Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Что-то не так...
форумные ролевые игры > FRPG > Словески > Пусть расцветает сто цветов
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5
Vark
Что-то не так... Ну... Это даже не мягко сказано, это... Если бы эта история писалась в дошкольной раскраске, то возможно и удалось бы смягчить всю гамму чувств словами "что-то не так". Твоюж мать... дорогие детишечки...
Сознание включилось сразу во всем объеме, не дав шанса хоть на несколько секунд отсрочки. Отсрочки перед приходом этого самого "что-то не так".
Огонь множества факелов едва не лишил последних крупиц самообладания. Глаза зажмурить, скрюченные пальцы - в землю, клыки вместе, рычание - назад за связки... "Жди Зверь, не до тебя сейчас. У тебя будет шанс. Жди, гадина..."
Итак, по шагам и осторожно. Тебя вырвали из твоего окружения. Одним рывком, без всякого шанса не только на сопротивление - на испуг даже. Что-то могущественное до безобразия. Но ты "жив", хоть и не знаешь так ли это хорошо как кажется.
Прошло время. Судя по состоянию тела... Где одежда вся кстати?.. Месяцы пожалуй. А значит кто-то держал тебя выключенным все это время, но испортится не дал.
Другое место... Осторожно включая чувства одно за другим, ты понял это достаточно определенно. Смрад тел, как смертных так и сородичей... И еще кого-то... Чад факелов пугает, но меньше чем их вид... Дальше запах океана. Запах леса. Чужого океана и леса. Запах рыбы и крови. Чужие запахи, чужие звуки. Далеко.
Так еще и не открыв глаза ты чувствуешь оковы. Не на теле - вокруг. Что-то держит твои способности в узде. Магия разумеется. Не железом же тебя держать.
Железо впрочем тоже есть. Собрав волю в кулак ты приоткрываешь глаза.
Ты в маленькой, два на два на два, камере без окон. Три стены и потолок каменные. Пол - земляной. Вместо последней стены - редкая решетка из тонюсеньких прутиков белесого металла. Толщина значения не имеет - прикоснуться к ним ты не можешь. Наверно не можешь. Наверняка... Ты не можешь себя даже заставить прикоснуться к этим издевательским прутикам, вот.
За решеткой, если перебороть страх, можно рассмотреть круглую площадку с четырьмя столбами. Столбы держат крышу и, будь они прокляты всегда всеми, горящие факелы... Вокруг всей площадки видны такие же решетки. Есть камеры пустующие, есть наверно и нет, но...
Да, глаза лучше зажмурить пока. Проклятье...
Random
Да, глаза лучше закрыть пока. Проклятье... факелы. Как все любят свет! Стремятся к просвещению. Видят свет в конце тоннеля. Столько света вокруг, что он слепит. Слепые идиоты.
У Будды глаза закрыты, он смотрит во тьму, чтобы найти там себя, постигнуть истину.
Я смотрю во тьму своего Я и нахожу покой и силы. Силы, чтобы открыть глаза и покой, чтобы принять то, что увижу. Страх? Страх - это ты. Соберись!


Обоняние и зрение в порядке. Александр осторожно двигается и принимает сидячее положение на коленях. С него осыпается пыль, что осела за время торпора, в котором его продержали столько времени.
Искры боли во всем теле разгораются в гнев, который с трудом гаснет под усилием воли, но он Зверем тлеет внутри.

Спокойствие, только спокойствие. Только в спокойной воде можно что-то разглядеть.

Губы тронула легка улыбка, которая мгновение спустя превратилась в гримасу. Со стороны могло показаться, что пленник просто безумен.

- Здравствуйте, меня зовут Беар Грилс и сегодня я расскажу вам как выбраться клетки. - пошутил он, но рот исторгнул скорее хрип и шелест вместо слов.

Сухой язык с трудом ворочается. В горле песок. Все тело затекло, но постепенно начинает оживать.
Так бывает, когда отлежишь ногу и в нее хлынет кровь: постепенно появляются маленькие иголочки, затем они повсюду и все сильнее и сильнее.
Александр уже знает что сейчас произойдет.
БОЛЬ накрывает контрастным душем все тело от языка, до кончиков пальцев ног и не уходит еще секунд 10.
Александр упирается в землю руками и рвет ее ногтями, а затем кричит. Крика не слышно, из его клетки слышны шипение, харкающие звуки и задавленный вой.
Долгие 10 секунд. Затем боль отступает, спина пленника выпрямляется.
- Бездна ощущений - уже нормальным голосом, шепчет он и наконец открывает глаза.
сытость и здоровье
Vark
Шорох справа. Легкие шаги в соседней камере или, возможно, следующей за ней. И тихий девчоночий голосок, дрожащий то ли от боли, то ли от страха:
- Ви говорить англиш? Слышайте меня? - и дальше уже по английски со странным акцентом: - Вы меня понимаете? Вы...
Громкий "бух" на сей раз слева заглушает остальные слова. Со стены камеры осыпаются мелкие камешки. Глухое утробное рычание какого-то сонного зверюги солидного размера. Волна острой мускусной вони.
Утро в тюрьме...
Random
Александр не видел смысла лезть на решетку или изображать графа Монте Кристо, роя подкоп. Наверняка эту возможность уже предусмотрели те, кто сделал клетку.
Что-то тупо болело внутри. Наверное какие-то внутренние повреждения.

"Те, кто устроил ловушку позаботились, чтобы я не согрел от солнца. Хранение так себе. Столбы, факелы... Арена? Публичная казнь? Полоса препятствий? Реалити шоу... фу ну воняет же от тебя псиной, сосед! Шоу для богатеньких нефтяных дядей? Изощренная месть? Ритуал? Экзотическое сафари с экзотическими исчезающими зверушками? Кто бы они ни были, они придут за мной сюда."

- Я слышу. Тебе страшно, дитя? - произнес он наконец на английском с заметным восточноевропейским акцентом. - Чего ты боишься?
В голосе участие. На лице намек на улыбку. В глазах холод.

Интересно. Эту тварь слева легко разозлить? Возможно у него апартаменты побольше...
Vark
Очередной всхрап слева, новый всхлип справа. Этот джаз бэнд начисто скрывал все прочие, наверняка интересные, звуки. Ну да и ладно, с этими бы разобраться...
- Страшно? Конечно же мне страшно...
Все то же едва сдерживаемое рыдание в голосе как то диссонировало с нотками сарказма. Или показалось?
- Тут есть чего пугаться, очень скоро и Вы это поймете. Минут через семь, если все пойдет как раньше. Зверей всегда будят перед самым поединком, так что время точить коготки, незнакомец.
Пожалуй таки да, сарказм.
Random
Как известно есть 5 стадий принятия неизбежного.
Похоже Отрицание уже пройденный этап и сейчас будет Агрессия.


Он медленно поднялся и потянулся. Хруст позвонков. Боль внутри. Возможно через 6 минут придется много двигаться и нужно узнать состояние тела.
Он сделал несколько шагов к решетке и выглянул наружу. Ощущение, будто приблизил лицо к работающей циркулярной пиле. Скорее всего так и было.

Хм.. Столбы, факелы, зрители и большие агрессивные животные. Интересно, победитель получает свободу?

Александр тихо захихикал. Ему не смешно, но окружающих чужой смех так раздражает, а это приятно.
Calipso
Она открыла глаза.

Впитывая тьму вокруг себя, запахи, звуки, и мерцающий свет факелов...

Все было не так и не то, и самое главное, пожалуй, что бесило ее и заставляло ее Зверя внутри шевелиться на тесном ложе, и глухо урчать, жаждая крови, это было неведение. Неведение, отсутствие информации - это была одна из тех вещей, которые не просто выводили ее из себя, лишали покоя и равновесия. Хуже этого было только бессилие. Отсутствие контроля, даже не просто контроля - отстутствие намека, надежды на контроль, отсутствие иллюзии контроля над ситуацией. А сейчас все было собрано в один тугой горячий узел. Который она пока не в силах разрубить.

Кали не пошевелила ни единым мускулом, вслушиваясь в происходящее вокруг. Если кто-то ввел ее в торпор и притащил сюда, а не убил, значит, у него есть на нее планы. А, если есть планы, то ими всегда можно воспользоваться, насколько бы сильнее и могущественнее этот кто-то не был. Все совершают ошибки. Не у всех есть терпение ждать, пока другой ошибется. У Кали терпения хоть отбавляй. Собственно, у нее кроме терпения пока больше нет никаких козырей в рукаве. Это не много. Но ей приходилось начинать и с меньшим.

Vark
оффтоп

Огонь факелов мешал заглянуть в клетки напротив, геометрия зала - в клетки рядом. Мерцание изредка выхватывало сквозь прутья решеток лежащие фигуры более менее антропоморфных размеров. Александр смог прикинуть количество камер: восемнадцать. Рассмотрел он и выход - квадрат закрытого люка по центру потолка. Сверху, кстати, что-то начало происходить. Заткнуть бы этого шумного соседа, чтоб хоть что-то разобрать.
Сотрясание стены сделалось беспрерывным: чудик лупил в стены своего узилища, рыча все яростней.
___

Звук беснующегося существа раздавался справа от Кали на небольшом удалении. И заглушал все остальное.

Random
offtop

Александр передвинулся к правой стене, чтобы держаться за нее рукой. Все таки тонкая решетка немного действовала на нервы. Он постарался разглядеть, что там за движение началось в районе потолка.
Vark
А в районе потолка распахнулся банальный люк. Вниз опусился наклонный металлический трап.
- Вниманье Фариа, вот он, наш Антуан. - девчачьий голос огласил тюрьму, совпав с неожиданной паузой в яростном рычании так и неопознанного зверя.
Тюремщик, или кем там был новоприбывший, вид имел до крайности колоритный. Огромный, почти полностью обнаженный, комплекции чемпиона сумо, сплошь в цветных татуировках... По-моряцки скользнув по поручням, он вызвал небольшое землятресение. Повернулся к самому шумному узнику, дав тем самым Александру и Кали присмотреться к лицу. Смотреть то особо... Ну... Толстый азиат. Щелки глаз, скулы-щеки-подбородки. Татуировки в основном изображали растения, лианы, колючие побеги, обвивающие корни. Никаких драконов или там голых девиц. Рисовали этого мужика продуманно, целеустремленно и, судя по интенсивности рисунка, за один раз. Хотя непонятно как такое можно пережить.
Набедренная повязка была исчезающе незаметна, повязана свободно - не для поединка.
- Ang isda ay hinuhuli sa bibig. Ang tao, sa salita. - рыкнул громила в сторону девочки (во всяком случае в сторону источника ее голоса) и грозно обвел взглядом камеры с , по видимому отлично ему видимыми, узниками.

Random
- Anak na di paluin, ina ay paluluhain. - прошипел Александр и отступил к задней стене клетки. Он скрестил руки на груди и подпер собой в стену. Непроизвольный жест тела - знак дистанции и негатива. Кстати, он понятия не имел, что он сказал. Фразу услышал у одной симпатичной филиппинской массажистки. Учитывая размер камеры, от стены видно что будет происходить дальше.
Calipso
Кали села, потом встала на ноги. Медленными движениями размяла мышцы и ... нет, это было всего лишь субъективное ощущение, знакомое ей по памяти с той, человеческой жизни и совершенно неправильное в ее нынешней реальности. Чувство, что кровь бежит по жилам, разогревая мускулы и суставы. Ничего не бежит. И как это работает нынче в ее организме, она не знала. Даже не знала, можно ли называть ее нынешнее тело "организмом". Скорее, все таки, просто тело. Язык, на котором говорил тюремщик и ее сосед был ей неизвестен. Однако, события начали развиваться. Оставалось только ждать, куда они повернут...
Vark
Здоровяк помедлил еще пару секунд, продолжая осматривать камеры. Будто что-то там себе прикидывал. Приняв какое-то решение сделал сложный жест кистью правой руки.
Шелест раскрывающейся решетки сменился новым взрывом яростного рычания и буйный сосед Александра влетел в поле зрения. Оказался он гималайским медведем. Достаточно крупным для своего вида, но в любом случае сильно проигрывающем в мощи русскому, североамериканскому или полярному собратам. Вполне себе няшный наверно, не будь он в столь далеко зашедшем бешенстве. Глаза налиты кровью, ошметки пены срываются с широко оскаленной желтозубой пасти. Здоровенные когти взрыли земляной пол, отправляя полтора центнера ярости в убийственный рывок.
Тюремщик сложил новый знак, теперь левой рукой и рык будто кто-то выключил. Медведь застыл чуть покачиваясь в метре от толстяка. Его черные бока тяжело вздымались, клыки дробно щелкнули, смыкаясь. Повинуясь жесту тюремщика, зверь медленно обошел его по дуге и, стуча когтями о ступени, принялся подниматься по трапу.
Сумоист даже не проводил его взглядом, видимо будучи абсолютно уверенным в дальнейшем поведении и маршруте медведя. Смотрел он теперь точно на Александра, буравя его сверлышками узких глаз. Жест правой руки - решетка скользнула в пол.
Random
- Вот же ж ядрена вошь! Похоже я сегодня выиграл в лотерею - пробормотал он по-русски и ступая босыми ногами вышел из клетки.
В покрытому грязью и пылью существе угадывался полностью голый человек, мужчина, если приглядеться, среднего роста около см. 182 - 186. Судя по телосложению, парень не атлет, но держал себя в форме. Европейские черты лица, худощавый, чуть более полные губы и крупноватый нос с едва заметной горбинкой. Средней длинны волосы, традиционно короткие сзади и длинные спереди, сейчас представляли собой воронье гнездо и находились в полном беспорядке. Наверное он был привлекателен внешне, хотя в клане есть особи и харизматичней.
С худого, покрытого полосками засохшей грязи лица зло смотрели почти черные глаза.
Чадящие факелы отбрасывали массу неверных, но густых теней.



Александр осмотрелся, заодно заглянул в соседнюю с ним клетку с англоязычной хлюпающей соплями девицей.
Vark

Тюремщик отработанно сложил знак левой рукой и Александр почувствовал себя комаром в будущем янтаре. Тело его дрожало от прилагаемых бесполезных усилий, голова застыла в неудобном полуобороте. Пара секунд и ноги понесли вперед, будто взбесившийся скафандр. Чуть разминувшись с толстяком, превратившийся в марионетку пленник проследовал маршрутом лунного мишки. Несколько искр от факела при этом едва не упали на обнаженную спину Александра и только отведенный взгляд помог избежать Алого ужаса.

Голос девочки прозвучал умоляюще по прежнему, но слышалось в нем и твердость распоряжений:
- Покажи свою опасность сразу, раша! Пусть хоть часть врагов выберут медведя.
Александр уже скрылся, а рыдающий крик летел ему вслед:
- Бойся второй волны! они такие как ты!!!
Тюремщик с непроницаемым лицом поднялся в люк, трап втянулся, крышка захлопнулась. Статус кво минус двое участников.
Дальше.
Calipso
Она подошла к прутьям. Прутья.. прутья... Впрочем, касаться прутьев она не стала. Ощущения, что этого не стоит делать, ей хватило, а зрелище, которое предстало перед ее глазами, заставило ее подумать о том, что надо бы приберечь кровь и силы на будущее. Пригодится.

Тот, кто смотрел на нее, видел сейчас стоящую у решетки нагую женщину, высокую и спортивную, с ровной спиной и абсолютно непроницаемым лицом. Нагота ее не смущала и то, что она сейчас видела, заставило ее на секунду задуматься о распущеных волосах, которые в некоторых ситуациях в жизни могут стать изрядной помехой. Поскольку убрать их сейчас было некуда и некак, Кали отбросила эти мысли. Проку от них было ноль. Надо выбираться отсюда и брать ситуацию под контроль, пока ситуация не подмяла ее, а то, что это реально, она понимала. Достаточно было простого осознания того факта, что какая-то дрянь вытащила ее из ее привычного и спокойного мира и засунула сюда для своих гребаных экспериментов.

- Эй, - позвала Кали девчонку, говорившую по-английски, - привет. Кто ты такая?

Говоря это, она отступила от решетки и осмотрела свое помещение. Стену, потолок... особенно с той стороны, откуда забрали только что психованого сородича. Кали мысленно пожелала ему удачи, хотя сказать, к добру это для нее или нет, она не могла. И ответ на этот вопрос она тоже засунула в дальний ящик.


Vark
Беглый обзор подтвердил тупую надежность камеры. Любую стену можно развалить, любую решетку погнуть-распилить, но Кали явственно чувствовала враждебную магию, пронизывающую все вокруг.
Детский голосок ответил незамедлительно:
- Кто я? Кто... Не знаю, не помню... Снежная королева? Наверно она. Я так давно поймана здесь. А вы, тетенька, помните кто вы?
Сдерживаемые рыдания, прерывающийся голос на грани истерики.
Calipso
- Я - Кристина, - сказала Кали, - и я помню, кто я. Наверное, если пользоваться твоими аллегориями, я - злая фея. Потому что в Золушки я явно не подхожу.

Тупая надежность клетки не вселила в нее ни грана уверенности. Но зато дала четкое ощущение, что выход всего один. Фраза "пока дышу - надеюсь" вряд ли ей подходила, но смысл оставался прежним. Даже более глубоким, если вдуматься. Но надо было разговорить Снежную королеву. Информация... Кали подумала, что знание - сила и еще что это тоже обросшая бородой еще до рождества христова сентенция.

- И что тут происходит? - спросила она истеричную соседку по несчастью.
Vark
- Карусель... Мы маленькие лошадки, бегущие от вспышки до вспышки...
Девочка всхлипнула, промолчала секунду и продолжила чуть спокойней:
-Прости, так получается непонятно. Я придумала столько разных аллегорий. что они дерутся в моей голове. Мы участники испытания... вы само испытание. Кто-то посчитал очень мужественным забивать лошадок на манеже. Кто убил лошадку - тот и ковбой. Тому дают красивые сапожки и шляпу, кормят бургером и поят красненькой колой. Ты - маленькая лошадка, тебя интересно убивать только в табуне, меня неинтересно вовсе... Потому мы пока и живы... Русский - большая лошадка. Много колбаски...
EVILMOUSE
— Здесь недурно, <...> нары из струганого дерева.
Ярослав Гашек. Похождения бравого солдата Швейка

Бесконечная вялотекущая темнота. Глубокий сон без мыслей, образов или видений.
Бр-р-р-рым! Неприятный, громкий звук будильника в голове, от такого люди просыпаются, уже стоя на ногах, с единственным желанием: заткнуть это проклятое устройство. Что-то случилось. Или должно случиться. Что-то очень важное. И что-то нехорошее.


Голый мужчина, навзничь лежавший у стены, распахнул глаза и рывком сел, оперевшись на руки.

Кольнула боль в районе левого локтя, ставшая за последние годы привычной. По глазам резанул свет, он был особенно неприятен спросонок (как правильно назвать забвение, в котором он находился?). Он захлопнул глаза, потом снова их приоткрыл, на этот раз значительно более осторожно. Взглядом из-под прищуренных век обвел пространство вокруг.
Кто он? Хотя бы это понятно.
Где он?
Что он тут делает?
Что с ним происходило до того, как он тут очутился?
На последний вопрос, как ни странно, ответить оказалось почти также сложно как на два предыдущих.
Ночь (что же еще это могло быть? =). Он шел в гости. Трущобы, загаженный и изрисованный с пола до потолка подъезд многоквартирного дома. С лестницы раздавались приглушенные деревянной дверью шебуршание, пыхтение и возня. Он заглянул за дверь. Полутемное помещение, еще более грязное, чем предыдущее. Мужчина и женщина. Женщина без сознания или в сильном шоке. Мужчина...
Затем глаза застлала кровавая пелена, воспоминания отрывочные.
Звериный всепоглощающий страх, желание жить. Исчезают...
Женщины рядом нет. Он держит мужчину за голову и раз за разом с остервенением бьет затылком о стену. Не меньше квадратного метра штукатурки густо вымазаны бурой жижей с отчетливыми следами мозгов. Деловой костюм протагониста, совсем недавно казавшийся респектабельным и дорогим, изорван в клочья и перепачкан хуже, чем фартук работника скотобойни. Руки в крови по локоть...
Темнота...


Мужчина нахмурился, закрыл лицо ладонью и с силой провел большим пальцем правой руки по глазам.

Опять. Как это могло произойти снова? Как? Как он мог? Омерзительно. Он не Господь Бог, чтобы судить. Чтобы распоряжаться судьбами других людей, какими бы подонками те ни были.
Впрочем, жизнь — забавная штука, часто играет злые шутки. Теперь, похоже, он сам оказался в роли беспомощной жертвы.
Мужчина попробовал воспользоваться силой, дремавшей в его крови. Сила отказалась повиноваться. Это было неприятно. К хорошему быстро привыкаешь. Лишившись такого удобного инструмента, он почувствовал себя не в своей тарелке. Ощущение было такое, как будто внезапно правая рука начала работать также плохо, как и левая.
Одежды нет, следов крови тоже, за исключением маленького пятнышка на локтевом сгибе. Это значит, его помыли. Спасибо. Но зачем держать голым? Видимо, его хотят поставить в ситуацию, где ему будет некомфортно. Подчеркнуть его беспомощность и бессилие. Сознательно унизить. Зачем это нужно?
На своих, во всяком случае тех своих, которых он знал, это было не похоже. От собратьев можно было ожидать стен, оббитых мягкой тканью, пижамы, удобной мебели, сконструированной так ловко, что встроенные стальные браслеты почти не бросаются в глаза. И, конечно, они не стали бы держать в таком месте людей. Кому вообще пришло в голову держать тут людей?!
Тюрьма? Суд за нарушение маскарада? Вряд ли, нарушение было не настолько серьезным. Опять же не ясно, что в таком случае тут делают люди. Проникающие сюда едва уловимые запахи говорили, что он далеко от дома. Сотни, может быть, тысячи километров.
Пока вопросов больше, чем ответов. А те ответы, которые есть, пугают.
Нужно попробовать пообщаться с тюремщиками.


Мужчина встал, выпрямился, подошел к решетке, окинул взглядом соседние камеры и коридор, выискивая кого-нибудь, к кому можно было бы обратиться, и крикнул по-английски:
— Прошу прощения! Меня зовут Натан, со мной все в порядке, можете меня выпускать.
EVILMOUSE
Выглядит Натан примерно так:

Он кажется более молодым, чем изображенный на фото мужчина: лет тридцать пять, может быть, сорок. Волосы черные, а не седые. И костюма на нем нет =)
Он среднего роста, худощавый. Из примечательных особенностей стоит отметить небольшую ранку или язвочку в районе локтевого сгиба левой руки.
Cintia
Лидия пришла в себя не сразу, но постепенно, сознание вернулось из колодца глубиной в половину планеты, и она уставилась в потолок. "Солнечного света нет" - была её первая мысль. Ах, как отрадно знать, что повезло продлить свое существование. Но что это - она чувствовала магический оковы и ... голод. Кто бы не заботился о ней пока она была в отключке, досыта её не кормили.
И вот, она оглядевшись нащупала глазами решетку: "Клетка". И сразу почти забытое чувство животного страха, комком сжалось в её животе, и паника захватила её сознание, огромным усилием воли подавив в себе любую мышечную активность, медленно - минута за минутой она начала восстанавливать самоконтроль. До тех пор пока сознание ставшее ясным не подсказало единственно правильную стратегию: "не шевелиться, не двигаться, притворяться мертвой". Она оглядывалась полуприкрыв глаза и видела лишь стены, и отсветы факелов там за решеткой. А в это время кто-то буйствовал, вероятно в соседних камерах. Кто-то всхлипывал и кто-то стонал. Она была здесь не одна, но в её камере больше не было никого. Она приготовилась неподвижно ждать - если потребуется то многие недели...

Затем она увидела спускающегося толстяка и прикрыла глаза полностью полагаясь на слух. Она слышала как кто-то переговаривался. Как буйствовал медведь. Потом все это начало удаляться. И она снова смотрела на факелы, все также лежа неподвижно. Кто-то недалеко переговаривался сквозь прутья решетки. Она чувствовала Сородичей, но её это не заботило, кто бы они ни были, они - неудачники раз оказались здесь узниками.
Поэтому она не двигалась. Ментальными усилиями, насколько позволяли магические оковы, постаралась подавить любые признаки не-жизни, тюремщики, кто бы они ни были, должны понять то что она окончательно мертва.
Vark

Натан очнулся аккурат напротив давешней камеры Александра. Соответственно обзор получил более богатый. Факелы вот только...
Высокая симпатичная (голая ведь) женщина, кто-то едва видимый на полу следующей камеры, две камеры без решеток, девочка... Девочка.
Была она, в отличии от Натана и Кристины, обряжена в когда-то белый балахон. То ли ночнушку, то ли медицинскую накидку. Маленького росточка, руки-ноги худые и хрупкие. Голые плечи сплошь ссадины и синяки. Грязные космы длинных темных волос спадают вперед, скрывая лицо.
- Еще... еще...
Тихий поначалу голос девочки вернулся к прежней надрывности:
- Готовят хороший забег наши коровьи парни. Много лошадок, сильных-редких-необычных, хорошее зрелище. Стипль-чез на выбывание.
Натан хмыкнул про себя: твердя свою скороговорку девчонка сжимала пальчиками прутья решетки. Долбанные факелы мешали, но почти наверняка... Кожа на пальчиках ребенка пузырилась, коробилась, чернела...
Вик
Ещё один сородич пришёл в себя и сел, прислонившись спиной к стене. Это среднего роста латиноамериканец. У него длинные тёмные волосы; усы, в целом того же цвета, что и волосы, но по краям есть более длинные седые волоски. Очень обычное лицо. Где-нибудь в Мексике или Гватемале в толпе он бы просто потерялся. Но не здесь и не сейчас. Три пары сосков на груди ещё ничего, а вот мелкая ярко-жёлто-чёрная чешуя на животе -- очень заметна. Жёсткая щетина на предплечьях выделяется в сравнении с остальным телом. Когда мужчина моргает особо бдительные могут заметить, что третье веко у него не рудиментарное.
Сел на корточки, прислушался и замер. Ждёт.
EVILMOUSE
Происходящее нравилось Натану все меньше и меньше. Концлагерь для сверхъестественных существ. Но у них же тоже есть чувства, эмоции. У большинства, во всяком случае. Воспитанная на гуманистических ценностях натура Натана бунтовала против бессмысленной жестокости и ничем не оправданных издевательств.
Чумазая девчушка со следами ссадин и кровоподтеков по всему телу. Печально. Отвратительно. Она, похоже, на грани безумия. Или уже за гранью.
Натан терпеть не мог сюсюкать с детьми. Он был уверен, что дети все отлично понимают, не нужно ломать комедию, с ними нужно разговаривать также серьезно и ответственно, как и со взрослыми. Может быть, даже более серьезно. Но с девочкой он старался говорить максимально мягко.


— Солнышко, отпусти решетку, иначе руки будут работать так же плохо, как моя левая. Подумай, зачем тебе это нужно? Будь хорошей девочкой, разожми пальчики.
Vark
оффтоп

Девочка еще чуть придвинулась к решетке. Прядь волос зашипела будто коснувшись пламени.
- Это ведь просто игра, дяденька. Можно играть по правилам, а можно и поперек. По правилам прутики жжутся, а поперек...
Девочка оторвала ладошку от решетки и продемонстрировала Натану. Кожа была конечно сильно замызганной, но целой. Никаких ужасных ожогов.
- Игры в голове, игры в животе, игры под кроватью...
Наверху, со стороны едва угадываемого люка, послышался отдаленный шум.
- Колбаску набили. Ка-зы-лык... Мне работу тащат.
Вик
Луис что-то перестал понимать, что происходит. Его поймали шабашиты? Да, конечно, взяли живым и целым так, что он не заметил -- оочень правдоподобно. И в клетке бросили без присмотра. И это ощущение... какое-то колдунство? Хм. Или картель? Допустим, как-то нашли его днём и тогда, может быть, это не лишено... да какая разница! Ссуки. Плевать, кто, только дайте мне выбраться.
Латинос подался вперёд и послушно посмотрел на демонстрируемую не ему ладонь. Повернул голову на звук и всё-таки решил сказать хоть что-то, по-английски, но с заметным испанским акцентом:
- Кто они? -- голос вышел немного хриплым.
Cintia
"Один из голосов - детский" - думала Лидия, - "Кто бы ни скрывался за этим голосом, звучит он достаточно безумно. Ведь детей не бросают в тюрьмы и не истязают, а чародей принявший облик ребенка по неведомым своим причинам, никогда не станет вести такие речи. Наверное он или она спятила от безысходности".
Думая так, Лидия продолжала лежать неподвижно, не шевелясь, в неестественной позе. Её длинные русые волосы частично прикрывали наготу. Она лишь на полсантиметра сдвинула голову влево, чтобы из под полуспущенных век была лучше видна площадка с факелами...
Vark
Дайсы



Если девочка и хотела ответить, возвращение Александра ей помешало. Выглядел русский... неаккуратно.
Открылся люк на потолке, стукнулся в пол трап, и по ступеням сверглось тело. Весь искореженный, с зияющими разрывами кожи, с неестественно изломанными конечностями. Довершал кошмарность еще нюанс: невидящие глаза уставились в потолок, хоть тело и свалилось животом вниз.
Тюремщик спустился следом. Маленькие глазки пробежали взглядом по камерам, проверяя сохранность хозяйства. Затем вогнал мясницкий крюк в бедро Александра и продернул тело в сторону.
Девочка и тут заговорила первее остальных:
- Время, время, времяяя... Открывай решетку Робин Бобин, я готова к танцу душ.
Calipso
Кали по-прежнему стояла у решетки. Она лихорадочно думала. Думала о том, что плыть по течению, когда нет иного выхода, может, и хорошо и даже правильно. Но надо искать возможности выбираться из колеи. А то, что колея эта уже завела ее в полное дерьмо и продолжение будет только хуже, в этом у нее не было ни капли сомнения.



- Объясни мне, как это ты играешь поперек? - попросила она девочку. - Я тоже хочу научиться.

И оттого, что тело Александра только что протащили мимо нее на крюке, это желание только усилилось. Впрочем... впрочем Сородичи - штуки живучие. В полной смерти этого она не была до конца уверена. Хотя досталось ему так, что даже она на это месиво не могла смотреть без содрогания. Была в ней некая жилка эстетики, нечто, что заставляло ее где-то внутри содрогаться при виде подобных изуродованых трупов. Хотя... хотя она могла без содрогания привести кого угодно в такое состояние. Особенно, если входила в раж. Или если очень хотела. И не только могла. Делала.
Вик
Латинос промолчал. С интересом проводил взглядом тело. Его оно заинтересовало, как минимум практически: легко ведь можно стать следующим, но только в чём следующим? За что это парня утащили -- или его только притащили? Может быть он, Луис, сам выглядел не лучше? Много крови, какие-то хитрые методы по удержанию вне сознания -- и вот, почти не осталось следов. Так, пара синяков, пусть и не самых удачных. Но если всё-таки отсюда выводят, то зачем? Пытать до возвращения пульса, а потом куском мяса кидать обратно? Просто бить, наблюдая, как жертва реагирует на разные повреждения? Может быть, этот кусок мяса в чём-то провинился и это -- назидание остальным? Ох уж эти размышления, никогда ничего не дают, только мути наводят.
Чешуйчатый мрачно вздохнул, прислонился обратно к стене и прикрыл глаза. Пока всё равно ничего нельзя сделать.
Vark

Девочка процитировала почти полностью стишки о Барабеке в оригинале, но вопрос Кали видимо услышала. Нельзя быть уверенным, если честно:
- Ходи ферзем как конем, ешь шашки по две в ряд, повышай ставки при трех одной масти... Собачка кусается, только когда веришь в её кусучесть...

Тюремщик тем временем что-то готовил. Впервые в его действиях чувствовалась напряженная сосредоточенность. Оставив тело Александра перед клеткой девчонки, он отошел в противоположный конец диаметра и стал плести пальцами сложные цепочки комбинаций. Натан в результате практически лишился обзора. Не будь клетки он вполне мог бы, скажем, поцеловать сумоиста в шею не двигаясь с места. В смысле: "поцеловать". Жалко что клетка.
Тюремщик выполнил последнее движение. Все узники почувствовали всплеск магии той же чужой природы. Решетка перед девчонкой исчезла. Дрожащее маленькое тело в то же мгновенье рвануло вперед и прижалось к изувеченному Александру. Было в этих действиях что-то пронзительно трогательное... или хищное. Уж кому что показалось.
EVILMOUSE
Оффтоп
Calipso
Кали имела кое-какие взгляды на ситуацию. К примеру, решетка. Пока ты веришь, что она может сделать тебе что-то дурное, она это сделает. Потому что она в твоей голове или в сердце, или в печенке. Надо только заставить себя поверить в то, что решетка - это вообще иллюзия. И что она может держаться за нее. Но события развивались с быстротой, требующей внимания к ним, и пренебрегать этим именно сейчас, было до преступного безумия глупо. Самоубийственно глупо. Что бы ни происходило вокруг, выскочить сейчас за пределы решетки на глазах у тюремщика, у этого существа, имеющую странную силу и связавшего одного из Сородичей так легко и уверенно, это... это неразумно по меньшей мере. И еще эта девочка, хотя какая она ко всем чертям девочка?

Кали стояла вблизи решетки, впрочем, совершенно той не касаясь, выбросив ее существование из головы пока, и глядя на то, как развиваются события дальше.
EVILMOUSE
С одной стороны, девочка напоминала некоторых из сородичей Натана, некоторых из «своих». Таких людей иногда хотелось прижать к себе, обнять и защитить. Иногда они пугали. Иногда казались очень опасными. Иногда были таковыми. Иногда их острый ум и неординарное понимание ситуации вызывали восхищение. Натан любил таких людей.
С другой стороны, была в ее поведении какая-то фальшь. Что-то напоминающее актерскую игру. Талантливую, убедительную, но, как это часто бывает с актерской игрой, несколько избыточную. С «солнышком» все не так просто, как могло показаться на первый взгляд. С ней нужно быть настороже.
«Сыграть поперек» — что она имела в виду? У Натана была идея, как это можно сделать, но пробовать не хотелось. Слишком рискованно. Кто знает, что будет, если ему удастся вырваться на волю в таком состоянии? Этот вариант можно рассматривать только как крайнюю меру, на случай если все остальные способы разрешения ситуации будут исчерпаны...
Размышления Натана были прерваны появлением толстяка, кантовавшего тело с помощью крюка.


Натан отступил на шаг назад и стал буравить глазами необъятную спину. Он дождался, когда тюремщик закончит ворожбу, и окрикнул его:
— Мистер, кто вы такой? Где мы? Почему нас здесь держат?
Calipso
Она выжидала. Вопросы это такие штуки... Вовсе не обязательно произносить их вслух, чтобы быть услышаной. Чаще всего найдутся другие, которые зададут твои вопросы сами. И поэтому ты всегда найдешь ответы. И лишь тогда, когда все вокруг будут молчать... тогда стоит задуматься о том, чтобы облечь мысли в слова очередного вопроса.
Cintia
Татуированный толстяк которого Лидия наблюдала из под полуспущенных век вызывал у неё куда как больше эмоций чем изувеченное тело сородича. Она чувствовала трепет и ужас. От толстяка исходило ощущение чудовищной силы и испуг снова пробрал её до самых костей. Сородич не шевелился, впрочем мог быть не окончательно мертвым не смотря на все свои повреждения. Скорее всего так и было.
Лидия слушала диалоги и прикидывала в уме не попытаться ли вступить в контакт для того, чтобы сообща напасть на тюремщика. Решила что шансов нет и отказалась от этой затеи.
Vark
Ответить тюремщик не соизволил. Впрочем, возможно, что и не мог. Судя по виду, он продолжал поддерживать крайнюю степень концентрации. Творил ли он ворожбу или был просто наготове, сказать невозможно.
Девочка тем временем маленьким паучком сновала по телу Александра и рядом с ним. Ее ручки шарили по мертвому телу непрестанно. Иногда же она прижималась к телу и губами. Зрелище трогательное, но с горчинкой, с намеком на инцест... В один из моментов своего исследования она обхватила тело каинита ногами и руками, прижалась всем тельцем и вжала свои губы в рот ласомбра. Замерла в таком положении на долгую минуту.

Когда минута прошла, девочка тихонько запела. Что-то очень грустное и едва слышное. Медленными вкрадчивыми движениями она принялась менять положение тела Александра. Щелкали суставы вставая на место; похрустывали кости, совмещая поломанные края; разрывы срастались, содранная кожа нарастала заново...
Вик
Латиноамериканец приоткрыл глаза, услышав пение, пробормотал "Toma tu camilla y anda" и через несколько секунд закрыл их обратно. Это было странно. Это было любопытно. Но никак пока его не затрагивало. Хотя она, конечно, молодец; если, конечно, её действия -- именно то, чем кажутся. Луис отметил её про себя: губы его шевельнулись, когда вампир беззвучно произнёс: я ттебя запомниил. И криво ухмыльнулся ассоциациям.
Calipso
Кали по-прежнему стояла у решетки. То, что происходило у нее на глазах, объясняло многое, но не все. А она не любила, когда оставались неясности и непонятности. Но еще больше она не любила спешки и несвоевременных действий. А в том, что любое почти ее действие сейчас будет несвоевременным, опасным и совершенно лишенным даже намека на какую бы то ни было пользу для нее, она не сомневалась.

logan
И увидел я сон, и этот сон ускользнул от меня(с)

Виктор безмятежно спал, по крайней мере, ему это так казалось. В принципе почти так оно и было, но в этот раз все было иначе... На этот раз он видел сон. Он и раньше видел сны, но это были бессвязные видения каких-то сцен отдаленно связанных с его не жизнью.

А сейчас ему снилась его родная деревня, его родной дом. Он сидел за столом и разговаривал со своей мамой. Во время разговора с мамой он ел свои любимые пирожки с повидлом и наслаждался их вкусом.

Потом он вышел на улицу и чуть не ослеп от света солнца. Света, которого он так давно не видел, не ощущал его тепла на своей коже...

...Внезапно все вокруг поглотила тьма, как будто кто-то просто выключил его сон...

…Виктор лежал на земляном полу своей камеры в позе эмбриона, а в глаза бил свет горящих факелов. Но только он это понял, как новая волна реальности растеклась по всему телу, отдаваясь звоном в ушах, так что он ничего вокруг не замечал пока это не прошло.
logan
Следом за болью и звоном пришли ярость и отчаяние. Виктор хотел было с ревом ударить кулаком в стену, но из-за слабости в связи с отсутствием былых сил, он лишь резко дернулся и что-то прокряхтел. После этого Виктор смог унять свои эмоции и решил попытаться более внимательно оценить обстановку.

Виктор осторожно открыл глаза, и аккуратно присел, скрестив согнутые в коленях ноги перед собой. Он дал глазам немного привыкнуть, посмотрев в пол, а затем стал внимательно осматриваться вокруг себя. Смотреть было особо не на что, но выводы можно было сделать. Эти выводы порождали новые вопросы, ответы на которые, как показалось Виктору, можно было получить только вне его камеры. Впрочем, пытаться выбраться пока он не хотел – нужно было больше информации.

Сидя мало что можно было разобрать за пределами камеры, поэтому Виктор встал и, приблизившись почти вплотную к решетке, стал внимательно изучать то, что было за ней, немного наклоняясь в разные стороны для более удобного угла обзора. Если кто и мог в это время разглядеть его, то взору бы предстал уроженец Канады лет тридцать пять на вид, ростом примерно сто восемьдесят пять сантиметров, крепкого телосложения с короткими, темно-русыми волосами на голове.
Random
Придя "в себя" Александр сменяет чувства как в калейдоскопе: страх, ярость, досада, удивление и опять спокойствие в шатком равновесии. Его самолюбие задето ничуть не меньше тела, но, слава Тьме, он отключился вовремя и наконец-то может перевести дух и подумать. Кстати, тело... Тела-то и нет... Дьявол! "Что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!"

EVILMOUSE
Тюремщик пропустил вопрос Натана мимо ушей. Может быть, он как-то участвовал в ворожбе, которую творила девочка (контролировал ее?) и боялся нарушить концентрацию. Может быть, не говорил по-английски. Может быть, сознательно игнорировал Натана.
Натан временно прекратил свои попытки вытащить из толстяка что бы то ни было. Он решил дождаться окончания ритуала, а затем повторить свои вопросы на английском, французском, испанском и китайском языках. По-китайски Натан толком не говорил, но из той дюжины слов, которые он знал, можно было составить вопрос «где я?». «Нали во?».


Наблюдая за колдовством, которое творила девочка, Натан (совсем не к месту) подумал о христианской морали, культурологическом аспекте и специфике восприятия, свойственной современникам. Маленькая девочка, всем телом прижимающаяся к взрослому мужчине, целующая его в губы. Сложно было избавиться от ощущения, что происходившее было чем-то неправильным. В голове всплыли слова «педофилия» и «инцест». Хотя умом Натан понимал, ритуал не имел ни с первым, ни со вторым ничего общего. Раньше люди смотрели на такие вещи иначе. Спали голыми, плотно прижавшись друг к другу. Так было теплее. Считалось, что это полезно для здоровья. Если один человек хворал, другой мог поделится с ним энергией через телесный контакт. С этой точки зрения (глубинной, если угодно, хтонической), ворожба маленькой ведьмы выглядела очень логичной.
Натан окинул взглядом собратьев по несчастью, решил посмотреть на их реакцию. Его соседка из камеры справа, очень привлекательная молодая женщина с безукоризненной осанкой, сохраняла бесстрастное и отстраненное выражение лица. Латино-американец, гангрел, судя по аниморфным вкраплением, был раздражен и с трудом держал себя в руках. Его можно было понять. Остальные либо еще не проснулись, либо притворялись спящими, либо не пришли в себя после забвения.
Vark
оффтоп

Зрелище тревожное. И уж точно - редкое. Девочка собрала вампира практически по кусочкам. Под ее ладошками развороченная плоть скрылась за гладкой новенькой кожей. Никаких тебе франкенштейнов, никаких швов и шрамов. Ласомбра и так был вполне себе видным парнем, но тут предстал будто обновленным, светящимся...
В довершение, девчонка снова на долгие несколько минут впечатала страстный поцелуй в губы Александра.



оффтоп2
Random
Если ты в пустыне, то берешь воду из любых рук, что дают ее..

Vark
Дайсы

Вот Александр лежит в пикантных обЪятьях юной лекарки, а вот он уже в работе. Выскользнув из под девочки, каинит бросился в атаку. Сумоист реагировал невероятно быстро. Его пальцы плели новые знаки с резвостью разъяренных шершней... Тело Александра зацепило чем-то невидимым, скребнуло болью по позвоночнику... Два тела сшиблись, врезались в решетку перед Натаном, рухнули на пол. Хорошо, что тюремщик оказался снизу, но не так хорошо, чтоб прямо "ура!". Руки толстяка сжали туловище Александра с безвариантностью паровых поршней.
И тут раздался лязг падающей решетки. Девочка, сжавшись в почти незаметный комочек, старательно выводила пальчиками сложные движения. Ошибалась, морщилась, начинала заново... Клетка Луиса открылась первой, потом Натана... Потом заминка - перестало получаться у мелкой.
Рука Александра глухо хрустнула. Круги своя...

Оффтоп
Cintia
Её словно обожгло огнем, волна жара прокатилась по телу и ударила в лицо, словно она была еще живой и могла покраснеть от прилива крови. Так Лидия отреагировала на упавшие решетки... но нет, её камера не открылась, и она снова постаралась погасить все проявления не-жизни. Решив действовать только наверняка.
Вик
На мгновение, когда исцелённый напал на тюремщика, Луис очень ярко ощутил своё бессилие, смешанное почти с завистью. А потом раздался лязг и сородич забыл про решётку и сомнения: спиной и руками толкаясь от стены, он выпрямил ноги, выбрасывая себя из клетки. Выпустил в полёте все когти и присоединился к противоестествественным объятиям борющихся.
Calipso
Кали восприняла совет девочки буквально. Почти. Решетка полна магии. Вот только в чем эта магия? Может быть, проблема не в решетке, а в ней самой? Она - замок, она и ключ. Если... если сосредоточиться на том, что решетки, возможно, и нет вовсе. И не решетка эта, жгущаяся и полная дурной и недоброй магии, а просто решетка. Прутики тонкие. Можно погнуть их и выскользнуть в щель. Не такая уж она и толстая...

Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2018 IPS, Inc.