»: поставить растяжки вдоль периметра, установить камеры или датчик оповещающие патрули о нарушителях или поставить управляемую боевую турель. Благо, на руку странников играл не только опыт, но и интуиция, а так же умение мгновенное реагировать на самые необычные ситуации.
И, все же, пробираться через блокпост было чертовски опасно. Полчаса ушло только на то, чтобы выбрать подходящее место для прорыва. Сталкеры подолгу осматривали окрестности в бинокли, несколько раз посылали Ангела и Сказа на разведку, чтобы проверить, нет ли на пути минных полей, растяжек или непроходимой цепи аномалий. В конечном счете, выбор странников пал на низину, пролегавшую между двух холмов. Казалось, это место для прорыва через рубеж им послал сам Господь: ни одной серьезной аномалии на всем пути, никаких мин и растяжек, холмы поросшие травой отлично скрывали от глаз снайперов. О лучшем и мечтать было нельзя! Еще раз разведав путь странники, пригибая головы, двинулись по низине к основной части Зоны.
Первые полтора километра они прошли как по маслу, без остановок, ориентируясь по заранее брошенным болтам. А затем началось. Если бы Барс, слух и нюх которого, казалось, были острее кошачьих, вовремя не услышал патруль, странникам бы пришлось принять бой с шестью хорошо вооруженными военными, находящимися на более выгодной позиции.
- Тсс.. – легонько хлопнув по плечу идущего впереди Елизара произнес Барс и на языке жестов объяснил, что слышат приближающихся людей.
Приготовив оружие к бою, члены отряда легли в низину и замерли. Время ожидание ползло мучительно долго. Секунды казались минутами, а минуты часами. Каждый вздох мог быть последним. Если сейчас их заметит кто-нибудь из военных, их расстреляют в шесть стволов с холма, в лучших традициях военных операций. Странники опасались лишний раз пошелохнутся, их лица исказились от недоброго предчувствия и мучительного ожидания. Только священник вдруг поразительно посветлел, начал улыбаться и украдкой, совсем-совсем тихо шептать молитву.
Патруль приближался, теперь уже не только Барс, но и каждый из странников мог отчетливо слышать, как скрипят берцы военных и лязгает оружие. Патруль спокойно взошел на холм, послышался тихий разговор.
- Третий, четвертый, проверьте низину. – Скомандовал один из военных.
Все внутри у странников сжалось. Сталкеры очень медленно и осторожно повернулись в сторону патруля, положили оружие поудобней, достали гранаты и приготовились к бою, которому, должно быть, суждено стать последним в их жизни.
- Отставить! – через мгновение приказал другой военный. – Низина напичкана аномалиями, нечего там делать. Киньте гранаты для порядку и идем дальше.
Два черных шара взметнувшись над холмом, упали в низину, чуть прокатились и раздались взрывы. Трудно передать словами, что в этот момент было со странниками. Даже сталкерам не каждый день доводилось видеть, как под самым носом разрываются гранаты. Двадцать шагов левее, всего лишь каких-то двадцать шагов и взрыв разорвал бы в клочья их тела. К счастью, гранаты упали далеко, странников лишь оглушило, да слегка оцарапало градом камней поднятым двумя взрывами. И все. Сталкеры лежали, не живы, не мертвы, а патруль уходил прочь.
Выждав двадцать минут, странники по команде Елизара безмолвно поднялись и продолжили свой путь. Через час им удалось миновать район блок-поста. Можно было вздохнуть чуть свободней. Можно было бы, но не успели странники пройти и двух километров вглубь Зоны, как Елизар, «обрадовал» команду новостью о приближении Выброса. Пришлось на время оставить поиски, спешно найти безопасное укрытие и отдыхать уже там.

- Напали, значит долговцы на банду, остановившуюся в старом селе. – Начал рассказывать Сказ один из старинных анекдотов переделанный на новый «сталкерский» лад. - Всех постреляли, ходят раненых добивают, да трофеи собирают. Один из них слышит, вроде как в колодце шорох какой. Подходит и спрашивает во весь голос: «Есть кто живой?». Ему эхо в ответ: «живой, живой, живой…». А может, нет никого? Ему эхо в ответ: «Никого, никого…». А может гранату кинуть?! А эхо: не надо, не надо, не надо! – Странники посмеялись, даже отец Михаил улыбнулся. У Сказа был дар рассказывать даже не очень смешные анекдоты и истории, так что все вокруг чуть со смеху не катались по полу. Выразительная мимика, правильно подобранный тон, живая жестикуляция и задор битого сталкера могли рассмешить любого.
- Эх, старина Сказ! Да я ведь это анекдот лет двадцать, как тому назад, слыхал – посмеявшись, резво отозвался Рус, бросая в рот кусок разогретой на огне тушенки.
- Ой, ли – передразнивая манеру своего товарища говорить нарочито просто, «по-крестьянски» и использовать давно вышедшие из обихода слова ответил Сказ, лукаво улыбаясь и хитро щурясь. – Как же ты этот анекдот лет двадцать назад мог слышать, если Зона всего лет семь назад возникла? А? Что съел?
- Да ну тебя – промурлыкал Барс, прикорнувший на своем вещмешке возле костра. – Вечно ты старый истории переврешь, а потом выдаешь за новые.
- Зато смешно врет – сказал Елизар, слезая в подпол старого, полуразрушенного домишке, где пережидали Выброс странники и священник. Предводитель сталкеров улыбнулся, застав своих друзей за столь веселым разговором, но как-то очень грустно и измучено.
- Что с сестрой? – спросил отец Михаил, от которого не укрылась грусть Елизара.
- След ведет к базе Свободы, – чуть склонив голову на бок, спокойно ответил старший странник и ободряюще подмигнув добавил. – До выброса должна дойти, наверняка сталкеры из Свободы заметят и примут к себе.
- А если честно? – болезненно зажмурив глаза вдруг спросил батюшка, почему-то сразу понявший, что Елизар пытается утешить его ложью.
- А если честно, то след ведет в сторону Болота. И… - он не смог продолжить, губы как-то странно дернулись, в глазах стояли слезы. Пересиливая себя, он попытался обнадеживающе улыбнуться и утешить бедного юношу. – Будем надеяться та чудесная сила, которая провела ее через все аномалии, укрыла от монстров и спасла от пули и растяжки военных, поможет ей и теперь.
Священник вдруг открыл глаза и улыбнулся в ответ, кротко и светло – Бог милостив, я верю, что Он спасет ее и теперь от Выброса.
- Я тоже. – как всегда внезапно и немного невпопад вдруг произнес Ангел.
- Да… - Задумчиво протянул Елизар. Он слишком хорошо знал разрушительную мощь Выброса. За несколько минут до него небо внезапно заливала кровавая заря, воздух становился тягучим и спертым, в ушах начинало звенеть, виски ломила так, как будто по ним долбили молотком, тебя всего словно выворачивало наизнанку. А затем.., затем начиналось самое страшное: звук усиливался, доходя до невероятных высот, земля начинало содрогаться под ногами, воздух заполнял ядовитый запах, счетчик Гейгера зашкаливал от радиации. Казалось бы, вот он конец. Но нет, это было лишь прелюдией к выбросу. По свидетельствам ученых, затем по земле прокатывалась аномальная волна искажающее все на своем пути. Счастливчики, пережившие Выброс на открытой местности, говорили, что предпочли бы самую жуткую смерть встрече с этой волной. Те, кто оставался в своем уме после того, как пережил Выброс не могли описать свои ощущения, никакие слова не могли выразить то, что они перенесли. Этот Выброс обещал быть особенно мощным, должно быть хорошо тряханет даже кордон, а на Болоте в этот момент будет настоящий ад. Елизар знал это наверняка, у него был странный дар заранее чувствовать приближение Выброса и предсказывать его силу.
- Отец Михаил, а почему вы вызвались служить в Зоне? - внезапно заданный Ангелом вопрос, оторвал Елизара от его скорбных размышлений.
- Почему? – Священник внимательно посмотрел на сталкера, они были с ним с одного года, росли в одно время, быть может, даже где-то встречались за кордоном. – Ради вас. У многих сталкеров необычайно чистые глаза, они умеют искренне улыбаться и часто смотрят на небо в ожидании ответа. Каждый видевший Зону алчет правды. Я мечтал указать путь к ней. Помочь вам обрести истину и мир. Ведь…
Священник не договорил. Грянул Выброс.
Даже в погребе, расположенном на глубине нескольких метров и укрытом остатками старого дома, чувствовались отголоски того ада который творился на поверхности. Странники загибались от жуткой боли. Боль исказила лицо священника, но, на удивление, он сумел ее быстро пересилить. Встав в полный рост, он совершенно отчетливо и удивительно радостно воскликнул:
- Сестра завет! Я слышу ее! – его лицо озарило поразительная, детская радость. Не помня себя, он вылез из подпола и пропал. Тщетно пытались скованные жуткими болями странники остановить его, он не послушал их слов.

- А дальше? – вдруг спросил Варяг, рассказ ангела задел его за живое. Сначала он слушал из пустого любопытства, но постепенно история возникновения часовни все больше и больше интриговала его. Под конец, долговец позабыв о диких псах, присел рядом с рассказчиком и стал слушать его с необычайным вниманием.
- Когда Выброс прошел, и мы выползли из подвала - обнаружили часовенку на месте, где раньше ничего не было. Решили мы, что это какая-то новая аномалия, стали кидать в нее болты - ничего. Ни внутри, ни снаружи. Все чисто. Мы удивились, заходим внутрь, а там такая благодать на нас снизошла. И уврачевались раны наши телесные и душевные. Кто оцарапан взрывом был или чувствовал себя дурно после выброса, все излечились.
- Выходит, сбылась мечта священника? – пораженно спросил Варяг, услышанное не умещалось в его сознании.
- Да, – просто и бесхитростно ответил Ангел. – и сестру мы его нашли, у Болотного Доктора. Он ее приютил, заботился о ней. Говорит, Блаженная она, ее твари не трогают. И часовенку трогать не будут, и того кто в часовенке. Сейчас, сам убедишься.
Ангел приоткрыл дверь в часовню, у порога лежала вповалку стая диких псов. Сейчас они как никогда были похожи на своих прародителей, городских собак. Спокойно лежали и мирно посматривали на своих заклятых врагов, сталкеров, сидевших всего лишь в полуметре от них.


Рассказ написан по мотивам сна lina_lin. Кому интересно можете заглянуть в ее дневник ;)
lina_lin
Да-да smile.gif

Все так и было smile.gif
Сайло Миро
эх ну и сны у неё... но прикольные.

хороший расказик, но зачем он? просто так? или он на чём-то основон, кроме как на игре, и вообще что ты хотел всем этим сказать? без обид, просто интересно.
Serafim777
Что я хотел сказать? Многое.
Даже в Зоне всегда есть место чуду, очень важно не проморгать его, а вовремя поверить и довериться, чтобы спастись от проблем наваливающихся подобно стае голодных псов. Кроме того в рассказ заложено еще очень много мыслей и идей.
Читайте и увидите.
Сайло Миро
Много мыслей - прекрасно, но их недостаток худшее наказание, ладно я согласен - чудо есть .
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2018 IPS, Inc.