Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Ещё 3 Главы Моей Книги.
форумные ролевые игры > Город > Великая Библиотека
greyf
Большая просьба прочесть и высказать свои "фу" и "ням-ням". "Фу" особо приветствуются.


Глава 9: Псы за спиной.

-Верёвка дёргается!-доложил молодой дварф.
-Так открывайте же проход, ленивцы толстозадые!-воскликнул Баэлорн.
Минуту спустя дварфы втянули внутрь обгоревшего и окровавленного вампира. Он выглядел неважно, но ухмылялся до ушей, не забывая, впрочем, прятать клыки по старой привычке.
-Ха, я выиграл! Хоть это пари, но выиграл! Вернулся таки живой сумасброд,-констатировал старый дварф и заключил друга в медвежьи обьятия.
-Конечно вернулся,-ответил Зерван,-а ты думал уже на моих поминках погулять? Вот уж шиш тебе в бороду.
Оба расхохотались, и их веселье передалось и остальным дварфам.
-Ну всё, заваливайте дыру ко всем проклятым,-скомандовал Баэлорн,-и айда погуляем. Я снова вижу друга живым – за это стоит выпить эля! Заодно горе залью…
-Какое горе?-насторожился Зерван.
-Да ерунда. Когда принц двинул в катакомбы, на него стали делать ставки – закончится его поход успехом или провалится как все другие. Я поставил на то что провалится, но буквально полчаса назад вернулась часть его людей – за провиантом и порохом. Принц добрался до тупика, истребив по дороге всю нежить. Так что я теперь продул кучу денег. Ставки за принца теперь принимают с крошечным коэффициентом, против него – с огромным. Но никто не ставит – всем и так понятно, что победа за принцем. А ты как, добыл сердце?
-Нет. Не добыл – пресловутого сердца просто не существует.
Вся группа, галдя в предвкушении выпивки за счёт старого мастера, двинулась в сторону поселения, бодро гремя оружием и доспехами. Зерван с Баэлорном оказались позади всех, и вампир тихо спросил:
-А против принца какие ставки?
-Высокие. Ставишь золотой – может выиграешь десять. Если случится чудо и принц сгинет в том подземелье.
-Вот как?-ухмыльнулся вампир,-тогда, я могу попросить тебя о небольшом займе на несколько дней? Два таланта?
-Да безусловно, а зачем тебе?-спросил дварф.
-Поставлю против принца. И тебе советую.
Ноздри дварфа раздулись – Баэлорн почуял наживу.
-Вот как? Ну да, ты же мне ещё ничего не рассказал… Ты считаешь – принц потерпит фиаско?
-Принц уже ничего не потерпит. Тэй-Тинга больше нет. Я сам прикончил его пару часов назад. Скоро тут будут его недобитые псы – поторопись со ставками.
Дварф остановился как вкопанный, не веря своим ушам. Затем его глаза загорелись:
-Вот это новость! Да я теперь богат! Ты иди в мой дом и располагайся, а я бегу! Я поставлю два таланта и за тебя! Всё, я бегу! Вернусь с деньгами, только дождусь когда вернутся наёмники!
И Баэлорн помчался со всех ног – выгребать все свои сбережения. В кои-то веки ему, невезучему азартному игроку, выпал большой куш. Вампир, глядя ему вслед, выдавил измученную улыбку, хотя на самом деле перспектива вскоре владеть двадцатью талантами его радовала мало.
Долгие годы Зерван избегал пить человеческую кровь, но в этот раз обстоятельства оказались сильнее. На грани гибели инстинкты хищника взяли верх над разумом. Хотя, если откровенно, то в той ситуации разум ничего не смог бы возразить. Ибо единственная альтернатива была – смерть. Мучимый Жаждой, тяжело раненный и обожжённый вампир просто не мог выжить без крови. Будь у него ещё хоть немного эликсира жизни – он смог бы избежать того, что случилось. Но увы – его фляга была наполнена за несколько дней до этого ещё в Витарне, и наполняться сама по себе не могла.
Вампир попытался выкинуть неприятные мысли из головы, хотя знал, что это ещё не раз ему аукнется. Но – пропади пропадом печаль и тоска. Он победил, и цена оказалась не так уж и высока. Вот только нельзя было ни на миг забыть, что дарящее жизнь всему сущему Солнце теперь его враг. Смертельный враг.

* * *

Зерван зевнул и повернулся на другой бок. Что ни говори, а дварфы знают толк в комфорте. Спать на мягкой перине это не в лесу на земле, завернувшись в плащ, не на каменном полу пещеры и не в клоповнике захудалого постоялого двора. И хотя клопы и блохи даже близко не подползали к вампиру – он испытывал стойкое отвращение к подобным ночлежкам. И конечно, холостяцкое жилище Баэлорна показалось ему настоящим дворцом.
После своего возвращения, Зерван вот уже третий день отсыпался в гостях у своего друга. Вкусная еда и обилие «эликсира жизни» способствовали заживлению ран и восстановлению сил как нельзя лучше. Тем более что старый дварф неизвестно где добыл телячью кровь, зная, что собачью и свинную его друг-кровопийца крайне не любит.
Дверь в комнату открылась, и на пороге появился Баэлорн с большой деревянной кружкой эля.
-Как спалось, дружище?
-Отлично, как всегда. Даже видел цветные сны. Правда, это всё время была рожа принца Тэй-Тинга, ну да боги с ним. В конце концов, он имеет полное право сниться мне, учитывая, что я с ним сделал.
-Да, между прочим, ты так и не рассказал, что с ним сделал,-напомнил дварф.
Вампир сладко зевнул, блеснув клыками, и сел в постели.
-Да ничего выдающегося. Просто проткнул как жука. Этот заморский пижон носил эльфийскую кольчугу, хотя доспехи гномьей работы обошлись бы ему подешевле, да и кто знает, пробил бы я их или нет. Я к тому времени уже был наполовину прожарен его магической молнией – вполне мог бы и не пробить.
Баэлорн кивнул:
-Верно. Я, знаешь ли, когда вижу знатного рыцаря-человека, определяю чего он стоит на глаз сразу. Если носит эльфийские доспехи – значит пижон столичный. Грамотные вояки носят броню, выкованную гномами. Или нами. Наши доспехи куда лучше, чем доспехи длинноухих.
Вампир потянулся к стоящему на столе кувшину с элем и отхлебнул из него.
-Это некорректное сравнение,-сказал он затем,-эльфы, дварфы и люди просто пользуются доспехами по разному. Броня для эльфа – это страховка на случай, если он допустит оплошность и получит удар вскользь. А для человека это возможность получать полновесные удары и оставаться в живых. Людям недостаёт скорости и ловкости эльфов, потому вместо уклонения от ударов и парирования они предпочитают размен.
-Верно,-согласился дварф,-из-за этого солнечные эльфы проиграли людям Войну за Господство. Превосходные дуэлянты, они оказались неподготовленными к такому явлению, как свалка в пекле битвы. В условиях тесноты и размена ударами эльфийские доспехи оказались недостаточно прочными.
Зерван покачал головой:
-Нет, не потому. Войну за Господство высшие эльфы, или солнечные, как ты их называешь, проиграли ещё до того как начали её. Они просто не могли себе представить, что однажды мы, их примитивные слуги, покинем свои резервации и единой массой двинемся на поиски лучшей жизни и менее тесного места под солнцем. Какими великолепными бойцами они бы ни были – их оказалось слишком мало. Хоть они и презирали нас почти за всё – в одном мы оказались сильнее их. В организованности, которой они от нас, как от самых худших из Младших народов, просто не ожидали. В итоге, теперь они сами живут в малопригодных местах. Это кстати ещё одна их ошибка. Они не сумели побороть гордыню и заносчивость. Не нашли в себе сил признать нас равными. Не захотели мира.
-Безумцы,-хмыкнул Баэлорн,-они всё ещё грезят, как вернут себе господствующее положение и загонят людей обратно в резервации. Это при том, что раскол всего ушастого народа сейчас глубже чем когда-либо. Лесные и лунные эльфы ещё тогда долго колебались, вступать ли им в войну, и в результате опоздали, а сейчас они вообще на ножах, можно сказать. Высшие не простят остальным того, что они пошли на мировую и признали вас равными… пусть даже только на словах. И никогда не попросят помощи у них.
Вампир грустно улыбнулся:
-Мир меняется. Ещё пятьдесят лет назад эльфы относились ко мне точно также как и люди – а теперь поди ж ты, я отлично поладил даже с баньши, если ты понимаешь, о чём я. Старые времена не вернутся уже никогда, и мы можем только уповать на то, что новые принесут нам всем хоть немного больше счастья.
-Ах, если бы все это понимали, ты бы сейчас был не здесь. Ты бы носил красивое эльфийское имя, эльфийский титул, и знать не знал бы никакого старого дварфа…
-Не трави душу,-скривился вампир,-я всё ещё не забыл. Увы - мы, люди, не рассчитаны на долголетие дварфов или эльфов, и не умеем забывать некоторые вещи. Кое-что мы запоминаем на всю жизнь, и то, что моя оказалась длинней чем следовало, ничего не меняет.
-Интересно, а помнит ли она тебя?-тихо спросил Баэлорн.
-Да. Хотя лучше бы забыла. Я буду помнить и страдать до последнего дня своей жизни, и надеюсь, что её чаша будет послаще моей. И по правде говоря – я слышал, что клан Этиан понёс потери. Я не знаю даже, жива ли она.
-Давай лучше сменим тему. Ты что собираешься делать с этой засохшей штуковиной?
-Ты про семя? Отдам королю Витарна, как и договаривались. Только не сразу. Я тут подумал, что не знаю, правду ли он мне сказал про принцессу Лэйну. Может быть, она вовсе не хочет за него замуж. Я знаю, ты скажешь что я идиот, сующий свой нос куда не следует, но дело в том, что я люблю доводить дела до конца. И люблю быть уверенным, что мной не сыграли втёмную. Так что мой путь лежит в Монтейнкип, во дворец короля. Я сам спрошу принцессу, хочет ли она замуж за Реннара.
Дварф слегка покрутил ус:
-Видишь ли, я не хотел тебе говорить раньше чем следовало, но кто-то из наёмников тебя узнал в лицо, сэр Зерван да Ксанкар, граф Рэнфэйр, по прозвищу Зэрувиэль, он же «Тень Забвения». Честно говоря, я и не думал, что ты такой высокородный.
-Вот проклятье,-взвыл вампир,-как такое может быть? Да меня последний раз назвали полным именем когда ныне живущие сосали грудь своих матерей! Мои портреты в родовом замке сожжены все до последнего давным-давно!
-Верно,-согласился дварф,-но дело в том, что среди наёмников оказался один эльф. Солнечный эльф. Вот он-то тебя и узнал.
Вампир вскочил с постели, не в силах сдержать эмоции. Долгие годы скользивший во тьме инкогнито, он привык к безопасности, которую обеспечивала ему неизвестность. Его никто не знал в лицо. Он назывался своим собственным именем, не боясь, что кто-то свяжет давным-давно умершего графа и неизвестного странника, называвшегося точно так же. Не опасался, что кто-то отомстит его потомкам за его же проделки. Последняя услуга, которую оказал король Зервана своему бывшему вассалу, правой руке и другу детства – обьявил его казнённым. И вот всё это пошло прахом из-за одного эльфа со слишком хорошей памятью.
-Да уж, вот это я влип в передрягу,-вздохнул Зерван,-и что сейчас там происходит?
Он неопределённо махнул рукой, подразумевая мир на поверхности.
-Да в принципе ничего особенного. Никто не знает что ты здесь. Тут никто тебя не выдаст, да и вообще, для нас вы, люди, все на одно лицо. Я вот поди в лицо могу узнать не более двух десятков людей, включая тебя – тех, с кем часто имею дело или кто мой друг.
-А что с принцем? Точнее, что произошло в связи с его кончиной?
-Да вот тут и начинаются неприятности. Весть уже дошла до Зиборна и вернулась обратно. Он в диком бешенстве. Надежды на союз с Кор-Галом накрылись могильной плитой в буквальном смысле этого выражения, более того, ещё неизвестно как отреагирует король Кор-Гала на известие, что его сын погиб. Герольды уже обьявили награду за твою голову - столько золота, сколько занимает места твоя голова. Так что при случае тебе её отрубят вместе с шеей, как можно ближе к плечам. У герольда с собой был твой портрет – хорошо нарисованный, даже я по нему тебя узнал. Не иначе по указкам эльфа нарисован. И скоро такие портреты будут висеть на каждом столбе в Монтейне. Не стоит тебе соваться в Монтейнкип – убирайся из королевства подальше.
Зерван сел за стол и забарабанил пальцами по столешнице. Дело обернулось очень худо. Теперь он – желанная добыча для всех охотников за головами, стражников, и прошлых врагов. И если раньше старые враги ничего о нём не знали, то сейчас у них есть его портрет и имя. Ну или будут в скорейшем времени.
-Да, я вынужден признать, что вот чего-чего, а такой подножки от судьбы не ждал,-вздохнул вампир.
-Я говорил что это была гнилая затея,-заметил Баэлорн,-что ты теперь будешь делать?
-То же, что и собирался. Я не отказываюсь от своих слов и своих планов. Чем ближе к столице, тем меньше меня будут искать. А там…глядишь нанесу визит и королю.
-Ты рехнулся?!-выпучил глаза дварф.
-Нет. Попрошу его отменить награду за мою голову,-ухмыльнулся вампир.

* * *

-Ваше Величество, прибыл гонец из Монтейна! При нём письмо с печатью короля Зиборна Второго!
Реннар оторвал взгляд от отчёта министра торговли и посмотрел на сенешаля:
-С чего бы это? Вот уж от кого не ждал посланий…Ну пускай войдёт сюда – мне недосуг облачаться согласно этикету для приёма в главном зале, и так дел по горло.
-Сию минуту, Ваше Величество,-ответил сенешаль и исчез.
Менее чем через минуту послышались шаги десятка ног, и четверо гвардейцев короля ввели в палаты Реннара гонца.
Гонец, невысокий крепыш в кольчуге, сделал несколько шагов вперёд, опустился на колено, склонив голову, и протянул королю свиток:
-Ваше Величество Реннар Справедливый, извольте принять личное послание от Его Величества короля Монтейна Зиборна Второго.
Реннар взял из протянутой руки письмо и сел обратно к своему письменному столу. Гонец остался на том же месте в той же позе, и король понял – ему приказано без ответа не возвращаться. Он сломал печать и развернул свиток. Внутри оказалось два листа пергамента вместо одного – кроме письма, там был ещё и мастерски выполненный портрет, взглянув на который, Реннар почувствовал нехороший холодок между лопатками – с пергамента на него смотрел вампир. Тот самый вампир.
Король впился взглядом в строчки, написанные каллиграфическим почерком придворного писаря. В письме Зиборн почти что просил любой ценой разыскать вампира, изображённого на портрете, в частности, просил создать как можно большее число копий портрета и развесить по всему королевству. При этом он соглашался оплатить все связанные с этим расходы. А за голову вампира предлагал ни много ни мало – отдать за него, Реннара, свою дочь. Принцессу Лэйну.
-Тааак,-протянул король, обращаясь к гонцу,-письмо я прочёл. И у меня есть вопросы, ответов на которые я не нашёл здесь.
-Его Величество Зиборн Второй решил, что доверить пересказ мотивов сей просьбы пергаменту не будет безопасно. Я уполномочен дать Вашему Величеству устные ответы на все вопросы, которые Ваше Величество соблаговолит задать,-чётко, по военному, ответил гонец.
-Отлично. Итак – кто это?
-Это вампир, некогда бывший сэром Зерваном да Ксанкаром, бывшим графом Рэнфэйром, подданным короля Эренгарда Линдара Шестого, а также его ближайшим помощником, соратником и правой рукой. Этот человек стал вампиром и был предан казни семьдесят два года тому назад, согласно приказу самого короля Линдара Шестого.
-Вот оно что. Он что, восстал из мёртвых?
-Предположительно, он вовсе и не был казнён. Вероятно, Линдар Шестой позволил ему скрыться и обьявил казнённым.
-Великолепно. А теперь главный вопрос – для чего требуется ловить этого…Зервана да Ксанкара?
-Зерван да Ксанкар убил принца Кор-Гала Тэй-Тинга, будущего жениха Её Высочества принцессы Лэйны.
-Что?!-не поверил ушам король,-Тэй-Тинг убит??
-Истинно так, Ваше Величество. Тому есть более пяти десятков свидетелей.
Реннар прошёлся по комнате.
-Прискорбно. Зиборн хочет отомстить? Но идти на такие затраты – не в его стиле, я слишком хорошо его знаю. Тэй-Тинг был всего лишь одним из двух десятков кор-гальских принцев, Зиборн может отдать свою дочь за другого кор-гальского принца, не так ли? Зиборну важен союз с Кор-Галом, а какой из принцев женится на принцессе – ему наверняка безразлично…Поэтому…
Принц выдержал паузу, пройдясь по комнате, и его следующие слова были резки, словно удар бича:
-Я повторю свой вопрос! Почему этот вампир так важен?!
Гонец вздрогнул:
-Я не вправе ответить на этот вопрос так, чтобы ответ был слышен другим.
-Моя стража ничего не услышит. Они слышат только по приказу. Можешь говорить.
-Мне не разрешено. Но если Ваше Величество даст мне лист и перо – я напишу ответ, дабы он стал известен только Вашему Величеству.
Реннар подозвал гонца к своему столу и пододвинул ему лист и чернильницу. Гвардейцы молча последовали за гонцом, оставаясь на шаг позади него. Окажись гонец убийцей – шанса добраться до короля ему всё равно не дадут.
Гонец, закрывая телом пергамент, быстро написал несколько строчек, сложил лист вдвое и протянул королю:
-Ваше Величество, соизвольте после прочтения сжечь. Это – слова Его Величества Зиборна Второго, буква в букву.
Реннар посмотрел на текст, и его глаза медленно полезли на лоб.
«Вампир Зерван да Ксанкар располагает сердцем Жнеца. Попади это сердце в нежелательные руки – я буду вынужден отдать дочь неизвестно за кого. Поэтому, я предпочитаю, чтобы именно Вы поймали вампира и завладели сердцем. И хотя это будет не по правилам испытания – я отдам Лэйну за Вас куда с большим удовольствием, чем за забытого богами королька какого – нибудь забытого королевства, состоящего из пяти свинопасов, из которых один и есть король. Поэтому – поймайте его, чего бы это ни стоило!»
Реннар свернул пергамент в трубочку и бросил в камин.
-Что ж, понятно. Как давно случилась гибель Тэй-Тинга?
-Три дня назад, Ваше Величество.
Реннар молча взял чистый лист, расписался на нём и поставил свою печать, затем свернул его и запечал.
-Вот ответное письмо с моей росписью, дабы Зиборн не сомневался, что его письмо и слова достигли меня. Мой ответ я, пожалуй, тоже не доверю пергаменту. Итак, запоминай. Я полностью понимаю сложившуюся ситуацию и предприму все необходимые шаги для её скорейшего разрешения в Ваших и моих интересах. Сердце Жнеца я достану. Конец сообщения. Запомнил?
-Я полностью понимаю сложившуюся ситуацию и предприму все необходимые шаги для её скорейшего разрешения в Ваших и моих интересах. Сердце Жнеца я достану,-повторил гонец.
-Всё верно. Так, передать сенешалю,-обратился король к сержанту стражи,-гонца накормить, дать лучшего коня и медаль королевского гонца, дабы он мог менять коней в постоялых дворах без проволочек. Как только выспится – в путь. И ещё, гонец. Пускай король Зиборн немедленно информирует меня, как только узнает что-либо важное в данном деле.
Когда гонец и охрана ушли, Реннар подошёл к окну и задумчиво посмотрел на проплывающие в небе облака. Теперь, получив сердце от вампира, даже не понадобится придумывать сказку о том, как это сердце добывалось. Но это в случае, если вампир его принесёт. А если нет? А если он обманул его, Реннара? В руках вампира – поистине бесценное сокровище для любого принца, не имеющего надежды на трон на родине. Для них оно стоит ни много ни мало – корону. Они отдадут за это всё.
Реннар тяжело вздохнул и дёрнул за верёвку колокольчика.
-Отдай это придворным художникам,-король протянул вошедшему сенешалю портрет,-пускай бросят всё и перерисовывают. Пускай рисуют день и ночь. Даже найми ещё художников – лишь бы были способны перерисовать в точности. Мне требуется по меньшей мере три сотни этих портретов.
Затем король на миг задумался и сказал:
-Нет. Пять сотен.

* * *

Зерван поднялся на перевал и оглянулся через плечо. Так и есть, десяток факелов далеко внизу. Они здорово отстали, но всё равно скоро будут наверху. И как бы ни был быстр и вынослив вампир – долго ему с лошадьми не тягаться.
Он точно знал, что был узнан, когда покинул поселение дварфов и двинул на север. План был крайне прост – добраться до Монтейнкипа окольным путём, через Мёртвые Горы. Несколько заброшенных, безлюдных дорог да развалины нескольких деревень и маленькой крепости – вот и всё, что есть в этих гиблых местах. Здесь редко ходят люди, а те кто ходят – обычно имеют веские причины рисковать, двигаясь по этому опасному пути.
Зерван такую причину имел. И знал, что такая причина обязательно есть у тех всадников внизу. И даже догадывался, какая – кусок золота размером с его голову.
Судя по всему, весть о том, что человек, похожий на вампира на портрете, двинулся на ночь глядя в путь через Мёртвые Горы, быстро облетела весь Зирааверд, затем кто-то предприимчивый собрал группу охочих до золота рубак – и вот они уже дышат Зервану в затылок.
И что ему нравилось меньше всего – так это то, что его преследователи знают, кого ловят. И коль уж они пошли на это не вслепую – то наверняка это люд не робкий и умелый. Может быть, среди них есть и маги. А остальные как пить дать профессиональные охотники за головами.
Зерван вздохнул. Бой с такими противниками вполне мог стать для него фатальным, особенно если учесть, что они верхом а он – нет. Вампир сплюнул и огляделся по сторонам. Вполне очевидно, что если он продолжит идти по дороге – его догонят в течении двух часов. Так что выход оставался только один.
Зерван свернул к обочине, перепрыгнул небольшой валун и принялся взбираться вверх по склону. Там, ближе к вершине, можно было повстречать что угодно – начиная с не совсем покойных путников, погибших здесь, и заканчивая гаргульями, оборотнями, кровососами, а то и чем похуже. Зерван знал, что в этих горах водились бхуты.
Вампир поёжился при одном воспоминании о них. Уродливые краснокожие карлики-трупоеды, бхуты обладали непропорционально длинными руками с сильными когтистыми пальцами и кривыми кабаньими клыками. Но хуже всего была их мистическая аура, которая просто развеивала любую иную мистику. Вампиры, баньши, оборотни и другие создания, попадая в ауру бхута, быстро теряли силы и свои сверхъестественные способности, становясь лёгкой добычей бхутов, которые к тому же всегда держатся группой.
Зерван уже имел опыт встречи с этими полуразумными существами. В тот раз он вышел победителем, хотя был близок к гибели как никогда раньше. И второй встречи очень не желал. Но выбора не было.
Вампир поднялся на гребень. На востоке чернела ещё более высокая гряда, на западе далеко-далеко внизу находился лес, но до него было всё равно что до неба – несколько глубоких ущелий изрезали склон, преграждая спуск. Оставался только один путь – вперёд, на север.
Некоторое время Зерван двигался по гребню в трёхстах шагах западнее от дороги. Возможно, ему удастся просто затаиться и пропустить преследователей мимо. Или, если придётся драться, стрелять из лука куда удобнее, видя своих врагов прямо перед собой как на ладони.
Ещё через час факелы горели совсем недалеко позади, и до ушей вампира донёсся собачий лай.
Умно, очень умно, отметил про себя Зерван, опустился на одно колено и начал доставать из котомки свой разборной лук. Уж от собак ему точно не уйти. Бой неизбежен.
Он соединил все три части лука, вставив боковины в пазы на рукоятке, и, уперев лук в землю, натянул тетиву. Затем соединил направляющую трубку с рукоятью и завернул крепёжный винт. На всё это у него ушло не больше минуты.
Странный звук привлёк внимание вампира, и он огляделся по сторонам. Треск. Треск или шуршание. Тихий и очень знакомый звук. Силясь понять, что это, Зерван внимательно осмотрел небольшой утёс впереди. И увидел, как каменный выступ почти на самой вершине шевельнулся. В свете луны были хорошо видны уродливая, с шишковидными наростами, голова и сложенные за спиной кожистые крылья. Каменный демон, он же гаргулья, отлично прятавшийся на фоне скальных пород, на которые очень походил цветом шкуры, шевельнулся, устраиваясь поудобней. Возможно, он провёл на этой скале не один день и даже пару недель, выжидая свою добычу с терпением, достойным камня.
Зерван ухмыльнулся. Если бы он не остановился, чтобы собрать лук, то аккурат прошёл бы под скалой, на которой сидел в засаде этот представитель низших демонов, и должен был бы иметь с ним дело. Но теперь… План родился в голове вампира моментально. Дело с гаргульей будут иметь его преследователи.
Приняв решение, вампир поднялся и бесшумно двинулся наверх по склону, всё дальше и дальше от дороги. Он собирался обойти утёс со стороны, противоположной той, где затаился демон, и пройдя дальше, вновь спуститься на дорогу.
Затея удалась – гаргулья не заметил вампира и продолжал глазеть на дорогу. А сам Зерван расположился за валуном на тридцать шагов дальше. Отсюда он не виден гаргулье, а сам отлично видит дорогу и приближающиеся факела преследователей. Конечно, тут и они его смогут увидеть с дороги, но к тому времени им будет уже не до вампира.
В ожидании Зерван бросил взгляд по сторонам, пытаясь определить, нет ли тут кроме гаргульи ещё чего- или кого-либо злого или голодного, но другой опасности не обнаружил и приготовился к бою. Несколько стрел он положил возле себя, чтоб были под рукой.
Несколько минут спустя показались и охотники за головами. Их было одинадцать человек, все они были хорошо вооружены и явно с немалым опытом за плечами. Предводительствовал здоровяк с чёрной бородой, у которого на поводке бежали две здоровенные собаки – помесь волкодава с чем-то ещё. В середине строя ехал человек в грязном сером балахоне и такой же широкополой шляпе. Маг, вполне очевидно. Ни первого, ни второго вампир не знал. А вот всадник, едущий по левую руку от предводителя, показался смутно знакомым.
Это была женщина лет двадцати восьми, с волосами, заплетёнными в косу, и чуть прищуренными глазами. Её легко можно было назвать красивой, и даже тонкий шрам на левой стороне шеи её не портил. Зерван видел её впервые в жизни, но узнал по описанию – это была Чёрная Райла, широко известная тем, что предпочитала ловить тех преступников, за которых предлагалось увеличенное вознаграждение в случае доставки живьём. К слову сказать, обычно ей это удавалось. Прозвище «Чёрная» она получила, как ни странно, за цвет волос, хотя обычно подобные прозвища такие люди получали именно за дела.
Кавалькада ехала молча – только надрывались собаки, взявшие след. Райла наклонилась к здоровяку и что-то сказала. Тот кивнул и сделал знак магу. Маг выкрикнул заклинание, и яркий светлячок появился на его ладони и взмыл ввысь, освещая всё вокруг.
Вот тут гаргулья и решил, что пора. Он расправил крылья и бросился со скалы вниз, на дорогу. Недостаточно большие крылья не позволяли ему летать, их предназначение заключалось в пикировании на добычу. Двухметровая тварь свалилась на головы ничего не подозревавших охотников, сбив по меньшей мере три лошади и их всадников.
Люди и лошади смешались в кучу, надрывались собаки, вопил кто-то из-под копыт. Двое охотников лежали без движения под когтистыми лапами демона. Какой-то храбрец огрел гаргулью, неуклюже поднимающегося на задние лапы, булавой, сломав при этом один кривой рог из трёх. Демон взвыл и нанёс ответный удар, сбросив всадника с лошади и разворотив ему при этом грудную клетку.
Маг, оправившись, выкрикивал заклинания одно за другим, но клубы огня, которыми он потчевал демона, последнему практически не вредили. Толстая прочная шкура могла выдержать и больше.
Демон не привык к сопротивлению. Обычно он припечатывал зазевавшегося путника к земле, превращая его в мешок фарша и перемолотых костей, а попутчики жертвы с воплями бежали прочь, пока гаргулья тащил добычу к себе под скалу. Но в этот раз гаргулья напал не на контрабандистов или другое отребье. Ему противостояла группа хорошо вооружённых и опытных бойцов.
Большинство всадников были вынуждены спешиться – обезумевшие лошади, чуя рядом существо из иного мира, сходили с ума, и нечего было даже думать о том, чтобы унять их. Только предводитель и ещё один всадник сумели справиться со своими лошадьми и теперь пытались обойти демона с тыла. Ещё один смельчак, закрываясь тяжёлым щитом, пригнувшись, отражал сильные, но недостаточно быстрые удары когтистых лап, отвлекая внимание гаргульи от остальных. При этом он выкрикивал ругательства и иногда умудрялся полоснуть саблей по протянутой к нему лапе.
Дело принимало нехороший для демона оборот. Несмотря на то, что трое всадников уже погибли, а четвёртый, попав под копыта коней, был ранен, эффект неожиданности закончился, и теперь на гаргулью сыпались удар со всех сторон.
Вампиру вовсе не жаль было демона-людоеда, но победа охотников в его планы не входила. Он положил стрелу в трубку и натянул лук. Свист стрелы никто не расслышал.
Боец со щитом, готовясь отражать удар демона, вдруг замедлился и опустил щит. Гаргулья не преминул этим воспользоваться, и мощным ударом сбросил человека с дороги вниз по склону. Никто не заметил оперения стрелы, торчащей из бока их погибшего товарища, со стороны это выглядело, как будто охотник просто пропустил фатальный удар.
Райла, оказавшись за спиной демона, яростно рубанула мечом его ногу. Клинок зазвенел, как будто ударившись о камень, но и гаргулья взвыл от боли – чёрная кровь потекла на дорожную пыль. Охотница же ловко перекатилась, избежав ответного удара, и принялась кружить вокруг монстра, выжидая момента для нового нападения. Остальные бойцы с яростными криками бросились в атаку.
Зерван снова натянул тетиву, прицелился и выстрелил. Заклинание застряло в горле мага, словно стрела пригвоздила его к гортани. Маг взмахнул руками и опрокинулся навзничь.
Демон, взревев, бросился на стоящего перед ним человека и заключил его в смертельные обьятия, откусив ему своими мощными челюстями половину черепа. Главарь с воплем опустил топор на спину демона, основательно надрубив крыло, а второй всадник взмахнул булавой, намереваясь раскроить демону голову. Гаргулья развернулся, отшвырнув от себя труп и наступив при этом на лежащего на земле раненного своей когтистой лапой, и свирепым ударом снёс голову лошади предводителя. Бородач покатился по земле, демон рванулся в его сторону, чтобы растерзать, но пошатнулся – подвела подрубленная нога. Райла, всадник и четвёртый охотник воспользовались этим, обрушив на врага сзади лавину ударов. Демон взвыл, словно проклятая душа, и бросился на них, сумев зацепить когтями щит Райлы. Охотница в великолепном прыжке в сторону ушла от верной гибели, а тем временем вожак, попытавшись подняться с земли, внезапно выронил оружие и упал обратно: двенадцатидюймовое стальное жало вошло в его голову, застряв на выходе в шлеме.
Вампир сделал ещё один выстрел во всадника и не попал, зато демон до него таки дотянулся, оторвав голову. Взвыв в бешенстве, Райла бросилась вперёд, не помышляя о защите, и всем своим весом и рывком вогнала меч в брюхо демона. Гаргулья утробно захрипел и рухнул на окровавленную дорогу, суча ногами. Охотница счастливо избежала когтей, отпрыгнув назад, споткнулась о тело мёртвого мага, упала. И в этот самый момент на неё сверху рухнул её последний соратник. В его грудь вонзилась стрела по самое оперение.
Райла опешила всего на мгновение, а затем приняла единственно верное решение и кувыркнулась через голову с дороги, утянув за собой и тело убитого.
Зерван осторожно приблизился к умирающему демону и всадил ему в голову стрелу. И на этом жизненный путь гаргульи завершился.
Больше на дороге не было живых. Собаки погибли сразу, Зерван даже и не заметил когда. Все остальные люди были мертвы, только вдалеке ржали перепуганные кони, бегущие обратно туда, откуда привезли своих седоков.
Вампир быстро собрал лук и спрятал в котомку, закинул её за плечо и, достав мандалу, стал спускаться вниз по склону. Светлое пятно трупа он увидел сразу, но Райлы не было. Меч, который мертвец ранее сжимал в руке, тоже исчез. Чуть ниже чернела пропасть.
Зерван подошёл к расщелине, остановился на безопасном расстоянии и пнул ногой камешек. Звук удара камня о дно он услыхал только секунд через десять.
-Покойся с миром, Чёрная Райла,-негромко сказал он,-ты не всегда была разборчива в выборе чужих голов, и свою тоже не уберегла. Покойся с миром, да простят боги твою душу.
Он повернулся и пошёл вверх, на дорогу. Судьба избавила его от необходимости делать сложный выбор: убить Райлу или подвергнуться опасности самому. Оставлять её в живых было бы крайне небезопасно.
Как бы там ни было – участь Райлы решила Судьба. Или просто нелепая случайность. Спускаясь по склону без факела, она не заметила черноту расщелины и сорвалась вниз. Что ж, обычный конец для тех, кто всю жизнь ходит по краю.
Зерван вернулся на дорогу и наскоро проверил карманы убитых. Горсть серебра и меди – пусть немного, но и то хорошо. В седельных сумках мёртвых лошадей нашлось немало провианта, из которого вампир выбрал кусок кровяной колбасы, немного сыра, несколько варёных картофелин и кусок хлеба. Сам он вышел налегке, только с флягой крови, флягой воды и несколькими сухарями, так что такое дополнение к рациону пришлось весьма кстати.
До рассвета оставалось ещё несколько часов, нужно было спешить, чтобы вовремя добраться до разрушенного форта, где вампир собирался переждать день. Промедление грозило ему мучительной смертью, поэтому Зерван сложил провизию в котомку и уже занёс ногу для шага, когда настоящий вихрь налетел на него со звоном стали и ругательствами. Вампир молниеносно бросился в сторону, избежав удара мечом, и обернулся. Напротив него, готовясь к второму броску, стояла Чёрная Райла.
С яростным криком она бросилась в атаку, рассчитывая прижать противника к отвесной скале на обочине. Вампир разгадал её манёвр, подпрыгнул вверх и в сторону скалы, в прыжке оттолкнулся ногами от отвесной каменной стены и, перемахнув через обескураженную охотницу за головами, приземлился позади неё в добрых пятнадцати шагах. В его руке блеснула сталь эльфийского клинка, отразив свет догорающих на земле факелов..
-Ловко,-одобрил Зерван,-ты висела над пропастью ниже края?
-Ты слишком поздно догадался об этом, кровосос,-злобно процедила Райла и очертя голову бросилась в атаку.
Зерван да Ксанкар никогда не был хорошим фехтовальщиком – по крайней мере пока был обычным человеком. Он служил королю на поле битвы, и его оружием был устрашающих размеров полуторный меч. Таким бессмысленно фехтовать, сражаясь с закованным в латы противником – всё решает сила и скорость удара. Конечно, искусство владения полуторным клинком широко практиковалось среди рыцарей Эренгарда, и Зерван знал немало смертоносных приёмов, однако это трудно было назвать фехтованием. Фехтованием шпагой же вампир занимался время от времени и никогда звёзд с неба не хватал.
После того, как он стал вампиром, его оружием стала эльфийская мандала – единственная вещь, оставшаяся у него от прежней жизни. Но даже тогда Зерван не стал великим мастером фехтования – кто станет учить вампира? Да и зачем? Ни один человек, ни один эльф не мог бы сравниться по силе и скорости с вампиром. В сотнях схваток Зерван больше уповал на мощь и скорость, а не на технику.
И вот сейчас он впервые пожалел, что не уделял достаточно внимания тренировкам, когда у него ещё была такая возможность. Райла, конечно, сильно уступала в скорости и ещё больше в силе – но она оказалась сильным бойцом-фехтовальщиком, а её техника стигийской полузащиты была просто великолепна.
Райла держала клинок вертикально двумя руками возле груди, короткими движениями атакуя вампира, и всё время пыталась сократить дистанцию. Длинный изящный эльфийский клинок оказался неудобен при таком плотном контакте, и Зерван постоянно пытался разорвать дистанцию, но каждый раз, когда он стремительно отпрыгивал назад или в сторону, охотница стремительно бросалась вперёд в тот момент, когда вампир восстанавливал равновесие и не был способен нанести встречный удар, и моментально уходила в защиту, стоило её противнику изготовиться к бою. А затем всё повторялось. Райла постоянно надвигалась вперёд, вынуждая вампира либо отступать и пятиться, либо сражаться в тесном контакте длинным клинком. А очень быстрые боковые движения меча, который, покачиваясь, уверенно удерживался не по-женски сильными руками, не давали Зервану схватить Райлу свободной рукой.
Вампир сделал обманное движение, вынудив охотницу защищаться, и разорвал дистанцию быстрым прыжком назад. Почти мгновенно он выбросил вперёд левую руку, рассчитывая сбить Райлу с ног заклинанием, но та внезапно отпустила левой рукой рукоять меча и сложила пальцы в защитный символ. Магический удар, которым Зерван отбрасывал и сбивал с ног закованных в латы рыцарей, только слегка оттолкнул охотницу на два шага назад.
-Хорошая техника,-ухмыльнулся Зерван,-и защита, впрочем, тоже. Давно мне не встречался такой сильный противник.
Сказав это, он внезапно снова применил «Волну Гнева», но Райла так же быстро применила защиту. Всё, что смог сделать вампир – это заставить её попятиться на два шага.
Они стояли в десяти шагах друг против друга, готовясь к новой схватке. Вампир использовал передышку, пытаясь понять, как справиться с таким искусным соперником, охотница – чтобы восстановить дыхание.
-Ты устаёшь, охотница за чужими головами? А я нет,-ухмыльнулся Зерван.
-К тому времени, как я выбьюсь из сил, твоя голова, труп недобитый, будет лежать в моей сумке,-пообещала Райла и снова перешла в наступление.
Но на этот раз вампир применил другую тактику. Мощными свингами из стороны в сторону он удерживал охотницу на расстоянии, пытаясь сильным ударом выбить у неё из рук оружие. Райла тоже поняла это и потому теперь сама использовала тактику отхода, заставляя вампира промахиваться и терять равновесие. Тогда Зерван оставил попытки навязать Райле силовой стиль боя – риск, что она поймает его на контратаке, был слишком велик.
Происходящее бесило вампира. Ему противостоял обычный человек, к тому же женщина – и он ничего не мог с этим поделать. Зерван снова разорвал дистанцию – и сразу же об этом пожалел.
Райла вопреки всем ожиданиям тоже рванулась – но в другую сторону, от вампира, увеличивая расстояние ещё больше. До того, как Зерван понял, что она делает, охотница оказалась возле одного из трупов и подняла с земли второй меч. А в следующий миг вампир с горечью обнаружил, что Райла владеет не только стигийской полузащитой, но и двойной веерной. А то, что она умела одинаково хорошо фехтовать обеими руками, Зерван знал и раньше из слухов.
И теперь он был вынужден финтить и отступать, призвав на помощь всю свою силу и скорость, перед вихрем из двух смертоносных клинков.
Выждав удобный момент, вампир сделал ещё один трюк. Он всегда гордился тем, как у него получается «Вуаль Тьмы» - без жеста и слова, с использованием только ментального компонента заклинания – так, как это делают эльфы дроу. И на этот раз Райла не смогла ничего предпринять, даже если умела противодействовать – магическая тьма окутала её совершенно внезапно. Охотница прыгнула назад, перекатилась через плечо и вырвалась из клубящейся тьмы. Она остановилась в десяти шагах от места, окутанного темнотой, выжидая, когда вампиру надоест прятаться там или пока магия рассеется.
Не теряя времнени напрасно, она произнесла несложное заклинание, вызвав тусклый и слабый призрачный светлячок. Это было тем более кстати, поскольку валявшиеся на земле факелы начали гаснуть. Магический свет вкупе со светом луны обеспечивал достаточное освещение, чтобы Райла могла хорошо видеть своего противника и окружающую местность.
-А давай мы прекратим это безумие и разойдёмся живыми,-миролюбиво предложил вампир.
-Это после того как ты убил всех, кроме меня?-расхохоталась Райла,-оставь себе свои фокусы, вампир. Я не куплюсь на них.
-Я мог бы и раньше предложить,-хмыкнул Зерван,-но когда вас было одиннадцать на меня одного, вы бы точно не послушали. Я повторяю своё предложение – давай разойдёмся мирно. Навряд ли ты хочешь умереть. И я не хочу.
-Ты не хочешь?-издевательски расхохоталась Райла,-ты уже мёртв! Я просто доведу дело до логического конца и отправлю тебя на покой. Вечный покой.
Вампир оскалился и стремительно атаковал, появившись из чёрного тумана как чёртик из табакерки. В короткой схватке ему удалось выбить у охотницы из руки меч, но Райла просто взяла второй двумя руками и снова перешла в стигийскую полузащиту.
Зерван выкрикнул заклинание, обдав охотницу огненными брызгами, но та просто увернулась, не утруждая себя противодействием. Вампир тоже отпрыгнул назад и перебросил мандалу в левую руку, а правая скользнула под плащ за метательным ножом. Райла стояла в нескольких шагах он него – на таком расстоянии Зерван попадал в шею десять раз из десяти. Но Чёрная Райла обыграла его и тут.
Смертельный бросок был с невероятной ловкостью отбит клинком меча. Нож, сверкнув в последний раз в свете луны, со звоном улетел во тьму. Охотница за головами победно улыбнулась, а вампир, зарычав, снова ударил её «Волной Гнева». Райла отразила атаку, и тогда он ударил ещё раз. И ещё раз. И ещё. И ещё. Он наносил удар за ударом, сжигая свои силы в сокрушительных магических атаках, вкладывая в каждую всё свою ментальную мощь. Охотница пятилась, защищаясь, но и её силы таяли.
Вот ещё один сокрушительный магический удар. Райла, шатаясь, сделала шаг назад и споткнулась о труп мага. Ещё миг – и она в растерянности лежит на земле, опираясь на правую руку, в которой держала меч. Зерван бросился вперёд, занося мандалу для фатального удара. Райла, защищая голову, выбросила навстречу стали голую, незащищённую ладонь, и старый психологический барьер в голове вампира некстати сработал. Он просто не привык, да что там не привык – ему вообще никогда не приходилось добивать поверженного обезоруженного врага, и в тот момент, когда обстоятельства требовали нанести последний удар, замедлил клинок. А в следующий миг понял, что Райла вовсе не намеревалась закрывать голову рукой.
Но это понимание пришло к Зервану только тогда, когда его в грудь ударил невидимый молот и воздух с шумом вышел из лёгких. Коварная Чёрная Райла тоже владела заклинанием «Волны Гнева».
Вампир грохнулся оземь, отлетев на добрых шесть шагов, а охотница бросилась на него, собираясь пригвоздить к дороге, словно жука. Она отлично видела, как вампир схватился за метательный нож и отвёл руку для броска. Натренированный глаз сходу определил, что нож будет брошен ей в грудь, и потому для Райлы не составило труда отбить этот удар. А в следующий момент она с удивлением обнаружила, что рука вампира, вместо того, чтобы последовать по обычной траектории руки, бросающей нож, вдруг растопырила пальцы, нацеливаясь на Райлу.
За миг до того, как мир померк для неё, Чёрная Райла поняла, что сама попалась на свою же уловку.

* * *

-Ваше Величество, ваш ничтожный слуга явился по вашему зову,-склонился в низком поклоне граф Диркхем.
Его Величество Зиборн Второй смерил коротышку - начальника своей тайной службы - уничтожающим взглядом и процедил сквозь зубы:
-Ну и когда наконец я получу этого выродка? Вы потратили уйму времени впустую, и ничего?
-Ваше Ве…
-Ну что ты заладил?!-взбеленился старый король,-ты хоть понимаешь, что я не могу предложить Кор-Галу повторное сватовство к моей дочери? Потому что где-то по миру гуляет протухший труп с сердцем Жнеца! И неизвестно, у кого это сердце окажется в следующий миг! Что ты косишься на меня?! Я знаю, что ты думаешь, старая перечница! Что твой король старый дурак, сдуру обьявивший нелепое состязание, которое привело к таким последствиям!
-Я не…-попытался возразить Диркхем, но вставить слово в гневную тираду Зиборна оказалось не так-то просто.
Король в гневе швырнул в главного шпиона страны скипетром, и граф предпочёл не уклоняться, дабы не разгневать своего сюзерена ещё больше. А Зиборн, закашлявшись, перевёл дыхание и закончил мысль:
-Да, я знаю, что ты думаешь именно это! И что хуже всего – что это, тысяча проклятий, так и есть!
Диркхем мысленно вздохнул – гроза миновала. Он с поклоном подал королю скипетр:
-Я как раз пытался доложить, Ваше Величество, что выражение «где-то по миру гуляет» не совсем верно отражает положение вещей. Не имея возможности отыскать вампира и не зная конечной цели его маршрута, я попытался установить начало пути. И мне это удалось.
Король водрузил ноги на мягкую подушку, лежавшую у его кресла, и сложил руки на пухлом животе:
-Вот это уже что-то. Продолжайте, граф.
-Ваше Величество уже знает о сокрушительном фиаско, которое потерпел орден Белой Розы в Витарне от рук некоего вампира. Я предположил, что это, судя по почерку, мощи и дерзости, тот же самый вампир. И послал своих людей в Витарн. Мои люди связались с одним из моих информаторов – эльфом. И этот эльф узнал вампира по портрету. Он подтвердил, что его действительно зовут Зэрувиэль – имя, некогда данное графу Рэнфэйра Зервану да Ксанкару княжной высших эльфов из клана Этиан, имя которой мне неизвестно. А теперь я перейду к самому интересному.
Упомянутый мною эльфийский информатор встречался с да Ксанкаром, а точнее – просто видел его, в лагере баньши, который находится возле Зордора. Дальше мои люди уже работали сами, подослав в тот лагерь ещё одного моего человека – или если быть точным, эльфа. И он выведал, что да Ксанкар бывал в лагере баньши по причине близких отношений с одной из них…
-Постойте-ка. Вы упомянули Зордор… Может ли это значить…
-Что да Ксанкар нанят королём Витарна Реннаром? Вполне. Реннар Справедливый всегда страдал заумью, возможно, он нашёл способ договориться даже с вампиром. Он умеет договариваться, надо это признать.
-Если это действительно так, то всё не так уж и плохо. В крайнем случае, придётся отдать Лэйну за Реннара. Но, Диркхем, если я это сделаю – вам это будет стоить титула, земель, и может быть, даже головы! Из кожи вылезьте – но достаньте сердце! Даже если вам придётся выхватить его из рук вампира в момент передачи Реннару!
Диркхем расплылся в улыбке. Он всегда так улыбался – доброй улыбкой, как улыбается фокусник, доставая из уха ребёнка конфету.
-Я полагаю, Ваше Величество, что мне не придётся этого делать. Вампир сам принесёт вам сердце.
-Как?!-опешил Зиборн.
-Совсем просто. Я ведь упомянул, что знаю, кто его пассия. Вот за этой баньши я уже послал людей. Они её выкрадут и привезут сюда. И вампиру придётся принести сердце вам. В обмен на свою подружку.
Зиборн расхохотался во весь голос – его истерический хохот был слышен даже стражникам за толстой звуконепроницаемой дверью.
-Диркхем, вы полный кретин?! Нет, вы не кретин – вы идиот!! Ваш план просто бред сивой кобылы! Продай вампир сердце Реннару – у него подружек будет сотня! Он будет ещё большим идиотом, чем вы, если сам принесёт сюда сердце и сунет голову под топор! Он никогда так не поступит!
Однако на этот раз граф был совершенно невозмутим.
-Вот тут я не соглашусь с вами, мой повелитель. Вы бы на его месте не поступили так. И я бы не поступил. А он – поступит. Вы думаете о нём как о вампире. Я думаю о нём как о Зерване да Ксанкаре. Я собрал о нём много сведений. Да Ксанкар – человек чести. Деньги и власть никогда не значили для него больше, чем дружба, обязательство и долг. Он обязательно придёт, даже наперёд зная, что мы можем слова и не сдержать.
Король ответил на последнюю реплику раскатистым хохотом:
-Можем не сдержать слова? Рассмешили! Сама мысль давать слово исчадию ада и ещё и сдержать его – просто смехотворно! Назовите хоть одну причину сделать это!
Граф Диркхем в ответ на это рассудительно заметил:
-Вот как раз потому что он – исчадие ада.

* * *

Сознание возвращалось неохотно, сопровождая своё появление разноцветными кругами перед глазами и звоном в ушах. Райла, ещё ничего не соображая, перевернулась на живот и попыталась встать. Со второй попытки её удалось стать на колени. В то же время она заметила возле себя тёмный силуэт и похолодела: вампир никуда не исчез и не ушёл. Он спокойно сидел на корточках рядом,и смотрел на неё своими неестественно красными глазами.
Женщина потянулась к шее и принялась её ощупывать, содрогаясь от мысли, что её пальцы вот-вот нащупают две характерные ранки. Ранок не было, но ей не стало легче. С бессильной ненавистью и страхом она смотрела на вампира, ожидая самого худшего.
-Ну чего уставился?!-с вызовом произнесла Райла, пытаясь спрятать страх за бравадой. Много раз за десять лет ей случалось быть на волосок от гибели, но никогда ещё она не была совершенно беспомощна.
-Отлично. Дар речи вернулся к тебе,-спокойно сказал Зерван,-так что теперь ты можешь мне сказать, как вы вышли на мой след.
Райла лихорадочно зашарила рукой вокруг себя. Вампир только ухмыльнулся:
-Всё оружие уже на дне пропасти, в том числе кинжал из твоего ботинка. Не будешь говорить – отправишься следом. Я повторяю…
-Иди в ад!-ответила охотница, лихорадочно выбросив вперёд руку, пытаясь применить магию.
Вампир легко перехватил руку, сведя попытку на нет, и коротко, без замаха влепил Райле увесистую пощёчину.
-У меня нет времени на продолжение забавы. С моей стороны было глупо не добить тебя пока ты валялась тут тюком, но это не поздно исправить. Ещё один трюк – и я просто сверну тебе шею. Поняла? А теперь отвечай!-в его голосе зазвучала сталь.
Райла ещё нашла в себе мужество на кривую ухмылку:
-Обойдёшься. Ты всё равно убьёшь меня – раньше или позже. Если не хуже.
Зерван ударил ещё раз – да так, что голова охотницы мотнулась, словно сломанная.
-У меня нет времени убеждать тебя ни в чём. Просто скажи мне что я хочу знать – так будет проще нам обоим. Учти, смерть – не самое страшное. Я могу оставить тебя тут – сломать ногу и оставить. Что происходит с людьми в этих горах, ты и сама знаешь.
-А если я отвечу – это что-нибудь изменит для меня? Ты всё равно убьёшь меня. Или засосёшь до смерти. Я не хочу стать такой как ты,-Райла из последних сил пыталась держать себя в руках. Умирать она тоже не хотела.
Зерван тяжело вздохнул.
-Ты можешь мне не поверить – но я не питаюсь человеческой кровью. Теперь ты скажешь мне?
-Через него,-сдалась Райла, указав на мёртвого мага,-ему сообщил другой маг на расстоянии, что ты тут.
-А кто был тот другой маг?
-Откуда мне знать? Я же его не видела. Но откуда-то издалека. Мы узнали это через час после того как ты покинул Зирааверд, и двинулись в погоню.
Вампир задумался. Некий таинственный маг неизвестным образом узнал о том, гле находится он, Зерван, и сообщил магу из шайки охотников. С таким же успехом он мог бы сообщить это и множеству других магов. И наверняка сделал это. Что ж, этого следовало ожидать. Кольцо сужается.
-Проваливай,-коротко бросил он охотнице и двинулся дальше по дороге.
Райла, не веря своей удаче, встала и попятилась, пока поворот дороги не скрыл от неё этого странного вампира, а затем бросилась обратно, вниз по дороге. Совсем недалеко за скалой она слышала цоканье копыт и фырканье испуганной лошади.
Зерван стоял за скалой до тех пор, пока не услышал стук подков по камню – Чёрная Райла поймала лошадь и теперь во весь опор мчалась прочь из этого страшного места. Возможно, он и ошибся, отпустив её, но так тому и быть.
Вампир поправил сумку и двинулся по дороге на север. Он спешил – до разрушенного форта путь предстоял неблизкий.



Глава 10: Встреча с Судьбой.

Старая крепость возвышалась на перевале уже лет пятьсот. Почти всё это время она пустовала – те, кто построили её, были вынуждены покинуть её очень быстро – зловещая, необьяснимая мистическая сила, господствовавшая в этих местах, обильно собирала жатву из жизней год за годом, пока наконец люди не поняли – здесь им не дано закрепиться. Да и смысла в этом уже не было. Крепость была построена в Мёртвых Горах по причине того, что на восток от них начинались земли орков, однако люди всего за несколько лет поняли, почему раньше орки никогда не приходили во владения людей через горы – да и наверно никогда не придут. Они тоже боялись здешних мест.
Зерван остановился за сотню шагов от полуразрушенных башен – до его тонкого слуха донесся шум шагов, человеческой речи и ржания испуганной лошади. Люди здесь бывали редко – это был путь для отверженных, преступников, контрабандистов – тех, кого опасности Мёртвых Гор пугали меньше других опасностей.
Вампир тенью скользнул вдоль стены к распахнутым воротам крепости – точнее, к тому, что от них осталось.
Четверо оборванцев с типичной бандитской внешностью взяли в кольцо всадника в дорогих одеждах. Лошадь всадника была под стать одеянию – чистовровная и в превосходной сбруе.
-Ух какая же ты колючая, крошка,-ехидно просипел один из головорезов,-ну неужели нельзя быть попокладистей?-остальные ответили на эту реплику хохотом.
-Только попробуй подойти, презренный, и я тебе голову надвое раскрою,-гневно ответила девушка, взмахнув тяжёлой саблей.
Зерван только вздохнул: сегодня ему определённо везёт на драки и женщин с оружием. А вот сабелька явно не по руке. Тяжеловата.
Бандиты, сужая кольцо вокруг жертвы, не сразу заметили неясный силуэт у ворот – только когда вампир окликнул их:
-Развлекаетесь, уважаемые?
-А тебе что до этого?-смерял его взглядом один из бандитов,-иди своей дорогой пока цел!
Зерван издевательски расхохотался:
-Вот как? Я бы хотел на это посмотреть. Вы вчетвером к девушке подступиться не можете – как же вы думаете со мной-то сладить? – в его руке блеснула сталь.
Ближайший к нему грабитель бросился вперёд, занося для удара увесистую дубину, но вампир, сделав отвлекающее движение мандалой, скользнул навстречу и в сторону, нанеся при этом быстрый удар основанием ладони левой руки снизу в нос противника. Носовой хрящ с хрустом сломался, войдя в мозг бандита, и тот, даже не успев вскрикнуть, рухнул навзничь, уставившись на луну невидящими глазами.
Вожак бандитов заорал и бросился на вампира, остальные двое последовали его примеру. Зерван встретил вожака молниеносным ударом по лицу, разрубив ему лицевые кости черепа и лобные доли мозга, шагнул вправо, пропуская мимо падающее тело, и прямым выпадом поразил в сердце второго бандита. В тот же миг девушка, вздыбив лошадь, обрушила её копыта на голову последнего грабителя, который имел неосторожность пробежать слишком близко.
Всё было кончено за каких-нибудь десять секунд.
Зерван резко взмахнул клинком, стряхивая кровь, и убрал оружие в ножны.
-Вы в порядке, леди?-поинтересовался он.
-Благодаря вам, почтенный,-ответила незнакомка,-кого я должна благодарить за своё спасение?
-Меня зовут Зерван, к вашим услугам,-представился вампир.
Девушка внимательно на него посмотрела:
-А вы не похожи на простолюдина. Ни внешностью, ни манерами. Да и шпага – оружие дворян.
На вид ей было двадцать два - двадцать три года, невысокая, с чёрными волосами, и весьма недурна собой. Богатство одежды и сбруи, впрочем, не гармонировали с добротной, но простецкой кавалерийской саблей, к тому же явно тяжёлой для неё. Девушка из богатой семьи с явно ворованным, возможно даже из дома, оружием. В чертовски гиблом месте. Всё это явственно давало понять – беглянка.
-Вы проницательны. Сэр Зерван да Ксанкар, ещё раз к вашим услугам. Только не спрашивайте, что я делаю здесь.
-Как угодно. Вы ещё и рыцарь…хотя кто бы сомневался. Тем приятней встретить хоть одного приличного человека в таком месте. Вы видимо не из Монтейна – в Монтейне определённо нету да Ксанкаров. Но это не так уж и важно – важнее какой вы а не кто вы, - девушка пыталась успокоить встревоженную лошадь.
Вампир иронично хмыкнул:
-Думаю, сейчас я немного испорчу ваше впечатление о моей недостойной персоне.
С этими словами он склонился над трупами, выворачивая их карманы. Двадцать талантов, которые Зерван предусмотрительно обратил в драгоценные камни, он оставил на хранение Баэлорну, поэтому сейчас ему были нужны деньги.
-Не смотрите на меня так, леди,-криво ухмыльнулся вампир,-я всего лишь собираю трофеи. Увы, у меня нет ни сюзерена, ни поместья, ни состояния, поэтому приходится помогать страже ловить всякое отребье…за счёт этого самого отребья. Не слишком достойное занятие для рыцаря – но я смирился. А вам я бы посоветовал поскорее выбираться отсюда – Мёртвые Горы плохое место для конных прогулок. И лучше – в ту сторону, откуда вы приехали. Потому что в той стороне, откуда пришёл я, на дороге валяется десяток трупов. И вероятно, на пиршество там уже собралось немало трупоедов.
-Что ж. Я вам не судья. Наоборот. Сэр да Ксанкар, я не могу обещать вам поместье, но то что вам до конца жизни более не придётся грабить грабителей – гарантирую. Для этого вам необходимо сопроводить меня отсюда в Витарн. Причём тайно, окольными путями. Я ведь не от скуки выбрала путь через эти зловещие места, как вы понимаете.
Зерван выпрямился и задумчиво посмотрел на незнакомку:
-Деньги для меня значат немного - лишь бы хватило на ужин. Но дело не в этом. Я бы с удовольствием сопроводил вас куда угодно – но сейчас мой путь лежит в Монтейнкип. Мне нужно закончить одно дело.
Девушка раздражённо тряхнула кудрями, выбивающимися из-под бархатного плаща – она навряд ли привыкла слышать отказы:
-Вы можете закончить ваше дело позже. Или его закончат за вас нанятые вами люди. Вы, видимо, не узнали меня. Я – Лэйна, дочь короля Монтейна. Если вы сопроводите меня в Витарн – вас ждёт награда, которую вы себе навряд ли можете представить. Ваше дело не может подождать немного?
Дар речи вернулся к вампиру не сразу. Полминуты спустя он кивнул, соглашаясь:
-Да, вы правы, Ваше Высочество. Мне более совершенно нечего делать в Монтейнкипе. Могу я узнать, что заставило вас пробираться тайком по самым гиблым местам королевства?
Лэйна расхохоталась:
-Я сбежала, вот что. Какие бы там планы не строил мой отец насчёт моего замужества – я имею свои собственные! И уж этому убожеству из Кор-Гала в них места точно нету! Вот потому я и улизнула из летней резиденции в Каэрнкипском лесу. Проехала полдня лесом, вечером добралась до этих гор, устала крепко, и Мэв, - она ласково погладила кобылу по шее, – тоже. Но пришлось ехать всю ночь – ночевать в этих местах слишком страшно. Итак, сэр Зерван да Ксанкар, я правильно понимаю, что вы согласились меня сопровождать?
-Верно, Ваше Высочество. А что касается Тэй-Тинга, разве вы не знаете новостей?
-Да какие там новости? В Каэрнкипский лес новости доходят с опозданием, а папины прихвостни заботятся о том, чтобы я не знала ничего такого, что могло бы меня впечатлить. Тьфу. Пара напыщенных индюков. Не пойму, чем руководствовался мой отец, выбирая мне таких телохранителей. А что насчёт этого приблудного принца?
-Тэй-Тинг более не будет претендовать на вашу руку. Возможно, вам стоит вернуться обратно?
-Да низачто!-гордо ответила принцесса,-жребий брошен! А почему Тей-Тинг отказался от…
Вампир ухмыльнулся:
-Он не отказался. Он погиб.
-Поделом,-одобрила Лэйна,-я сразу его возненавидела, с первого взгляда. А ваша информация точна?
-Абсолютно. Я сам убил его.
Теперь дар речи временно пропал у принцессы.
-Что ж,-сказала она чуть погодя,-я по крайней мере надеюсь, это был честный бой?
Вампир рассмеялся:
-Не думаю. С ним было около семи десятков наёмников и гвардейцев. А я был один.
-Невероятно…-протянула Лэйна,-вы говорите на редкость невероятные вещи, сэр Зерван. Впрочем, я позже и сама узнаю, как было дело. Надеюсь, вы действительно так благородны, каким кажетесь. Но давайте отправимся в путь – за день хочется добраться до Зирааверд, а моя кобыла и без того устала.
-Вот это, к сожалению, невозможно,-ответил Зерван,-я смогу отправиться с вами в путь только когда минует день. А сейчас я вынужден устроиться на отдых в этих руинах.
-Ну что ж. Вы видимо, тоже устали. Только давайте устроимся во дворе – эти пустые чёрные проёмы окон меня пугают. Мало ли что там внутри может быть – вы же знаете, что рассказывают о этой крепости.
-Вы можете устроиться и во дворе, если трупы вас не пугают. А я должен прятаться внутри. Не пугайтесь, Ваше Высочество – я вампир.
Кровь отхлынула от лица принцессы Монтейна, девушка потянулась к сабле, которую уже успела спрятать в ножны.
-Я примерно догадываюсь, что вам рассказывали про вампиров, - спокойно сказал Зерван, - так что если вы откажетесь от моей компании – я пойму. И настоятельно советую не продолжать путь по этой дороге к Зирааверд. Если вы наткнётесь на какую-нибудь тварь, пирующую на трупах – помочь вам будет некому.
С этими словами он повернулся и двинулся к покинутой казарме. За спиной он услышал удаляющийся цокот копыт – принцесса покинула крепость, предпочтя продолжить свой путь на полузагнанной кобыле в сторону Горы Грома. Что ж. Не так уже и существенно, что несчастная лошадь вот-вот рухнет… Это так похоже на принцесс, подумалось вампиру.

* * *

Зиборн в невыразимом никакими словами бешенстве сорвал с головы стоящего рядом с троном гвардейца шлем и швырнул в барона ан Кварда, раскроив ему кожу на темени низко склонённой головы. Виконт ап Рауд, стоя рядом с ан Квардом на коленях, держался рукой за рассечённую метким броском скипетра щеку.
Король наконец сумел унять свои нечленораздельные вопли, но рыцарям, в ужасе склонившимся перед ним в ожидании самого худшего, от того, что они наконец поняли своего сюзерена, легче не стало.
-Идиоты! Недоумки! Сыть орков! Висельники проклятые!! Что значит «исчезла»?! Испарилась?! Улетела из своих покоев через окно?! Ушла по воде?! Отвечайте!!!
-Ваше Величество, Ваша дочь спустилась из окна по лозе, переодетая пажем,- пытаясь подавить предательскую дрожь в голосе, выдавил барон, - в ночь, когда в конюшне дежурил новый конюх, сослалась на важную весть от неё же Вам, забрала свою лошадь и ускакала на ней. Конюх не узнал её по голосу и не сообразил, что этот якобы паж взял кобылу Её Высочества.
-Идиот!! – завизжал король, - куда ускакала?!
-Не могу знать, Ваше Величество,-простонал в отчаянии ан Квард. Он уже чувствовал, как на его шее затягивается петля.
-Прошу прощения, Ваше Величество,-вклинился граф Диркхэм,- барон, а кто облачал кобылу принцессы в сбрую? Конюх?
-Нет, ваша светлость, она сама всегда надевала сбрую сама.
-Отлично. Ведь принцесса взяла именно свою сбрую?
-Истинно так.
-Превосходно,-потёр руки главный шпион Монтейна,-паж на кобыле в дорогой сбруе непременно обратит на себя внимание. Я немедленно разошлю своих людей, и они легко узнают, в каком направлении поехала принцесса Лэйна. И организуют погоню – теперь они имеют нужные полномочия. Видите, Ваше Величество, как хорошо, что вы одобрили моё предложение о введении особых полномочий для моих подчинённых…
-Увы,-вздохнул виконт, - всё хуже. Дорожное платье принцессы также исчезло – вероятно, принцесса переоделась как только выехала за ворота замка. Теперь она в дорогой одежде на дорогой лошади, и надень принцесса свой берет – её не отличить от богатого юноши, кои в королевстве не редкость.
Зиборн снова взвыл. Его единственная дочь сбежала неизвестно куда, неизвестно почему. Хотя почему – король догадывался, и уже в сотый раз проклял себя за то, что так бездумно сказал слова, которые теперь могут обернуться самым худшим образом. Лэйна оказалась вся в мать – такая же строптивая. Единственная черта, доставшаяся ей от отца – безрассудность – только усугубляла положение.
Король вновь обратил гневный взор на нерадивых вассалов:
-Значит так, безмозглые недоноски! Вон с моих глаз, и без моей дочери даже не думайте вернуться! Враз на дыбе очутитесь! Пшливон, шелудивые!!
-Полагаю, сии слова нашего короля отдают вас в моё полное распоряжение, - спокойно добавил граф Диркхэм, - посему жду вас в моём кабинете. С вашего позволения, мой король, я немедленно удаляюсь, дабы начать поиски принцессы. Я лишь осмелюсь задать один вопрос. Кто ещё, кроме Реннара из Витарна, мог бы прийтись по душе вашей дочери, сир? – с этими словами граф подал королю скипетр, который чуть раньше поднял с пола. Подал, вероятно, в сороковый раз за своё бытие графом при дворе Зиборна Второго.

* * *

Чуткий сон Зервана прервал шум, донёсшийся через окно со двора. Вампир встал со старого топчана в глубине старой казармы, сбросив с себя плащ и куртку, которыми накрывался, и обнажил мандалу. Он не мог пройти в соседнюю комнату, не говоря уже о том, чтобы выглянуть в окно – даже непрямой солнечный свет грозил ему крупными неприятностями. Но этого и не требовалось. Зерван и так превосходно знал, что именно являлось источником шума.
Быстро окинув взглядом помещение, в котором находился, вампир пришёл к выводу, что ему потребуется побольше места. Он достал флягу с кровью и сделал большой глоток, потом открыл ветхую, полусгнившую дверь, ведущую вглубь комплекса, и шагнул в темноту, когда в соседней комнате уже слышались шаркающие шаги.
Зерван прошёл два десятка шагов по тёмному коридору и оказался в небольшом зале – видимо, когда-то здесь обедали солдаты форта. Вот тут уже места было поболе. К тому же, никакой мебели не наблюдалось. Только факелы в держаках на стенах. Вампир поджёг по очереди восемь из них с помощью магии. Странно, конечно, что свежие факелы оказались в покинутой крепости, но времени на то, чтобы обдумать этот факт, уже не оставалось.
В дверях показался первый неясный силуэт. И судя по звукам – за ним идёт ещё двое. Зерван с досадой ругнулся – что за невезение! Начиная с судьбоносного сражения в катакомбах Жнеца, его преследовали сплошные неудачи. Тяжёлая рана и ожог, вынужденная подпитка человеческой кровью, которая сделала солнце смертельным для него по меньшей мере на пару недель, затем – происки неизвестного мага, погоня, бой, второй бой… Даже невероятная удача встречи с принцессой, которая избавила его от необходимости посетить столицу Монтейна и прокрасться в покои Лэйны для приватной беседы, не смогла прервать череду неудач. И вот теперь – очередная издевка судьбы. Трое из четырёх. Казалось, некая высшая сила постоянно норовит испытать вампира на прочность. Словно насмехаясь в ответ на некогда сказанные ним слова.
«Лучшей судьбы заслуживает лишь тот, кто готов за неё бороться».
И он боролся - вот уже пошёл восьмой десяток лет сплошной борьбы. И предстоявшая ему схватка с тремя восставшими мертвецами ничем особенным на этом фоне не выделялась.
Первым шёл бандит с разбитой конскими копытами головой. Пошатывающаяся походка, секира в свисающей, как плеть, руке, склонённая набок голова – вполне типично для того, кому ходить уже не полагалось, в общем-то. Мертвец смотрел вампиру прямо в глаза, губы скривились в гримасе злобы, горло пыталось выдавить навеки застрявшее в нём слово. Рука с оружием слегка отошла назад.
Вампир ожидал этого удара и легко ушёл от него. Быстрый ответный удар – и на голове зомби стало недоставать нижней челюсти. Мертвец этого, однако, не заметил.
Из-за спины мертвяка появился второй, с кровавым пятном на груди, замахиваясь саблей. Медленно, черезчур медленно. Неуклюжий зомби не имел никакого шанса достать того, кого и при жизни достать не сумел.
Однако Зерван не питал никаких иллюзий – бой будет затяжным, изматывающим. Сила, возвращающая покойников к жизни, точнее, к её кошмарной пародии, не имела ничего общего с магией некромантов. Мертвецы будут пытаться зажать своего врага в угол – это ведь не бездумные куклы мага. Их души остались в мёртвых телах – и разум тоже. Они сделают всё возможное, чтобы вампир присоединился к их компании в смерти.
Все трое развернулись в ряд по всей ширине комнаты и двинулись в атаку. Три шага – вот дистанция от стены к ближайшему зомби и между ними самими. Слишком мало, чтобы проскочить, не получив удара с двух сторон.
Зерван стремительно сместился в сторону, став лицом к лицу с бандитом, чей нос был вбит вглубь черепа. Как только двое остальных стали заходить с фланга, он выкрикнул заклинание, нанеся свирепый удар «Волной Гнева» и отшвырнув к стене сразу обоих. Безносый замахнулся дубиной, но промазал, моментально получив рубящий удар наискосок. Его левая рука упала на пол, а клинок мандалы, разрубив пару рёбер заодно, резко был выдернут из тела, увлекая по инерции и тело мёртвого бандита. В следующую секунду покойник уже лежал на полу лицом вниз.
Вампир нанёс сильный удар подкованным сапогом по шее мертвеца и сломал её. Затем повернулся к двум другим, поднимающимся с пола, и рубанул ближайшего по спине, пытаясь перебить хребет, но только надрубил его – противник оказался в кольчуге под рубахой.
Уйдя от атаки третьего, Зерван отпрыгнул назад и с досадой увидел, как безносый поднимался с пола. Его голова болталась на сломанной шее, но этого было недостаточно, чтобы отправить негодяя на вечный покой.
Следующие несколько минут длились, казалось, вечность. Не знающие устали, движимые неведомой зловещей силой, мертвецы по меньшей мере десяток раз гоняли вампира из одного конца зала в другой. Зерван отчаянно уклонялся, финтил и контратаковал, но будучи в меньшинстве и подуставшим за ночь, не добился ощутимых результатов. Бандит с разбитой головой потерял весь верх головы, включая левый глаз, заколотый хромал на обе ноги, а безносый, мотыляя головой, даже умудрился вскользь ударить вампира дубинкой. И все трое были полны решимости довести начатое до конца.
Ситуация усугублялась временем суток. Даже в помещении, куда не проникал ни единый луч солнца, вампир чувствовал его гнетущую ауру. Зервану и раньше было трудно бодрствовать в полдень, даже в безопасном укрытии, а теперь, вкусив человеческой крови, его чуствительность к солнцу возросла во много раз. День – не его время. Организм вампира даже не желал как следует усваивать выпитую кровь и таящуюся в ней могучую энергию, и с каждой минутой боя Зерван уставал всё больше. Его дыхание стало сбиваться – возможно, впервые за последние два десятка лет. Вот уже второй раз за последние дни он был близок к смерти как никогда. Только теперь ему неоткуда было высосать хоть каплю человеческой крови. Мертвецы не подходили для этого – их мёртвая, остывшая кровь сулила вампиру только муки, но никак не спасение.
Зерван хрипло зарычал и выкрикнул заклинание, обдав ближайшего мертвеца огненными брызгами. Тот неожиданно болезненно отреагировал на огонь – дёрнулся и рухнул на колени, содрогаясь в конвульсиях и панически пытаясь сбить огонь со вспыхнувшей куртки.
Вампир, опустошая до дна запас своей энергии, с яростным воплем отшвырнул двоих других заклинанием и опустился на одно колено, пытаясь восстановить дыхание и силы за эту короткую передышку. Если срочно не предпринять что-то, это будет последний его бой.
Он оглянулся в поисках выхода. Обратно в казармы? Там его моментально загонят в угол. Наружу? Смерть. Чуть более медленная но куда более мучительная. Вглубь комплекса? Рискованно, ведь Зерван не знал плана внутреннего устройства форта. Там может быть и второй зал, и тупик.
Зомби медленно поднимались на ноги, причём хуже всего это получалось у обожжённого, и цепкий ум вампира сразу же отметил это. Враг боялся огня – что ж, лучше такой вариант, чем вообще никакого.
Зерван отпрыгнул к стене и снял с держака факел, порадовавшись его увесистости, и ринулся в атаку из последних сил. Выпад заколотого он легко отбил клинком и изо всех сил обрушил на его голову пылающий факел. Зомби в немом вопле открыл рот, из которого сразу же полилась чёрная кровь. Воодушевлённый этим успехом, вампир нанёс мертвецу мощный удар ногой в грудь, отбросив на несколько шагов, и был вынужден отражать атаку двух других.
Каждое движение требовало всё большего усилия, ноги налились свинцом, воздух обжигал лёгкие огнём. Мандала, которая давно стала продолжением его руки, частью тела, вновь превратилась в тяжёлую и непослушную холодную сталь. А враги всё не унимались.
Ещё один мощный пинок – и безносый, взмахнув единственной рукой, отлетел назад, сбив при этом второго зомби, а Зерван оказался лицом к лицу с третьим противником, у которого не хватало нижней челюсти и верхней части головы.
Удар топора выбил оружие из руки вампира, но и зомби потерял равновесие. Зерван притянул к себе мертвеца правой рукой, а левой изо всех сил вогнал факел ему в голову ударом снизу. Пылающая головня с хрустом проломила нёбо мертвеца, прошла сквозь мозг и вышла из головы на месте отсутствующего куска черепа.
Мертвец застыл, его оружие со звоном упало на каменный пол. Мгновение постояв, он, словно бревно, рухнул навзничь, оставив факел, смердящий горелым мясом и мозгом, в руке вампира. Какая бы сила не приводила в движение бренное тело разбойника – воздействие огня оказалось сильнее. Наконец-то мёртвое тело стало по-настоящему мёртвым.
Зерван ухмыльнулся. Вот оно, уязвимое место врага. Он неспешно подобрал оружие и встретил ковылявшего к нему безносого точным ударом. Эльфийская сталь отсекла занесённую руку, и мёртвый бандит на миг, замер, соображая, что ему делать без рук. Секунду спустя он ринулся вперёд с широко раскрытым ртом, надеясь ухватить врага за горло, но вампир этого и ждал. Он точным ударом вогнал факел в глотку зомби, опрокидывая его на каменные плиты пола. Наступив на врага ногой, Зерван загонял палыющий факел всё глубже и глубже. Очень скоро факел погас где-то в желудке мертвеца, но дело своё сделал – против вампира остался только один противник – заколотый в сердце, который кое-как тащился к нему на подрубленных ногах, занося для удара дубинку.
За спиной вампира, где-то в глубине тёмных залов, слышался топот нескольких пар ног, но это уже было не так уж и важно. Зерван был выжат досуха – у него не оставалось ни силы тела, ни силы духа на новых врагов. Но этот бой он всё-таки доведёт до конца.
Собрав в кулак всю свою волю, вдохнув побольше воздуха в разрывающиеся от боли лёгкие, Зерван выбросил вперёд руку в магическом жесте и прохрипел заклинание, мгновенно окатив зомби волной пламени. Тот отчаянно задёргался в молчаливой, и оттого вдвойне жуткой пародии на движение горящего человека, а вампир медленно, с трудом переставляя ноги, добрёл, шатаясь, на расстояние удара мандалой. За спиной всё ближе стучали по полу ноги в сапогах из мягкой кожи. Что ж. Если это будет последний удар в его жизни – стоит завершить свой жизненный путь красиво, безукоризненным по исполнению ударом.
Сжав рукоять двумя руками, Зерван размахнулся и нанёс мощнейший удар с разворота. Он даже не почувствовал, как клинок прошёл сквозь шею мертвеца – только увидел, как горящая голова отлетела в сторону. Обезглавленное тело на миг застыло, а затем рухнуло, продолжая распостранять смрад горелой плоти.
Вампир ухмыльнулся: удар удался на славу, и не так уже и существенно, что на него ушли все остатки сил. Он медленно, волоча ноги, стал поворачиваться на звук шагов, чтобы встретить неизвестного противника лицом к лицу.
В дальнюю дверь ворвались три воина с длинными мечами в руках, в эльфийских доспехах и шлемах, но остановились, миновав дверной проём. Вампир молча смотрел на них, возвышаясь над догорающими останками мервецов, и плящущее пламя факелов отбрасывало на стены несколько гротескных теней.
-Не робейте, - тяжело, с натужным хрипом дыша, Зерван сумел выдавить едкую ухмылку, - я едва на ногах держусь, это хороший момент для лёгкой победы троих над одним. Кстати, с вашей стороны было очень мило подождать, пока я управлюсь с…
-Я бы с тобой и в одиночку управился,-перебил его мечник, стоящий справа,-но уже слишком поздно, Зэрувиель.
Вампир осёкся на полуслове. Он слышал этот голос в последний раз очень давно, но теперь узнал сразу. И всё понял.
Мир потускнел и исчез. Эльфийские мечники просто растаяли во тьме. Ничто более не существовало для Зервана...кроме одного. Широко раскрытыми глазами, ещё не веря в происходящее, он смотрел как стоящий посреди воин снимает шлем-маску и чёрные, словно крыло ворона, волосы рассыпаются по причудливых завитушках эльфийских наплечников, обрамляя прекрасное, слегка скуластое лицо с чуть раскосыми глазами цвета янтаря. Сердце защемило, обливаясь кровью, как семьдесят два года назад, в час разлуки. И тихий, мелодичный голос донёсся до него как будто сквозь вечность:
-Вот и встретились мы, Зэрувиэль, любовь моя!
-Таэль…- беззвучно прошептал Зерван за миг до того как его сознание погасло.

* * *

Сейинхе шевельнулась и застонала. Тонкая соломенная подстилка ничуть не смягчала жёсткость холодных сырых камней камеры, её избитое тело никак не могло устроиться хоть немного удобнее. Ей было холодно, мучительно больно и тоскливо. Страха баньши не испытывала – она уже знала, что умрёт. И теперь только надеялась, что страдать осталось недолго.
Когда её швырнули в крохотную камеру в самой глубине темницы, то даже не подумали снять кандалы и цепи. А если и подумали, то не рискнули. И конечно же, никто не позаботился о том, чтобы накормить пленницу. Мутная похлёбка, которую с радостью хлебали узники соседних камер, одним своим видом вызывала у Сейинхе тошноту, а вода, хоть и относительно чистая, не могла унять Жажду.
В последний баньши пила кровь куда больше недели назад, когда встречалась с Зерваном в предпоследний раз. Ей бы той порции хватило надольше вдвое, но только если бы её так не избили, когда схватили. И теперь измученный, обессиленный организм, исчерпав все запасы в попытке хоть немного залечить раны, страдал от голода и Жажды. Несколько раз в приступе алого безумия Сейинхе бросалась на прочную железную дверь, стоило кому-то из стражи пройти мимо её камеры, но это не принесло ничего кроме мучительной боли и новых ушибов. А теперь сил не оставалось даже на это.
Зерван… при воспоминании о нём уходили боль и отчаяние. Зэрувиэль, милый Зэрувиэль, самый странный, самый неожиданный и самый лучший из всех мужчин в её жизни. Тот, кем она жила и дышала последние несколько лет. Тот, кто стал лучиком света для баньши, которой больше не суждено увидеть солнце иначе, как в смертный час. Тот, из-за которого она и оказалась здесь.
Сейинхе не винила Зервана. Он не в ответе за подлость людишек, слишком убогих, чтобы тягаться с её возлюбленным честно. Людишек баньши, впрочем, тоже не винила – что с них взять? Как были плохо говорящим скотом, так и остались. За редчайшими исключениями вроде Зервана, хотя последний, если вдуматься, уже давно не их племени.
И вместе с мыслями о вампире приходила ещё одна, самая страшная и мучительная мысль. Сейинхе боялась только одного – что Зерван всё-таки придёт. Либо поддавшись на ультиматум Зиборна, либо пытаясь спасти её силой. В одиночку он только погибнет понапрасну – людишек слишком много даже для него.
А ещё Сарвааль, её брат, оставшийся в Эмельнеймском лесу. Он тоже наверняка придёт мстить, убивая людишек на лесных дорогах. Зачем? Скольких он бы ни убил – это не вернёт ему сестру. Только запятнает кровью, пускай и человеческой, руки и душу. Это при условии что его самого не убьют.
Сейинхе уронила голову на подстилку, моля богов, чтобы они забрали её как можно раньше.


Глава 11: Чёрный король, белый ферзь.

Вампир открыл глаза, пытаясь вспомнить, не приснились ли ему последние события, и ощутил, что его держат за руку. Он повернул голову.
Да, она была здесь, у его постели.
-Ты не сон,-прошептал Зерван, протянув руку и коснувшись щеки своей возлюбленной.
-Нет, любовь моя, это не сон. Мы встретились наяву. Судьба сжалилась над нами и позволила свидеться вновь,- Таэль склонилась над ним и нежно поцеловала.
Зерван тонул в её глазах, в запахе его волос, нежность и любовь захлёстывали его. Больше не было ни долгих лет разлуки, мук, страданий. Всё это больше не имело никакого значения. Они вновь были вместе, и им не было никакого дела до всего мира.
Вампир стянул через голову рубашку, мимоходом отметив, что это не его рубашка, испачканная в пыли и крови в прошедшую ночь, и что сам он был чистым и благоухающим, но не стал ничего спрашивать. Даже если бы это и было важно – подобные детали могут подождать час. Или два. Или вечность. Он сделал привычный жест, погасив свечи на столе, и притянул Таэль к себе.
Несколько часов спустя они лежали, обнявшись, и молчали. Зерван странно себя чувствовал – как будто и не было семи десятков лет разлуки. Он был абсолютно умиротворён и счастлив, лаская стройное, сильное тело своей возлюбленной. Но что-то было не так. Что-то неприятное занозой сидело в самом сердце. И немного поразмыслив, Зерван понял, что именно. Страх. Страх, что Судьба вовсе не сжалилась над ними, а просто готовится к очередной пытке.
-О чём ты думаешь?-нарушила молчание Таэль.
Вампир не ответил – вместо этого поцеловал эльфийку. Делиться своими страхами он не хотел. Но молчать вечно тоже было нельзя.
-Ты повзрослела,-сказал Зерван чуть погодя.
-Не без этого,-согласилась Таэль,-мне теперь сто восемнадцать. Девчонка, по нашим меркам. Только вот теперь мы раньше взрослеем…
В воздухе повисла неловкая пауза.
-А я постарел,-усмехнулся вампир,-мне сто четыре, и по нашим меркам я древний старик…
-Это несущественно. Я всегда говорила, что вы, люди, такие примитивные оттого, что мало живёте. Ваши души навряд ли сильно отличаются от наших, но вы стареете и умираете, не выйдя из младенческого возраста. И ты был одним из немногих, про кого нельзя так сказать. Тебе не повезло – ты должен был родиться эльфом. Что ж, каким бы ужасным явлением ни был бы вампиризм – он дал тебе то, чего так не хватало – долголетие.
-А это ничего, что когда мы расставались, я был человеком, а теперь стал вампиром?
-Для меня – ничего это не значит. Если бы меня волновали такие мелочи – я бы вообще не смогла бы полюбить тебя, человека. Я люблю тебя за то, что ты такой как есть, а не за то, кто ты есть.
Вампир покрепче прижал Таэль к себе.
-Что ж,-проворковала она,-расскажи, как ты жил все эти годы.
-Я жил все эти годы без тебя,-вздохнул Зерван,-что тут ещё добавить? Без надежды. Без проблеска. Только одно было хорошо – что война между Кланами и Эренгардом произойдёт без меня, думал я. Хорошо что она вообще не произошла.
При этих словах эльфийка вздрогнула.
-В общем, так я и жил,-продолжал вампир,-без надежды, одним днём, точнее, одной ночью. По колено в грязи и крови, иногда своей, иногда чужой. Знаешь, это непередаваемый кошмар – кем я был и кем стал. Часто думал о прошлом и никогда – о будущем. У меня его просто нет.
-Тут мы похожи,-вздохнула Таэль,-не сказать что у меня не было будущего… Просто ничего хорошего я от него уже не ждала. Я думала, что ты мёртв. Я ведь тоже жила эти годы без тебя, но если ты знал, что я жива, то я была уверена, что тебя больше нет. Лишь несколько дней назад на нас свалилась, как гром с небес, весть о том, что ты обьявился у Зирааверд.
И я тоже часто думала о прошлом. О том, как поступил ты и как поступили с тобой. Ты пожертвовал всем, даже мной, ради своего короля. А он тебя предал – тебя, своего самого верного соратника. Такой жуткий поступок для нас, эльфов, просто за пределами понимания…
-Ну так я немного исправлю твоё общее мнение о людях,-ответил Зерван,-как ты думаешь, почему я остался в живых? Моя казнь была просто трюком. Линдар на самом деле не казнил меня, а вывез тайно за пределы королевства. Так что ты была несправедлива к нему.
Эльфийка удивлённо приподняла брови:
-Признаться, да. Такого поступка от человеческого короля я действительно не ожидала.
-И ещё одна вещь, о которой я никогда не говорил тебе. Дело не в короле. И не в какой-то там присяге. Я – рыцарь. Это было предопределено с рождения – тебе быть княжной Этиан, а мне – человеческим рыцарем. Это не только приставка «сэр» к имени. Это способ мышления. Образ жизни. Я вырос, мечтая, как буду сражаться со всякой нечистью, драконами и прочими чудищами, угнетающими простолюд. Однажды мне пришлось освобождать лесную дорогу, которую перекрыла мантикора, убившая лошадь и пирующая аккурат посреди дороги. И множество людей застряло на этой дороге – либо бросай добро и беги прочь, либо прячься под телегу с зерном и надейся, что чудовище наестся и улетит само. И я как раз ехал по той дороге в столицу – поступать на службу королю. Я ещё не был рыцарем – но помню, как на меня смотрели люди, когда я обьявил, что убью монстра и спасу их. Я давно забыл все свои ощущения и переживания от схватки с мантикорой – но что я чувствовал, выходя на бой, не забуду никогда. Глаза людей, светящиеся надеждой, смотрели на меня – и делали меня втрое сильнее. Этого нельзя забыть. Вот потому мы и расстались в тот недобрый час. Я понимал, что война неизбежна. И выбора у меня не было. Я не короля защищал. Не королевство. Это понятия, бессмысленные без простолюда, живущего в этом королевстве и подчиняющегося королю. Я должен был защищать простолюд.
-Я знаю,-сказала Таэль,-я тоже никогда не говорила тебе, что знаю всё это. Это как раз одна из твоих черт, выделяющих тебя среди других людей. Впрочем, мы медленно, но уверенно скатываемся к разговору о том, кто прав и кто виноват. Давай сменим тему?
-Да с удовольствием,-согласился Зерван,-теперь ты расскажи мне, как ты жила всё это время…
-Не выйдет. Ибо стоит мне начать рассказывать – мы тотчас же вернёмся к теме противостояния людей и эльфов. Ты, став вампиром, покинул Эренгард, и на этом война для тебя закончилась. Но для меня – нет, ведь я-то никуда не подалась в странствия.
-Ты права. Меня до сих пор мучат тени прошлого, и глубоко в сердце засел страх, что всё это,-он обвёл рукой комнату,-ненадолго и нереально.
-Вполне возможно. От Судьбы не уйдёшь. Ты голоден, любовь моя?
Вампир кивнул:
-Да, есть немного.
-Тогда идём, для нас уже давно накрыт стол. Ты оправился от боя с мертвецами?
-Как только увидел тебя рядом – оправился сразу, - игриво ответил Зерван.
-Я заметила это, - хихикнула княжна, - я зажгу свечи, чтобы мы могли одеться.
В тот же миг свечи вновь загорелись – Таэль подожгла их даже без жеста. Впрочем, она всегда была сильной волшебницей, как и любая высокородная эльфийка из Солнечного Народа.
Вампир нашёл возле кровати одежду – брюки, рубашку и мягкую обувь, приготовленную для него кем-то из слуг, и быстро оделся.
Они вышли из спальни, оказавшись в большом зале с невысоким потолком.
-А где это мы?-спросил Зерван,-уж не…
-В той самой крепости, в её подземных казематах,-донёсся сзади знакомый голос.
У двери стоял, опёршись на косяк, старый знакомый Зервана – высший эльф по имени Силорн, один из приближённых Таэль и по совместительству её телохранитель. Он был облачён в кольчугу, за его плечами виднелась рукоять мандалы – почти такой же как и клинок Зервана. Силорн мрачно взирал на вампира, не скрывая недружелюбия.
-Похоже, ты не рад, что зомби не растерзали меня,-ухмыльнулся Зерван,-хотя, помнится, когда мы расставались, ты сам мечтал меня прикончить на поле битвы. С тех пор что-нибудь изменилось? Ах, я же забыл, что я теперь вампир…
-Это не имеет никакого значения, - спокойно ответил эльф,- только к фляге не забывай вовремя прикладываться. Она вон там.
Вампир проследил в направлении взгляда Силорна и увидел свои вещи, сложенные возле стены. Затем снова повернулся к эльфу.
-Тогда в чём дело? Прежде ты меня хоть и недолюбливал, но не смотрел с такой злостью. У нас при расставании осталось недомолвки?
-Нет. При расставании мы всё друг другу сказали, я бы счёл честью встретиться с тобой на поле боя. Но вот самое большое зло моему народу ты сделал как раз после того, как исчез.
-Силорн!-возмущённо воскликнула Таэль,-что ты несёшь?!
-Ты прекрасно знаёшь, что я несу, моя госпожа,-ответил эльф,-мне был задан вопрос, и я ответил на него. Ты же не потребуешь от меня лгать или избегать ответа, как это делают люди?
-Похоже, без разговора начистоту не обойтись,-мрачно подытожил вампир,-что ж, если сейчас ночь, мы можем пойти наружу подышать воздухом… Тебе достаточно бросить мне вызов.
-Вы с ума посходили? Я запрещаю!!-воскликнула эльфийка.
-В этом просто нет смысла,-спокойно ответил Силорн вампиру,-если бы я раньше знал, чем всё закончится – я бы сделал всё, что мог, чтобы убить тебя. Как угодно, хоть в спину кинжалом – свои честь и жизнь я бы положил на алтарь благополучия моего народа. Но тогда я не знал – я не провидец. А теперь – теперь уже просто поздно. Так что если желаешь разговора начистоту – мы можем просто выйти в другую комнату. И я расскажу тебе, причиной чего ты стал, пусть даже не желая того. И не смотри на меня так, госпожа,-повернулся эльф к княжне,-он всё равно узнает это. Я просто избавлю тебя от необходимости говорить всё это самой.
-Любимая, я оставлю тебя… ненадолго. Я не люблю недомолвки и незаконченные дела,- хмуро сказал Зерван.
Та только махнула рукой:
-Незачем. Я и сама всё тебе расскажу. Силорн, выйди за дверь зала и проследи, чтоб никто больше не вошёл.
-Слушаюсь,-коротко ответил эльф и направился к выходу.
Таэль сделала приглашающий жест рукой в сторону стола, на котором горели свечи и стояло немало вкусных блюд. Но в этот раз Зерван остался равнодушен к изыскам эльфийской кухни.
-Что ж, - сказал он, усевшись в кресло,-рассказывай. Мне не терпится узнать те преступленья против твоего народа, которые я совершил, даже не подозревая об этом.
-Это не ты их совершил.
Глаза Таэль наполнились невыразимыми муками – тоской, печалью, стыдом. Несколько раз она пыталась заговорить – это не сразу ей удалось. И неудивительно: то, что княжна всё же нашла силы сказать, прозвучало неожиданно, дико и страшно.
-Это я их совершила. Я боялась. За тебя. Боялась, что ты погибнешь. И потому – именно потому – война не состоялась тогда. Ты нашёл в себе силы наступить на горло своим чувствам и встать по другую сторону разделившей нас бездны, повинуясь зову долга. А я… а я оказалась слабой. Я не смогла. Это я устроила так, чтобы война тогда не состоялась. И неважно как. Я знала, на что иду. Знала, что обрекаю свой народ ещё на тридцать шесть лет страданий и жизни в бесплодных горах и тёмных пещерах, словно дроу. Без клана Этиан другие кланы не смогли начать то, что планировалось.
Вампир ошарашенно открыл рот, но Таэль, сделала предупреждающий жест, не дав ему сказать ни слова.
-У меня был план. Блестящий план. Ждать новой возможности, чтобы вернуть себе Солнечную Равнину, предстояло тридцать шесть лет. И за эти тридцать шесть лет ты бы постарел, и не смог бы принимать участие в битвах. У меня был тайный план, как сделать, чтобы к тому времени ты стал губернатором где-нибудь на орочьих границах – далеко от того места, где вспыхнет война. И тогда я бы не боялась встретить тебя на поле боя и увидеть твою смерть. И ради этого… Ты уже знаешь, что я сделала ради этого. Я никогда не прощу себе своей слабости. Своего преступного эгоизма. Ну а потом…Потом я узнала о твоей «смерти». И поняла, что всё было напрасно. Но было уже поздно. Момент для начала войны был упущен.
Вампир удручённо молчал. Он ожидал услышать практически что угодно – но не это. В комнате повисла гнетущая тишина.
-Да уж,-нарушил молчание Зерван,-ты теперь здесь в изгнании?
-Нет, я по прежнему княжна Этиан. То, что ты услышал, знаем только мы и Силорн. Он был единственный, кто догадался.
Вампир наколол на вилку кусок мяса, вареного в вине, и принялся задумчиво жевать. Таэль молча сидела, в который раз снова и снова переживая своё преступление против народа, княжной которого была.
-Я только одного не понял. Почему именно тридцать шесть лет? Ведь прошло семьдесят два…
-А тридцать шесть лет спустя всё пошло прахом ещё раз – но уже по не зависящим ни от кого причинам. И мой народ был обречён ещё на тридцать шесть лет жалкого существования. Многие умерли. Многие, отчаявшись, спускались с гор на Солнечную Равнину, чтобы найти смерть в бою и умереть на родной земле. Вот что я натворила. Этого бы не было, если бы я была такой же сильной, как ты.
Кусочки мозаики вертелись и плясали перед глазами Зервана, постепенно складываясь в картинку, весь ужас которой ему даже было трудно себе представить. Он, Зерван, был прав. Судьба вовсе не закончила играть с ними. Наоборот, она готовила для них повтор самой страшной в их жизни пытки.
-Тридцать шесть лет спустя после нашей разлуки наступил второй удобный момент, но был упущен. И с тех пор прошло ещё тридцать шесть лет, - медленно выговорил вампир, - только не говори мне, что удобные моменты для войны наступают каждые тридцать шесть лет и что вы вновь собираетесь развязать бойню…
-Это именно так и есть, любовь моя,-печально произнесла княжна.
-Это безумие!-взорвался Зерван, в бессильной ярости сметя со стола несколько тарелок,-это трижды проклятое безумие! Ещё тогда, семьдесят два года назад, у вас просто не было шансов!! О чём ты думала? Ну тебе это простительно, ты же девчонка, как сама сказала, но как и чем думали ваши старейшины? О чём думал Совет Князей? Там же двадцать четыре седые эльфийские головы – неужели ни в одну не пришла мысль о том, что вам нечего противопоставить людям?! Вы проиграли Войну за Господство одиннадцать веков назад, пребывая на пике могущества, и с тех пор только слабели! Как воевать?? Чем? Кем? Вас меньше раз в сто, чем людей! Вы не умеете сражаться «стенка-на-стенку», для вас война – это множество дуэлей одновременно, а мы привычны драться единым строем.
Он в отчаянии воздел руки к небу, словно взывая к богам:
-Ну почему вы не поймёте, что мир –ваше спасение, а война – ваш приговор? Почему нельзя закончить эту войну и жить в мире? Вы всё ещё не способны принять то, что мы равны вам?
-Нет, мы уже поняли всё это. Но скажи, любовь моя, каким ты видишь мир? Точнее, каким ты видишь его начало? Ты же не полагаешь всерьёз, что мы приползём к вам на коленях и будем просить мира? Ты прав, конечно. Воевать нам уже некем. Но мы и не собирались вести обычную войну.
Зерван устало опустился на стул.
-Сдаюсь. Логика эльфа не поддаётся человеческому разуму, даже такому старому, как мой.
-Ты просто не всё знаешь. Если б знал – всё бы понял. Как ты думаешь, почему именно тридцать шесть лет? Это период между двумя моментами, когда планеты становятся в определённом порядке. Что, в свою очередь, позволяет запускать на полную силу один древний артефакт. Ты не задумывался – почему покойники в Мёртвых Горах возвращаются к жизни?
-Вот как?-насторожился Зерван,-и почему же?
-Всё дело в этом артефакте. Это громоздкое сооружение, построенное в недрах этих гор неизвестно кем и неизвестно как давно. Всё, что оно делает – это препятствует душе попасть в иной мир, куда обычно уходят души умерших. Здесь, в горах, скитается множество тех, кто после смерти не смог попасть по назначению – в виде мертвецов или в виде призраков. Те, с кем ты сражался недавно, теперь сами стали призраками – ведь их оболочки ты разрушил окончательно.
Зерван только удивлённо приподнял брови. Определённо, то, что он слышал, было крайне удивительно и так же крайне скверно пахло.
-Раз в тридцать шесть лет,-продолжала тем временем княжна,-это сооружение накапливает достаточно энергии, текущей в наш мир свыше, чтобы расширить своё влияние далеко за пределы гор. И чтобы это сделать, необходима сила четверых магов, и пятый маг, который будет контролировать магические потоки. И тогда станет возможным управлять артефактом, расширить зону его воздействия в нужном направлении. На Эренгард и Монтейн. И очень скоро Солнечная Равнина наполнится живыми мертвецами, а люди будут вынуждены бежать. И тогда мы вернёмся обратно на нашу землю.
-А мертвецы?
-Когда планеты сместятся, сила артефакта иссякнет, души вновь будут свободны и покинут свои мёртвые оболочки. Нам останется только прийти и начать строить новую жизнь нашего народа.
-Ага, как же,-фыркнул Зерван,- против вас ополчатся все соседние королевства, а также беженцы. Люди снова вернутся и утопят вас в крови. Этого ты добиваешься?
-Они не вернутся. Мы объясним людям, что к чему. Вздумай они снова прогнать нас с нашей земли – через тридцать шесть лет мы превратим в большой могильник все окружающие королевства.
-Я просто не верю своим ушам. Это чудовищно!
-Я знаю, - согласилась Таэль, - но ведь ты бывал в наших поселениях, когда мы ещё надеялись быть вместе. То, что ты видел – не чудовищно? Дети, больные цингой, молодёжь, умирающая от болезней в юном возрасте – это как назвать?
-Вам давно следовало предложить мир Эренгарду и Монтейну! Ваше упрямство просто невероятно!-воскликнул Зерван.
-Мы и предложим. Как равные равным. Но именно предложим, а не будем выклянчивать для себя лоскуты земли и место под солнцем. Мы не упрямы – просто у нас осталась гордость. И кстати, любовь моя. Это шанс. Шанс для нас с тобой.
-Каким образом?-устало спросил вампир, - ты, верно, забыла, что кроме всего прочего, на наш брак наложил вето Совет Князей. И это оказалось для тебя просто-таки непреодолимым препятствием! Хотя я бы без колебаний пожертвовал бы всем, что имел, оставил бы и замок, и имение, и титулы, лишь бы отправиться с тобой куда-нибудь далеко-далеко, где не было бы ни эльфов, ни людей, ни гордости, ни амбиций. Где не было бы войны и прочих бед. Где были бы только мы. Ты и я. Но ты не смогла…
-Да, любовь моя, это так. Но я не могла. Твой король назначил бы нового графа да и дело с концом. Но я – княжна Этиан. Я не могла отказаться от титула – иначе линия правителей Этиан оборвалась бы на мне. А это был бы конец клана. Ведь у нас многое не так как у вас…
-Тебе следовало родить ребёнка и отказаться от титула в его пользу,-заметил Зерван.
-Это не было возможно. Ребёнок должен был быть рождён только в браке с эльфом. А княжна Этиан не может выйти замуж дважды. Согласись я на брак – ты был бы навсегда потерян для меня.
Вампир устало потёр виски:
-Да уж. Против нас весь мир. И я, признаться, не вижу тут никакого шанса…
-Но он есть,-лукаво улыбнулась эльфийка,-ведь тебя теперь не держит присяга. А у нас есть очень старый обычай. «Тот, кто в час бранный станет в ряды Народа Солнца для битвы с его врагами, навеки станет братом каждому Сыну Солнца и каждой Дочери Солнца»,-продекламировала она.
-А теперь обьясни попроще для неотёсанного людишки,-попросил Зерван.
-Всё просто. В предстоящей войне тебе достаточно один раз вступить в бой на нашей стороне, чтобы формально стать братом любому из эльфов. То есть – самому стать эльфом. После этого Совет Князей просто не сможет наложить вето – ведь княжна вольна сама выбирать себе мужа из своего народа. К коему ты будешь принадлежать.
-Ты хочешь, чтобы я выступил на стороне эльфов против людей? Против своего народа? -недоверчиво спросил вампир.
-Против твоего народа? Ты не человек больше. Ты вампир, которого любой из так называемого твоего народа с радостью предаст огню. Ты изгой. И народа у тебя больше нет. Твой народ, за который ты был готов пойти на смерть и любые муки, отрёкся от тебя. Разве не так?
-Нет, не так, - возразил вампир,-я кем был тем и остался. Самим собой. Зерваном да Ксанкаром. Но… времена меняются, не стоит ли тебе пересмотреть свои идеи насчёт нового витка кровопролития? Я понимаю, отказаться от старых планов трудно, но… Когда-то я и представить не мог, что буду появляться в поселении баньши без опасения за свою жизнь. Когда-то я не мог и подумать, что короли будут ходить ко мне на аудиенцию. Да, любовь моя, я вполне в своём уме! Времена меняются. То что было невозможно даже представить вчера – то уже обыденность сегодня. В частности,-тут Зерван помрачнел ещё больше,-я и подумать не мог, что клинок, выкованный для меня твоим отцом, обагрится кровью твоего же народа…
-Что? – побледнела Таэль.
-Я встретил в лесу эльфа с вытравленной татуировкой клана. Словом, у нас не вышло разойтись мирно, - и вампир поведал княжне о роковой встрече в лесу на пути к Ведьмину Камню.
-А я-то думала, что же случилось с Ангейро… Ну, ты его не убил всё же, а дуэли раньше случались и у нас,-сказала, успокаиваясь, Таэль,-так или иначе, ты оставил ему выбор. И смерть он выбрал сам.
-Верно. Правда, ты забыла, что альтернативой я ему оставил только пытки палача.
-Неважно. То, что сделал ты, просто пустяк по сравнению с тем, что сделала я. У каждого из нас будет теперь тайный секрет. Это – наш шанс. То, о чём мы так мечтали, теперь больше не сон.
-Знаешь, - произнёс тихо вампир,- наверное, это не ты слабая. Это я слабый. Я не могу пожертвовать своим народом, как это сделала ты. Я не упрекаю тебя ни в чём. Не нам судить друг друга. Ты теперь каждый день вспоминаешь свой поступок, и я не знаю, как ты смогла с этим жить. Я бы не смог. Я не могу так. Я уже по самое горло сыт убийствами – только за сегодня я убил тринадцать человек, хоть и не всех своими руками. И так постоянно. Месяц за месяцем, год за годом. Семьдесят два года по колено в крови. Я устал. Это слишком для меня. А теперь ты предлагаешь мне ещё одну войну. Я не могу. Ни принять в ней участие, ни допустить. Я знаю, судьба вновь свела нас, чтобы заставить страдать.
-Тогда, возможно, ты знаешь не всё. Мы встретились не для того чтоб вновь расстаться.
От этих слов по спине Зервана побежали мурашки. Он боялся спросить – но спросил.
-Тогда…для чего?
-Для того чтобы один из нас убил другого,-печально произнесла княжна, и тихие слова прозвучали в пустоте зала покинутого замка, словно приговор.

* * *

Реннар был разбужен своим старым камердинером посреди ночи.
-Довиус, в чём дело? –сонным голосом спросил король, хотя знал, что верный слуга не разбудил бы его просто так.
-Мой король, прибыл гонец из Монтейна. У него дурные вести: принцесса Лэйна сбежала из летней королевской резиденции.
-Сбежала?!! С какого испуга?? Куда??
-Того никто не знает – я говорю вам лишь то, что на словах поведал гонец. Вот письмо, не извольте трудить глаза, мой король, я сам его вам прочту.
Довиус на глазах Реннара сломал печать и принялся читать при тусклом свете свечи:
-Мой венценосный собрат, в сей недобрый и смутный час я как никогда нуждаюсь в вашей помощи. Дорогая нам обоим моя дочь сбежала из летнего дворца в неизвестном направлении, и вполне вероятно, что именно в Витарн. Не исключено, что она уже находится на территории вашего королевства. Нужно ли говорить, что Лэйна может стать жертвой разбойников?..
-Дай-ка сюда, - потребовал Реннар, - я должен видеть это своими глазами.
И он впился глазами в строчки, выведенные ровным почерком королевского писаря, пока старый слуга суетился, зажигая новые свечи.
Несколько минут спустя король отложил письмо.
-Проклятье, всё гораздо хуже чем тут написано. Зиборн Второй просит, ты только вдумайся, просит! «Мой венценосный собрат!» Ха, да он самый заносчивый из всех королей, с кем я знаком лично, он бы никого не назвал собратом, так как это предполагает равенство.
-И что вы намерены предпринять, мой повелитель?
-Направить второй и третий гвардейские полки на границы с Монтейном. И Паладинов Витарна тоже, и немедленно. Их задача распугать и разогнать всё отребье, что там ошивается. Вот только не пойму, почему сбежала Лэйна? Ведь к тому времени Тэй-Тинг был мёртв!
-Она пребывала в летней резиденции, и вероятно, люди Зиборна ограничивали поступающую туда информацию,-подсказал камердинер.
-Как похоже на старого хрыча, - вздохнул Реннар, - а касательно вампира Зиборн больше ничего не сообщил?
-Зиборн – нет, мой король. Но буквально через час после того, как вы направились в опочивальню, прибежал какой-то маг, с известием для вас. Он получил весть от другого, неизвестного ему мага, вместе с приказом немедленно сообщить вам. Но поскольку известие было малопонятным и на тот момент таким, которое ничего не меняло, я не счёл возможным вас тревожить…
-Какого демона, Довиус, выкладывай немедленно!-взвыл король.
-Слушаюсь. Вампир Зерван да Ксанкар был замечен отправившимся в Мёртвые Горы со стороны Зирааверд, и по его следу отправился отряд охотников. Весь отряд угодил в ловушку, расставленную вампиром, и был перебит, за исключением одного человека, Чёрной Райлы, которую Зерван да Ксанкар пощадил. Навстречу вампиру со стороны столицы тайно отправлен отряд Рыцарей Белой Розы. Когда вампир будет убит и сердце Жнеца будет в руках славных рыцарей сего ордена, оно может быть тайно доставлено в распоряжение короля Витарна. При условии, что король Витарна Реннар Справедливый заключит новый контракт с Орденом Белой Розы сроком на сто лет. Конец сообщения. Это всё, мой повелитель.
-Проклятье! И это ты мне не сообщил тотчас же?! Довиус!! Ты ещё моему отцу служил с его отроческого возраста, но то что ты сейчашь делаешь, непростительно!! Как можно было медлить, когда…
-Я не медлил,-смиренно отозвался старый слуга,-я тотчас же отправил гонца в ближайшую цитадель ордена на территории Монтейна, дабы их Архивариус наискорейшим образом прибыл в Витарн для заключения контракта. Для сего вам незачем было прерывать отдых.
Реннар немного помолчал. Довиус оказался на высоте, как всегда, предвосхитив решение своего короля. Что ни говори, а могущество любого короля немало зависит от таких преданных, умных и расторопных слуг.
-Хм…тогда всё превосходно, Довиус. Благодарю.
-Для меня великое счастье служить вам,-коротко ответил тот.
-Дай-ка мне халат. Надо поразмыслить. И распорядись подогреть мне грога.
Реннар уселся в кресло, стоящее напротив открытой балконной двери, задумчиво глядя в ночное небо.
По всему видать, что вампир таки нарушил договор и решил отнести голову Зиборну. Проклятье, этого вполне можно было ожидать от него. Да что там от него – от любого. Отдать заветную вещь тому, кто заплатит больше всего – закон рынка, а уж в рынке и торговле король отлично разбирался.
Что ж, ситуация прояснилась, события близятся к развязке. И похоже, развязка будет самой что ни есть благоприятной, если только Лэйна найдётся живой и невредимой. Конечно, Орден наверняка потребует просто таки грабительского контракта, но это не столь уж важно. Возможно, позже Реннар найдёт способ выгнать их повторно – он и раньше не был ими доволен, а теперь, оказывается, двуличные ублюдки с розой на гербе попросту предали своего короля, с которым также в своё время заключили контракт и которому присягнули на верность, за его спиной договорившись с другим королём, и всё только ради расширения своего влияния. Ради денег и власти. Что тут скажешь – лживые твари, не держащие слова, да и только. Как, впрочем, и мошенник-вампир.
Рядом с королём на столик бесшумно опустился поднос с бокалом горячего грога.
-Благодарю, Довиус. Ещё вот что. Магу, что принёс весть, заплатить пятьдесят флоринов. И он должен молчать. Если скажет кому-либо хоть слово - головой поплатится.
-Будет исполнено, мой король.
Прихлёбывая горячий напиток, Реннар вдруг подумал, что он сам приказал обьявить вампира в розыск ещё до того, как узнал о его обмане.


Глава 12: Всадники в ночи.

-Ты рехнулась,-тихо, уже не веря в свои слова, сказал вампир,-ты не в своём уме. Ещё двадцать секунд назад ты сказала, что это наш шанс быть вместе, а сейчас говоришь ужасные вещи таким тоном, как будто знала это давно.
-Я знала это, как только встретила тебя сегодня,-тихо ответила Таэль,-я говорила о надежде для нас так, как утопающий хватается за соломинку. Но я знаю тебя слишком хорошо. Ты не согласился с этим, и я это предвидела. Ты сделаешь всё, чтобы остановить войну. Независимо от того, чего это будет стоить тебе и мне. Это ещё одна твоя черта, за которую я люблю тебя.
-Бред. Бред! А ты тут при чём? Почему я должен убить тебя? С таким же успехом я должен убить каждого из Солнечного Народа! Да если на то пошло, можно, например, убить кого-либо из тех магов, которые будет управлять артефактом… Прости. Я говорю дикие, страшные вещи…
-Ты говоришь то, что думаешь. За это не нужно извиняться. Вот чего ты не знал, Зэрувиель, так это того, что один из этих магов – я. Именно я буду управлять потоками энергии. Войны не будет, если не будет меня. До остальных магов тебе никак не добраться, да и их можно заменить. А меня – нет. Твой единственный способ не допустить то, что мы задумали – убить меня.
-Ты просто могла бы этого не говорить! – воскликнул вампир.
-Я очень многого тебе не говорила. В этот раз между нами всё должно быть открыто. Никаких более недомолвок. Считай, что это всего лишь ещё одна небольшая жертва моей любви. Даже не скажи я тебе – всё было бы ещё хуже. Когда ты наконец узнаешь, что за всем этим стояла я – ты простишь мне десятки тысяч смертей?
-Ты не должна этого делать!
-Я не хочу. Но в том и беда, что я должна. Я не должна была откладывать это на семьдесят с лишним лет и подвергать свой народ мукам и лишениям. И в этот раз я сделаю то что велит мне мой долг. Если, конечно, ты не остановишь меня, как велит тебе твой.
Зерван в немом отчаянии раздавил в руке серебряный кубок.
-И что же делать?!-чуть погодя воскликнул он, - Ты пытаешься обьяснить мне, что мы должны вот прямо сейчас начать убивать друг друга с помощью магии и столовых ножей?!
-Нет. Наша история не должна так закончиться. У нас есть время. Месяц. Поблажка, подаренная судьбой,-невесело усмехнулась Таэль,-перед финальной экзекуцией. Давай проживём это время так, как будто у нас впереди ещё много-много счастливых лет. Здесь только я и ты. Ну и ещё Силорн с несколькими моими слугами и телохранителями. На всё то, что мы хотели сделать вместе, пережить вместе – у нас один месяц. Так давай же будем сильными. Мы потратим этот месяц друг на друга. И закончим историю нашей любви поединком, в котором каждый будет сражаться за свой народ. Это должно было случиться. Это судьба, давай примем её с честью.
На несколько бесконечно долгих минут повисла могильная тишина. Затем Таэль обыденным тоном спросила:
-Не желаешь ли отведать этот пирог из ягод, любовь моя?
-Всё, что тебе будет угодно мне скормить, моё солнце,-ответил вампир с улыбкой, и для того, чтобы эти слова прозвучали беззаботно, а улыбка была естественной, ему понадобилось больше мужества и самообладания, чем много-много лет назад, когда он, безусый юнец, вышел на бой с мантикорой.
-Обращение «солнце моё» в устах вампира приобретает двусмысленное значение, ты не находишь?
-Возможно, но не в этот раз. Я вкладываю в эти слова тот же смысмл что и семьдесят с лишним лет назад, - вздохнул Зерван и потянулся за добавкой пирога.
-Который час, милая? – спросил он чуть погодя.
-Скоро стемнеет. С момента, когда ты сразился с покойниками, прошло более десяти часов. Ты куда-то спешишь?
-Да,-вздохнул Зерван,-у меня есть одно незаконченное дело. Обязательство перед одним человеком. Закончу его и буду в твоём полном распоряжении… до самого конца.
Таэль кивнула:
-Я надеюсь, ты закончишь его быстро.
-Мне только в Зордар и обратно. Это быстро, несколько дней. Я буду спешить.
-А я буду ждать. Тебе нужна лошадь?
-Нет,-ухмыльнулся вампир,-лошади меня не очень любят.
Он подошёл к столику, на котором лежали его вещи, и стал одеваться.
-Выходит, это правда, что король Витарна нанял тебя для того чтобы добыть сердце Жнеца?-полюбопытствовала княжна.
-Именно так,-кивнул вампир, надевая куртку поверх бархатной рубашки.
-И сколько он тебе заплатил?
-Десять талантов.
Княжна фыркнула:
-Воистину королевская цена. И за эти гроши ты прикончил Жнеца, а потом и принца Кор-Гала, чем нажил смертельных врагов на всю оставшуюся жизнь? Впрочем, ты никогда не был корыстным…
-…И это ещё одна причина, по которой ты меня любишь, не так ли? А что до врагов, так Тэй-Тинг не первая венценосная особа, умершая от моей руки. Впрочем, какое мне дело до всего этого, если жить мне осталось месяц?
Таэль вопросительно подняла брови.
-Неважно. Чем бы всё не кончилось, сейчас это не имеет значения,-сказал вампир, - мне только одна мысль сейчас позволяет сохранять спокойствие. Как сказал один умный человек, когда тебя собрались вешать – попроси стакан воды. Никогда не знаешь, что случится, пока его принесут.
-Стакан воды – это оставшееся у нас время?-догадалась Таэль.
-Да. Не бывает безвыходных ситуаций, просто мы не всегда можем этот выход найти.
-Исключительно человеческая пословица. У нас немного другая. Нет нерешаемых проблем. Есть неприятные решения. Впрочем, все люди оптимисты, -заметила княжна,-они постоянно надеются на то, что произойдёт чудо и проблемы решатся сами собой. По правде сказать, в этом я вам завидую. Всегда легче жить, надеясь на хорошее. Однако горечь разочарования в конце ещё горше.
-Мы же договорились не говорить о плохом, - напомнил вампир.
-Да, конечно, любовь моя. Отправляйся в путь. И береги себя.
Эльфийка встала из-за стола, подошла к Зервану и поцеловала его.
-Возвращайся поскорее, хорошо?-на её глазах заблестели слёзы.
-Я буду спешить,-пообещал вампир, подумав про себя, что если он не вернётся, это избавит их обоих от большой проблемы.
Выйдя из зала, он увидел Силорна, подпирающего плечом косяк следующей двери. Эльф молча смотрел на вампира своими янтарными глазами.
Зерван прошёл мимо, сделав прощальный жест:
-Пока, Силорн. Может, ещё свидимся,-однако тот не ответил.
Зерван миновал ещё одни двери, охраняемые двумя закованными в доспехи воинами, которые проводили его хмурыми взглядами, прошёл зал, в котором выдержал изнурительный бой с мертвецами, мимоходом отметив, что тела уже убрали. Затем вышел в казарму и, убедившись, что на дворе ночь, покинул замковый комплекс, оказавшись во дворе.
Подойдя к воротам, он услышал негромкий оклик:
-Зерван да Ксанкар.
Вампир обернулся. Позади него стоял Силорн, скрестив руки на груди на эльфийский манер.
-Всё никак не можешь со мной расстаться?-ухмыльнулся Зерван.
Эльф не поддержал шутку.
-Я всё слышал,-коротко сказал он,-там дверь толстая…но не для уха эльфа.
-И дальше что? Попытаешься сделать то, что опоздал сделать семьдесят лет назад?
-Ты должен пообещать мне кое-что, Зерван да Ксанкар.
-Что именно?
-Что перед поединком с моей госпожой ты встретишься в поединке со мной. Я буду ждать тебя у входа, прямо здесь. Каждую ночь от заката до рассвета.
-Чего-то такого я и ожидал. Даю тебе слово, что так и будет, Силорн Вернаро Этиан,-ответил вампир.
-Тогда в добрый путь,-пожелал эльф и пошёл обратно в замок.

* * *

Таэль устало откинулась на спинку кресла и вновь попыталась собраться с мыслями. Она уже не помнила, когда в последний раз была так же растеряна, как теперь. Семь с лишним десятилетий назад надежда умерла в княжне, вместе со смертью любимого, и больше она ничего от жизни не ждала и ни на что не надеялась. Всё что оставалось у Таэль – это долг перед своим народом, который она так эгоистично предала чуть раньше. С тех пор вся её жизнь была подчинена только одной цели – искуплению. Но теперь…
Весть о том, что некто, опознанный как Зерван да Ксанкар, граф Рэнфэйр, обьявился не где-нибудь, а у самой Горы Грома, вначале была воспринята ею недоверчиво, однако тот факт что неизвестно как воскресший возлюбленный княжны убил принца Кор-Гала прямо в толпе его охранников, придавал этой информации оттенок правдоподобности – ибо Таэль не сомневалась, что если кто-то из людишек и способен на такое – то только её Зэрувиель, ещё до своей мнимой смерти заслуживший прозвище «Тень Забвения» за способность выступать один-на-один против неодолимых врагов, вроде мантикоры или бессмертного мага-лича, и выходить из схватки победителем, как бы безнадёжна не была ситуация. Люди считали молодого графа заговорённым, эльфы полагали, что его защищают боги, и только очень немногие, в том числе и сама Таэль, понимали, что эта заговорённость есть не что иное как склонность делать наибезрассуднейшие поступки в тяжёлых ситуациях, приправленная доблестью, отвагой и фактором неожиданности.
Однако в возвращение любимого с того света княжна тогда так и не поверила окончательно. Но всего пару дней спустя Зерван собственной персоной пожаловал в тайную обитель Таэль.
Случайность? Княжна была уверена что нет – за всем этим стоит чья-то злая, извращённая воля, обычно называемая судьбой. Просто ещё одна пытка. Но теперь уже наверняка последняя – фигуры замерли на доске в ожидании. Очень скоро ещё одна фигура отправится в коробку к другим, сбитым ранее фигурам. Шах и мат уже не за горами. Кто кому его обьявит?
-Что ты намерена предпринять, госпожа?
Силорн бесцеремонно прервал невесёлые мысли княжны, опёршись на стену у двери.
-Ничего, - Таэль спокойно налила себе вина и залпом выпила,- а что я могу поделать? Только принять то, чего не могу изменить.
-Можешь. Зерван да Ксанкар может не вернуться вовремя. Тогда поединок просто не состоится. Конечно, ты будешь лишена его общества на протяжении этого месяца, однако взамен получишь долгие годы с ним вместе после.
Таэль вздохнула. Силорн, старый друг её отца, а теперь её ближайший соратник, телохранитель и надёжный преданный товарищ. Он уже давно живёт только лишь заботой о своей госпоже, полностью отрекшись от себя. Долг… вот то слово, которое заставляет людей, эльфов, орков поступать во вред себе, но на благо другим.
Княжна уже привыкла к Силорну сильней чем к своей тени и знала – если она когда-нибудь обернётся и не увидит его позади себя – это будет значить, что Силорна больше нет. Он надёжный товарищ и непервзойдённый боец – но как же мало понимает в жизни…
- Ты думаешь всё так просто?-ответила Таэль вслух,-полагаешь, он мне простит? Нет. Я стану в его глазах убийцей его народа.
- Можно подумать, ты до сих пор никого из людей не убила,-ухмыльнулся Силорн.
- Он этого не знает. Одно дело убить на войне, но то, что мы собираемся сделать – это непередаваемо ужасно. Даже с людьми так поступить – это всё равно запредельное зло. Так о каких долгих годах ты говоришь? Не то что Зерван не простит меня – я сама себя не прощу. Как мне после этого жить?
- У нас есть другой выход? – задал риторический вопрос Силорн.
- Нету. Я знаю, что должна сделать это. И я сделаю. И тогда моя вина будет искуплена, даже не принимая во внимание, что для этого мне придётся убить возлюбленного. И тогда… Тогда я смогу наконец уйти. Я тоже уже устала от жизни. Мы все столько лет безропотно плыли по течению, что теперь уже поздно начинать барахтаться. Это малодушно… и бесполезно.
-А ты не думала, что и после будешь нужна своему клану и всему Солнечному народу?
Таэль меланхолично положила в рот дольку лимона.
-Всё может быть. Это не от меня одной зависит. В любом случае… что бы не решил Зерван – пускай это будет его решение. Простить меня, выйти на поединок или просто не придти – пускай решает он, а не случай и не обстоятельства. Вот что… подготовь мою лабораторию и мои волшебные мелки.
-Круг для телепатического сеанса? – догадался Силорн.
-Да. Надо поговорить кое-с-кем.

* * *

Вампир тяжело вздохнул. У него не было ни малейшего желания идти куда-либо. Путь в столицу Витарна и обратно займёт время, которого у него в обрез. Зерван понимал, что должен будет убить Таэль, чтобы остановить ещё одну кровопролитную войну. Или оставить всё как есть, плюнув на людишек. Заслуживают ли они спасения такой ценой? Навряд ли.
Вампир ещё раз вздохнул и на время попытался забыть о своих невзгодах. Может быть, ему повезёт и делать выбор из двух зол не придётся. Например, если его убьёт охотник за головами.
Несколько часов спустя он приблизился к тому месту, где прошлой ночью погиб отряд его преследователей. Ещё не доходя до огибающего скальной утёс поворота дороги, вампир понял, что на дороге кто-то есть. Сердитое ворчание, возня, звук раздираемой плоти, шипение и чавканье доносились до его слуха. Затем звон стали о камень и пронзительный женский крик, в котором очётливо звучали отвращение, паника и страх:
-Убирайтесь, твари! Прочь!
Выглянув из-за угла, вампир увидел ужасную картину: на том самом утёсе, где раньше сидел гаргулья, прижалась к скале принцесса Лэйна, а под скалой пировал над трупом её лошади трехметровый огр. Второй огр такого же размера стоял под скалой, соображая, как лучше добраться до человеческой женщины. Лазать по скалам огр не умел, а дотянуться было трудно, к тому же Лэйна отчаянно отбивалась саблей, оставив на лапищах монстра несколько отметин.
Девушка явно была на пределе своих физических и моральных сил – того и гляди сорвётся. Зерван тяжело вздохнул – ещё один бой, к тому же, как всегда, неравный. Одного огра как-то можно было бы одолеть, но двоих… Огромные, покрытые толстой серой шкурой и обладающие поистине чудовищной силой огры были способны одним ударом убить и человека, и даже лошадь. А толстая прослойка жира и очень прочные массивные кости делали людоеда очень трудным противником. Говаривали, череп великана невозможно было разбить даже самой тяжёлой булавой.
В этот момент огр, лакомящийся лошадью принцессы, поднял голову и заметил выглядывающего из-за скалы вампира. Он утробно рыкнул, поднялся с корточек и ринулся вперёд.
Зерван сразу понял, что использовать лук в этот раз не выйдет, выхватил метательный нож и замахнулся, метя в горло великану-людоеду.
Крохотный мозг огра не мог вместить в себя концепцию иного метательного оружия, кроме камня, а уж камней, брошенных маленьким вкусным человечком, великан не опасался, и поэтому даже не потрудился закрыться рукой. И тем неожиданней была для него пронзительная боль в шее.
Зерван метнул нож с предельно короткой дистанции, полностью исключив шанс промаха, и мгновенно ушёл в сторону с линии атаки, пропуская огромную тушу мимо себя. Сила инерции оказалась слишком велика, чтобы харкающий кровью огр успел изменить направление, и прежде чем чудовище смогло остановиться и развернуться, второй нож, брошенный вдогонку, по самую рукоятку вошёл в шею сзади, скользнув по шейным позвонкам.
Вампир обескураженно оскалился: бросок, который убил бы на месте любого, оказался неспособен перебить толстый и прочный хребет огра, даже несмотря на огромную силу, с которой был брошен нож. В ярости Зерван принялся метать ножи один за другим, благо мишень была на редкость большой, а дистанция для такого искусного метателя, как вампир – просто ерундовой.
Примерно полсотни лет назад Зерван совершенно случайно встретился с группой стражников, волочивших пойманного вора, и был опознан как вампир одним из них. В короткой схватке он расшвырял стражей правопорядка, вызвав переполох на ночной улице, и был вынужден спасаться бегством через канализационный тоннель. Новый знакомый, воришка, воспользовавшийся возможностью сбежать, оказался весьма полезен – он отлично знал лабиринт городской канализации и вывел своего спасителя из города. Затем вампир и вор были вынуждены покинуть негостеприимные края на шхуне контрабандистов. На протяжении двух недель плавания вор от нечего делать взялся обучать Зервана метанию ножей, и этот талант не раз после этого спас вампиру жизнь. Многолетняя практика со временем превратила его в непревзойдённого метателя – благо для тренировок искусства метания, в отличии от фехтования, партнёр не нужен. Очень немногие из смертных были способны отбить или уклониться от его стремительных бросков.
Третий бросок поразил огра, который как раз начал оборачиваться, в щеку, четвёртый – снова в шею, пятый – в глаз. И хотя до крошечного мозга, прячущегося в глубине массивного черепа, клинок не достал, для людоеда этого оказалось достаточно. Булькая и разбрызгивая фонтаны крови, он повалился ничком, всё ещё пытаясь вырвать из смертельных ран стальные жала.
Зерван быстро обернулся к второму огру и метнул в него последний нож. Однако тот, наблюдая за смертью своего сотоварища, оказался способен сделать выводы, поэтому ещё в момент замаха закрыл голову ручищей, в которую и вонзилось широкое стальное жало.
Огр взревел, а вампир попытался достать ещё один нож. Однако петелек для ножей на его поясе было только шесть, и все они уже были пусты, а возможности достать из котомки запасные не было. Зерван выхватил мандалу, готовясь отразить атаку взбешённого людоеда, однако серый гигант удивил его ещё раз. В правой руке он держал камень, который, к счастью, по скудомыслию не догадался ранее бросить в принцессу, однако вампиру на бросок ответил броском.
Зерван был быстр, но от камня уклониться не смог. Булыжник весом в несколько фунтов ударил его в правое плечо, развернув вокруг своей оси. Ни устоять на ногах, ни удержать оружие вампиру не удалось. Мандала полетела в сторону, жалобно звякнув о камень, и потерялась в темноте.
Вампир, лёжа ничком на земле, почувствовал, как она содрогнулась, когда огр бросился в атаку. Он шевельнул пальцами левой руки и выкрикнул заклинание, окутав себя тьмой, и стремительно откатился в сторону. Великан пронёсся в полушаге от него, едва не наступив огромной ногой на грудь.
Зерван вскочил и рванулся в противоположном направлении, выскочив из тёмной полусферы и дико озираясь вокруг в поисках оружия. Иллюзий насчёт кулачного боя с чудовищем он не имел.
В следующий миг его пробрала дрожь: здесь тут и там валялись трупы погибших на этом же месте охотников за головами, но ни единого клинка, ни топора, ни булавы. Всё оружие лежало на дне расщелины, куда вампир его собственноручно и побросал.
-Проклятье,-выругался он и нагнулся, пытаясь нащупать на земле хотя бы камень.
-Держите, сэр Зерван!-внезапно донеслось до него сверху, и рядом упала кавалерийская сабля принцессы.
Вампир схватил оружие левой рукой и обнажил клыки в оскале ярости. На короткий миг он встретился взглядом с маленькими свиными глазками огра – великан уже бежал прямо на него, миновав сгусток тьмы на дороге - и метнулся в сторону. В тот миг, когда огромная туша пронеслась мимо, вампир рубанул его вдогонку. Удар был недостаточно точный – Зерван не был мастак фехтовать левой – но достаточно сильный, чтобы располосовать толстую шкуру людоеда. Огр взревел, развернулся и снова атаковал. Вампир, спасаясь от молотящих во все стороны ручищ, был вынужден снова прибегнуть к помощи «Вуали Тьмы». Прижавшись к скале, он вновь успешно уклонился от удара и попытался взять оружие в правую руку – но рука висела плетью.
Людоед же, рыча и воя от боли и бешенства, продолжал упрямо атаковать, несмотря ни на что. Он сменил тактику, оставив попытки сбить врага с ног своей тушей и раздавить, заместо этого начал размахивать кулаками с явным намерением вбить голову Зервана поглубже в плечи.
Вампир сместился на шаг в сторону, уклоняясь от свирепого удара, и заставил огра пошатнуться, а затем, собрав воедину всю свою волю и всю ярость, нанёс сокрушительный магический удар «Волной Гнева». Сила, расшвыривающая закованных в латы рыцарей, только пошатнула людоеда, впрочем, потеряв равновесие, он ударился спиной о скалу. Это задержало огра лишь на секунду – после чего последовал ещё один удар. На этот раз Зерван едва сумел увернуться, и только благодаря своей сверхъестественной скорости. Огр же, вновь потеряв равновесие, сделал несколько шагов вперёд, оказавшись при этом недалеко возле края дороги. За ним был достаточно крутой склон – а дальше чернела пропасть.
Вампир вспомнил, что огры особо чувствительны к огню, бросил саблю на землю и, выбросив вперёд руку, применил самое опасное огненное заклинание, которое знал. Огненные капли впились в шкуру людоеда и щедро покрыли её ожогами. Великан завопил, размахивая руками в попытке сбить с себя огонь, и сделал пару шагов назад.
Зерван воспользовался его ошибкой мгновенно, нанеся ещё один удар «Волной Гнева». Огр потерял равновесие, сделал шаг назад, оступился и с ревом покатился по склону вниз. Но вот гневный рык сменился удаляющимся протяжным истошным воплем, а ещё через пару секунд чуткий слух вампира уловил глухой звук удара колоссальной туши о дно пропасти. Горы отозвались эхом, словно скорбя о смерти людоеда.
Вампир, тяжело дыша, оглянулся вокруг, но больше ничего опасного не заметил. Первый огр ещё хрипел, захлёбываясь кровью, но было ясно – он доживает последние свои мгновения.
-Спускайтесь, Ваше Высочество,-негромко сказал Зерван, взглянув наверх,-если, конечно, желаете. Или можете подождать, пока я уйду.
Лэйна уже слезала, однако почти в самом низу не удержалась, и вампир едва успел подхватить её левой рукой. В следующий миг она уже рыдала навзрыд, уткнувшись лицом в ему в грудь, её колотила дрожь от пережитого ужаса и отчаяния. Зерван сообразил, что она простояла на узком уступчике, отбиваясь тяжёлой саблей, несколько часов.
-Вам стоило послушаться моего предупреждения,-вздохнул вампир,- и не ехать в одиночку этой дорогой. Я же говорил, где трупы там и трупоеды.
-Вы были правы,-всхлипывая, кивнула чуть погодя принцесса, - но вас я боялась больше чем этого страшного места. А теперь моя Мэв поплатилась за моё малодушие. Я должна была сразу понять, что у вас нет ничего общего с…с худшими из вампиров.
-Увы. Сейчас я найду свой меч и пойдём. До Зирааверд надо успеть до рассвета, хорошо хоть что в основном придётся спускаться.
Зерван отыскал мандалу и вернул её в ножны, затем вытащил из туши огра свои ножи и вытер их о его же шкуру. Потом подвигал рукой – постепенно он обретал способность контролировать её. Удар, конечно, был сокрушительным, но не для вампира.
Повернувшись, он внезапно встретился взглядом с предводителем охотников. Тот медленно поднимался с земли, не сводя взгляда сморщенных глаз со своего убийцы.
-Ты, должно быть, специально меня дожидался?-с досадой вздохнул вампир и подмешал в слова ехидства: - тебе моя стрела в голове не очень мешает, надеюсь?
Мертвец заскрежетал зубами. В этот момент на слова вампира обернулась принцесса, до того глядевшая вдаль, дабы не созерцать россыпь мёртвых тел, и побледнела при виде встающего мертвеца.
Зерван сплюнул, схватил зомби левой рукой за воротник, стараясь не вдыхать сладковатый запах начинающего разлагаться тела, подтащил его к краю дороги и столкнул вниз. Теперь, когда огры были мертвы, он обрадовался тому, что всё оружие выбросил в пропасть: без него покойники не представляли для него ни малейшей опасности.
Лидер охотников, стуча головой о камни, покатился вниз, а затем полетел вслед за огром.
-Всё в порядке,-успокоил он Лэйну,-здесь это обычное явление.
-Я вижу,-ответила та,-давайте побыстрее пойдём. Я, признаться, упала бы и заснула прямо здесь, не будь тут так страшно.
Она, впрочем, не забыла поднять с земли саблю.
-Я её сохраню,-сказала принцесса,-на память.
-Как оружие, которым Ваше Высочество едва не зарубили огра?-ухмыльнулся вампир.
-И как оружие, которое держал в руках благороднейший из вампиров,- с улыбкой ответила Лэйна.
Зерван галантно предложил принцессе руку, и она с видимым облегчением опёрлась на неё. Им предстоял неблизкий путь.
Однако на этом полная событий ночь не закончилась. Менее чем через полчаса позади послышался приближающийся грохот конских копыт и звон оружия и доспехов.
-Только не хватало тут папиных картонных рыцарей,-в сердцах сказала принцесса, -давайте я буду идти скраю, может, они не заметят меня или не узнают в темноте.
-Это не рыцари вашего отца,-спокойно сказал вампир через несколько минут, когда всадники замаячили в темноте неясными тенями,-это Орден Белой Розы. Мои смертельные враги.
Он бросил взгляд в сторону – как назло, слева – отвесная скала, справа – обрыв.
-И что же они здесь забыли? – удивилась принцесса.
-Вероятнее всего – меня. Какой – то маг постоянно умудряется определять моё местоположение. Когда они догонят нас – станьте у скалы и не двигайтесь, дабы не пострадать в свалке. А я постараюсь спихнуть парочку в пропасть под занавес.
-Их не меньше десяти, а то и пятнадцать, не много ли для вас, сэр Зерван?
-Многовато. А что, просто стать и подождать, пока меня зарубят? Вот уж нет.
Что ж, вот и не нужно делать тяжёлый, невозможный выбор, промелькнуло в голове у вампира.
-Сохраняйте спокойствие,-предупредила внезапно принцесса,-и ничего не делайте без моего разрешения. Сейчас я им покажу. Давайте остановимся и подождём их.
-Человек впереди!-воскликнул кто-то, когда всадники приблизились на тридцать шагов. Их факела хорошо освещали гербы на щитах – это действительно были рыцари Белой Розы.
-Это наверняка он,-крикнул другой.
-Эй ты, стоять, именем короля!-гаркнул рыцарь с эполетой паладина на плече и, разглядев рядом с вампиром женский силуэт, добавил:-а ты, женщина, в сторону!
Ответ, который услышали благородные рыцари, подействовал на них как ушат холодной воды.
-Ты кому это сказал, пёс смердящий?!-восклинула Лэйна, выходя на свет факелов.
-Это же…-в изумлении пробормотал кто-то из всадников.
-Да, это я и есть,-надменно заявила принцесса.
Паладин спешился и преклонил колено:
-Мои глубочайшие извинения, Ваше Высочество, мне и в голову не могло прийти, что я встречу вас тут. Я покорный ваш слуга Даймен из Эрнау…
-Не сомневаюсь,-презрительно отрезала та,- а теперь проваливайте с моих глаз долой!
-Ваше Высочество, мы должны доставить вас во…
-Я разве разрешала тебе говорить?-надменно спросила Лэйна, и вампир поёжился, просто представив себя на месте паладина,-тебе было сказано убираться!
-Я покорно прошу прощения,-поклонился рыцарь, но мы тут по приказу вашего отца. Мы должны доставить вас…
-Не лги мне, пёс! Ты до сего момента не знал, что я здесь! Если бы мой отец знал, что я тут, он точно не вас послал бы!
-Вы видите меня насквозь, Ваше Высочество,-повинился тот,- Мы действительно не знали, даже надеяться не могли встретить вас тут. Король не за тем нас послал. Мы должны найти тут… одного человека. Кто это с вами?
-Со мной мой верный рыцарь и защитник сэр Зерван да Ксанкар,-холодно ответила принцесса,-так что в вашем присутствии я не нуждаюсь.
-Вот его-то мы и ищем,-зловеще произнёс паладин,-вам известно, что этот так называемый рыцарь - богомерзкая тварь, вампир? Отойдите в сторону, Ваше…
-Молчать! Здесь я приказываю! Я прекрасно знаю. И это ничего не меняет. Он мой сопровождающий. Нападение на кортеж особы королевской крови помнишь чем карается? Дыбой. И уж я добьюсь, чтобы ты, трусливый негодяй, на ней оказался.
Паладин заскрежетал зубами:
-Не выйдет! Я исполняю прямой приказ короля!
В этот момент в голове Зервана раздался щелчок. Калейдоскоп мыслей, хаотично вертящихся в его мозгу, замер, сложившись в абсолютно ясную и понятную картинку. Вампир шагнул в круг света факела. В этот момент он встретился взгядом со сверкавшими из-под забрала глазами одного из рыцарей и мгновенно его узнал. Или, точнее, её. И насмешливо помахал ей рукой, а затем повернулся к паладину и принцессе.
-Прошу прощения, Ваше Высочество, и вы, благородный рыцарь,-он вложил в эту реплику столько сарказма, сколько смог,-но вы снова лжёте, сэр рыцарь. Вы не исполняете приказ короля. Потому что если бы король знал, что я тут, он послал бы не вас. То, что я несу с собой, он не доверил бы вам. Вы ведь знаете, что у меня с собой?
-Знать не знаю!-потянулся к мечу рыцарь,- И мне нет дела…
-Ты знаешь. Если бы ты не знал – то спросил бы «А что?». Но ты очень поспешно ответил, что тебе неинтересно. Наверно, для того, чтобы Её Высочество не узнала, что именно я несу. А почему вы не хотите, чтобы принцесса узнала? Я скажу. Потому что вы вовсе не собираетесь принести эту вещь королю – вы вознамерились её утаить. Я не будут строить догадки, кому вы собрались продать это. Но твёрдо уверен, что если Зиборн узнает – вы будете болтаться на виселице все до единого. Весь ваш никчемный орден.
Паладин задохнулся от гнева и бессильной ярости, и вампир понял, что угадал.
-Поэтому, сэр рыцарь, я предлагаю тебе сделку,-Зерван перешёл на «ты», и его слова звучали всё презрительней,-ты со своей собачьей сворой уберёшься отсюда, а я доставлю Её Высочество куда ей угодно будет попасть. И ты никому не скажешь, что встретил здесь принцессу Лэйну. У Зирааверд Её Высочество отправится куда сочтёт нужным, а я останусь, и ты сможешь попытаться убить меня,-ухмыльнулся вампир,-а если ты не согласишься, я прямо сейчас скажу принцессе, что именно у меня есть. И тогда тебе обеспечена виселица.
Паладин трясся мелкой дрожью от ярости, а Зерван продолжал:
-Но если ты согласишься – я даю слово чести, что не скажу ей, что это. И мы сможем возобновить нашу беседу в другой раз с этого же места.
Взгляд вампира стал жёстче стали, он приподнял верхнюю губу, обнажив клыки, и почти прорычал:
-Выбирай! Сейчас же!
Всё так же трясясь от злобы, паладин молча поклонился принцессе и попятился к своему коню, не отваживаясь повернуться к вампиру спиной.
-Но мы должны…-робко попытался напомнить кто-то из младших рыцарей, но втретился взглядом с командиром и заткнулся.
-Мы ещё встретимся, упырь!-прохрипел паладин и повернул коня в обратный путь. За ним уныло поплелись остальные.
-И я снова утру вам нос, как сделал это трижды в Зордаре и только что в четвёртый, -презрительно расхохотался Зерван.
-Блестяще, я уж думала, он пеной изойдёт,-прокомментировала Лэйна, когда последний рыцарь растаял во тьме,-меня просто раздирает любопытство, что же именно у вас есть, чего эти псы собрались утаить от моего отца, но спрашивать не стану, вы не скажете. Выходит, вы и есть тот, кто, как говорят, в одиночку победил двести воинов Ордена в Зордаре, сразив тридцать человек, после чего Орден с позором был выдворен из Витарна?
-Я. Но молва преувеличивает. Их было восемьдесят всего, и я сразил около десятка. Остальные погибшие попросту умерли в ловушке, которую готовили мне.
-Понятно. В таком случае, не вижу причины сомневаться и удивляться, как вы сумели убить принца в толпе его вояк. Давайте продолжим путь, чтобы поскорее добраться до Зирааверд, я очень устала…и умираю от голода.
Вампир пошарил в котомке и обнаружил там кусок сыра и колбасы, которые достались ему в качестве трофеев после боя с охотниками.
-Если не побрезгуете грубой пищей – вот сыр и колбаса.
-Благодарю! Я сейчас бы что угодно съела!
Так они и шли по ночной дороге через одно из самых гиблых мест мира – принцесса с колбасой и сыром в руках и вампир с Семенем Жизни в котомке.
Poker Face
Йо, Грейф, ты еще здесь? Если да, подмигни левым глазом.
greyf
Да, здесь. А что?
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2018 IPS, Inc.